Михаил Курчатов

РЫНОК ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ СТАРТАПОВ - НАСТОЯЩЕЕ ИЛИ БУДУЩЕЕ?


Образовательные технологии (edutech, эдутех) входят в число популярных за рубежом ниш стартапов, созданных на стыке медиа и сервисной составляющей. «Возраст» рынка эдутеха насчитывает порядка 15 лет – они возникли в самый разгар эпохи доткомов, успешно пережили два экономических кризиса и сейчас представляют собой весьма бурно развивающийся в мире сегмент. Тем не менее, на российском рынке наблюдается определенное отставание в этих проектах и очевидная незанятая ниша. 


Определение


Эдутех объединяет не только электронные библиотеки учебного контента, а также медиа вокруг научной тематики – видеохостинги, блог-платформы, системы коллективной работы исследователей. Сегодня к ним можно отнести такого рода мэшапы, где смыкаются технологии как специализированной социальной сети, так и обычного файлового хранилища для контента, наполняемого специалистами (кураторами, модераторами и так далее). Обычно такие проекты организовывают или сами преподаватели дисциплин в вузах, или связанные с издательским или медиабизнесом предприниматели. В США такие инициативы исходят преимущественно от коммерческих вузов и издательских домов, в Европе – от общественных организаций. Россия пока находится в процессе формирования предложения, но движется в сторону американского подхода.

В силу того, что за десятилетие существования таких ресурсов сам Веб сильно изменился, эдутех становился более гибким по отношению к своим пользователям – если раньше подобные сервисы не были ориентированы на молодую аудиторию из соцсетей и различных интернет-сообществ, а просто оптимизировались под посетителей с поисковых систем или читателей онлайн-библиотек при вузах, то с Facebook-эры они стали выступать как еще один «слой» в социальном Вебе, где найти нужный материал становится одновременно как проще – по аналогии с уже «залайканными» записями или категориями, так и сложнее – из-за возрастающего объема.

Аудитория типичного эдутех-проекта – это студенты и аспиранты, а также люди, получающие дополнительное образование (обычно это менеджеры и управленцы). Это связано с тем, что именно в возрасте 18-35 лет человек пытается проявить инициативы в области саморазвития и сохраняет платежеспособность. Кроме того, эдутех-проекты довольно хорошо реализовывают идею непрерывного обучения, когда выпускник вуза продолжает получать подготовку по дисциплинам, которые нужны на его работе, а также по возможности получает новую квалификацию, сертифицирует свои знания и навыки и так далее.

 образование


Рыночное развитие


Рынок эдутеха является зрелым по отношению к более молодым нишам, как, например, социальный e-Commerce или финансовые ИТ. Основные сделки на этом поле происходили и происходят по достаточно высоким оценкам – инвесторы получают в среднем доходность от 300-400% (без учета прогноза IPO некоторых проектов), продавая стратегическим инвесторам небольшие компании, оценка которых составляет более 250-500 млн долларов. Чаще всего на выходах применяется затратный способ, который не рассматривает good will подобных стартапов – его обычно учитывают только на «входе» крупные фонды и инвесторы вроде Билла Гейтса или Andreessen-Horowitz.

Всего в мире, по оценкам RusBase, существует около 400 проектов, относящихся к сфере эдутеха (за вычетом сугубо медийных проектов, которые больше относятся к образовательным СМИ и играм), большинство из которых является LMS – программными решениями для организации обучающих курсов. В основном в развитых странах (США, Западной Европе и Юго-Восточной Азии) эдутех-стартапы ориентированы на дополнительное образование и на аудиторию студентов и выпускников, которые используют ресурсы для совершенствования существующих знаний. В развивающихся странах (регион EMEA и Россия) эдутех связан преимущественно со средним образованием и подготовкой к поступлению в вузы для абитуриентов естественно-научных и точных дисциплин.

УфаевПо мнению Дмитрия Уфаева, управляющего партнера Synergy Innovations, сейчас на рынке эдутеха происходит поиск новой парадигмы дистанционного обучения. “Старые подходы, такие как видеолекция на час и текстовые материалы, работают все хуже и хуже. Та же Coursera и EdX говорят, что только 5% подписавшихся на курс доходят до конца курса. Современное поколение разучилось воспринимать длинные потоки информации, - констатирует он. - Новый подход заключается в дроблении информации на более мелкие порции. Помимо этого возрастает объем стартапов, в которых подача образовательного контента фокусируется на мобильных технологиях. Люди смогут получать знания небольшими порциями со своих смартфонов тогда, когда им это максимально удобно”. 


Российский путь


По данным соцопроса «Фонда развития интернета», 80% школьников и 50% родителей убеждены, что являются уверенными пользователями Сети. Однако на практике, только треть и родителей, и детей являются продвинутыми пользователями.

И подростки, и родители демонстрируют наибольшую цифровую компетентность в зарубежном сегменте Сети. Мотивация, которая также влияет на уровень цифровой компетенции, у рунетчиков весьма заниженная по сравнению с Западом – около 20%. Пользователи рунета могут работать с контентом, но достаточно плохо потребляют товары и услуги онлайн.

Устранять свою некомпетентность в интернет-экономике товаров и услуг готовы только каждый пятый ребенок и каждый пятый взрослый, говорят социологи «Левады-Центра».


Рыночные перспективы


Совокупно рост рынка с момента появления на рубеже 1990-х-2000-х годов составил около 20 раз, а его инвесторы вложили суммарно в эдутех не менее 1,5 млрд долларов с учетом России, где рынок начинался в середине 2000-х годов с 220 млн долларов. В большинстве своем инвесторы принимают участие не в ангельских раундах с небольшими суммами, а в раундах А или B, когда создатели стартапов набрали необходимую аудиторию или создали до конца технологию, которая делает оценку компании на порядок кратной, чем в самом начале проекта - тогда инвестиция становится интересной венчурным фондам в силу масштабов продукта.

В 2013 году в России сегмент обучающих сервисов для всей семьи стал в числе пяти наиболее быстрорастущих секторов. Это стало достаточно интересным событием, которое, впрочем, не вырождается в тренд - рынок обучения сильно подвержен административным барьерам и ресурсам, поэтому сколько бы не появлялось проектов на нем, побеждают только «стартапы из тусовки». Так, по данным RusBase, в 2013 году произошло 23 сделки в проекты, попадающие в сектор эдутеха в России. В числе крупных сделок — 3 млн инвестиций в образовательный краудсорсинг-сервис в виде школьной соцсети GlobalLab, являющийся резидентом «Сколково». Проект привлек инвестиции от фонда ВЭБ Инновации и Института новых технологий. Виртуальная лаборатория, соединяющая школы из России, Америки, Европы, Латинской Америки и Азии, дает широкий спектр исследований по всем школьным предметам: от литературы, культуроведения и языкознания, до математики, химии, физики и биологии. Kаждый может создать собственное исследование и привлекать к нему внимание других участников.


Бизнес-модели


Большинство эдутех-стартапов ориентированы на использование одной из трех бизнес-моделей:

- продавать данные своих посетителей или подписчиков рекламодателям, потому что таргетированная реклама в платежеспособном сегменте западных ученых стоит дороже обычной (ResearchGate);

- делать аналитику по загруженному контенту и подбирать необходимые исследования за отдельную плату (Academia.edu);

- предоставлять дополнительные платныее сервисы вроде хранилища материалов и организации дискуссионных площадок для вузов (Mendeley).

Так, например, проект Questia Media, созданный в 1998 году, на момент своего публичного запуска в 2001 году он представлял собой электронную библиотеку журналов и книг по научным тематикам, доступную по подписке. К моменту поглощения стратегическим инвестором в 2009 году, стартап имел 400 тыс. подписчиков, оплативших годовой абонемент для доступа к 2 млн единицам контента (учебники, статьи, журналы, газеты) в размере 99,95 долларов (существовали также месячные и квартальные подписки, а также абонементы на выбранную сферу знаний). Большая часть контента была эксклюзивной, выдавалась в поисковых системах и в объявлениях контекстной рекламы.

Другие примеры - стартап по выполнению домашних заданий старшеклассников и студентов вузов Student of Fortune, в 2011 году проданный как прибыльный бизнес сервису аренды учебников Chegg, собирающемуся сделать IPO в 2013-2014 году. А также проект GripNote (онлайн-магазин лекций, семинаров и пр.), прошедший акселерацию в Plug’n’Play, поглощенный американским сервисом по сравнению цен на учебную литературу TextBo.

Медийная реклама позволила, в свою очередь, взлететь таким стартапам как Academic Earth – аналог Hulu для образования, предшествовавший (основан в 2008 году) популярным сегодня Coursera и его клонам. Среднемесячная аудитория проекта составляла около 400 тыс человек с практически нулевыми затратами на маркетинг, что привело к тому, что в 2011 году стартап был приобретен Ampush Media, развивающей онлайн-платформу для образования.

У существующих сегодня эдутех-проектов достаточно сложная бизнес-модель, причем не всегда запущенная на момент появления инвестора.

Как рассказывает Станислав Косоруков, старший аналитик Prostor Capital, профессора престижных вузов тратят свое драгоценное время на создание курсов в подобных проектах как Coursera, за которые им не платят или платят очень небольшие гонорары, ради того, чтобы повысить уровень узнаваемости своей персоны, что впоследствии позволит им монетизировать свое имя.


Перспективы


Эдутех-стартапы будут развиваться в том же русле, как и бизнес-соцсети и видеохостинги, привлекая своией интерактивностью и возможностью валидации и верификации контента в отличие от «кустарных» социальных сетей общего назначения, как Facebook или ВКонтакте. Вполне предсказуемо, что существующие к сегодняшнему дню проекты могут избрать модель развития по франшизе, предоставляя свои программные разработки как «точку сборки» для локальных проектов, выстраивая вертикальные проекты по разным областям. Рынок эдутеха, по оценкам RusBase, в 2014-2015 году Балквырастет на 30% во всем мире (в России – на 50%) на фоне складывающихся нескольких выходов инвесторов из подобных проектов.

“Я сейчас вижу очень много проектов в области онлайн-образования в России и я бы скорее сказал, что в процентном отношении доля стартапов в сфере онлайн-образовании в России заметно выше, чем в США, где эта сфера традиционно не очень популярна среди инвесторов”, замечает Игорь Балк, advisor Talent Equity Ventures.


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно