Ксения

Эксперты: Nikkei придется преобразовать Financial Times, чтобы оправдать стоимость покупки


В четверг, 23 июля, завершилась сделка между японской Nikkei и британской Pearson по продаже FT Group, в которую входит издание Financial Times. Покупка обошлась Nikkei в $1,3 млрд (844 млн фунтов стерлингов). Эксперты рассуждают о том, что будут делать японские бизнесмены, чтобы покупка оправдала свою стоимость.


Фото: Fotoimedia

Как пишет The Telegraph, Nikkei придется серьезно наращивать цифровой бизнес группы на сложном рынке с высоким уровнем конкуренции. Pearson, отмечают эксперты, следовало продать FT Group еще несколько лет назад, однако только теперь образовательный гигант смирился с неизбежным. Среди покупателей ранее называли Bloomberg, Axel Springer и Thomson Reuters, однако в результате им стала японская корпорация. Для Pearson эта сделка очень хороша (особенно с точки зрения суммы), теперь компания сможет полностью сосредоточиться на своих образовательных проектах. Единственно, что занимает экспертов, так это вопрос, почему компания не продала FT Group раньше, ведь медиа никогда не были ее основным бизнесом. (Есть мнение, отмечает The Wall Street Journal, что дело было в бывшей главе Pearson Марджори Скардино, которая говорила, что FT будет продана только через ее труп.) Как пишет издание, это не первый случай, когда Nikkei платит крупную сумму за медиаактивы. Например, компания выкупила долю в Monocle magazine за $115 млн, когда стремилась увеличить присутствие на рынке англоязычных СМИ.

Интересно, пишет The Telegraph, как Bloomberg отреагирует на появление нового гиганта на рынке финансовых СМИ. Будет ли корпорация создавать конкурента? News Corporation, владелец The Wall Street Journal, может принять решение об активизации усилий, особенно на внутреннем американском рынке, чтобы извлечь пользу из переворота в FT.

Есть и ряд других вопросов, которые возникают относительно этой сделки. Например, компании, покупая бизнес в своей отрасли, набирают туда свою команду. Будет ли такое в случае с Financial Times, и если будет, то когда? Отправит ли Nikkei туда собственные кадры или будет искать сотрудников в США или в Великобритании? Nikkei и FT чрезвычайно удачно дополняют друг друга, особенно что касается рынков Европы и США, однако будет интересно посмотреть на стратегию на других рынках, в частности, в Китае, пишет The Telegraph.

Издание также обращает внимание на миссию компании Nikkei. В частности, в Nikkei считают, что рыночная экономика с небольшим государственным участием - лучшая политика для благосостояния Японии. А FT, говорится в статье, поддерживало лейбористскую партию.

Как пишет The Wall Street Journal, данная сделка не включает в себя лондонскую недвижимость FT Group в One Southwark Bridge или акции Pearson в Economist Group (в частности, долю в российской газете "Ведомости"). Сделка будет закрыта в четвертом квартале 2015 года. По данным The Wall Street Journal, полученные деньги Pearson направит на образовательные проекты либо вложит в цифровые технологии и станет заключать сделки в странах с развивающейся экономикой. В феврале Pearson сообщил о снижении чистой прибыли за 2014 год до 470 млн фунтов стерлингов по сравнению с 538 млн фунтов стерлингов годом ранее. На 4% упали продажи, доходы в Северной Америке - на 3%.

Для Nikkei это, разумеется, крупнейшее приобретение за рубежом. У компании есть флагман Nihon Keizai Shimbun, и все японские бизнесмены и топ-менеджеры обязательно ежедневно читают это издание, хотя его тираж - всего 3 млн экземпляров, что меньше, чем у других японских газет. Конечно, японская культура отличается от западной, и могут возникнуть некоторые вызовы в процессе включения FT в общую структуру Nikkei. Японские СМИ обычно довольно почтительны к компаниям и государственным служащим, о которых они пишут. А вот иностранные издания, в числе которых и FT, уже проявляли себя довольно агрессивно в отношении японских скандалов (в частности, касательно проблем с бухгалтерской отчетностью в Olympus Corp. в 2011 году).


Комментарии


Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно