Ксения

Foreign Policy: мертва ли русская литература?


Американское издание Foreign Policy опубликовало статью, что американские читатели, выросшие на книгах Льва Толстого и Бориса Пастернака, надеются на возрождение русской литературы в связи с тем, что 2015 год в России - год именно литературы. Они хотят вернуться к той волшебной земле, которую обнаружили в книгах, говорится в статье. Пока же все довольно плачевно: те, кто испытывает ностальгию по Наташе Ростовой и Юрию Живаго, с трудом могут назвать хотя бы одного современного русского писателя, говорится в статье.


Фото: РИА Новости

Последним российским романом, ставшим в Америке сенсацией, стал именно "Доктор Живаго", опубликованный за год до того, как его автор Борис Пастернак получил Нобелевскую премию по литературе (это произошло в 1958 году). В 1973 году на Западе был опубликован "Архипелаг ГУЛАГ" Александра Солженицына, и с тех пор ни один русский писатель не становился знаменитостью.

Благородные усилия по переводу и распространению современной русской литературы имеют место, но сегодня в США из всех переведенных на английский язык книг только 4,6% - русские. Русский язык в литературе далеко позади оставили французский, испанский и немецкий. "Великие книги пишутся сегодня в России, но недостаточно их переводится", - приводит Foreign Policy слова российского поэта Дмитрия Быкова, литературного критика и биографа Пастернака. Журналистка Маша Гессен с ним не согласна - она считает, что снижение интереса к русской литературе на мировом уровне вызвано тем, что сейчас в России не пишут книг "мирового класса". Русская литература не так популярна, потому что мало осталось того, что стоит читать, сказала Гессен. Общее российское культурное "гниение", по ее словам, повлияло в большей степени на литературу.

При этом есть еще как минимум два объяснения падения популярности русской литературы. Первая - это плохие дистрибуционные сети США. Однако директор московского издательства "Глас" Наташа Перова отметила вторую: по ее мнению, у американских дистрибьюторов сейчас "аллергия на все русское". В начале 1990-х годов, говорит она, русское очень приветствовалось, поскольку мир возлагал большие надежды на Россию, все думали, что Россия интегрируется в европейский контекст. "Но в итоге Россия вернулась к старому, и люди отвернулись от нас", - сказала Перова.

Возможно, рассуждает автор статьи в Foreign Policy, символы в русских романах непонятны современным западным читателям. Как герои романа Александра Солженицына "Раковый корпус", лечившиеся с помощью химиотерапии, навсегда изменились из-за принятого яда, жизнь русских стала слишком мрачной, чтобы они немедленно вызывали сопереживание. Впрочем, говорится в статье, пользователи хэштэга #FirstWorldProblems (на самом деле, речь в записях идет о довольно мелких проблемах. - ред.) вряд ли могут понять, с какими лавинами отчаяния сталкиваются их российские сверстники.

Многие российские авторы сами сильно ориентированы на Запад, пишет Foreign Policy. Борис Фишман и Гари Штейнгарт живут в Нью-Йорке. Михаил Шишкин, которого любят и ценят на Западе и чьи книги переведены на многие языки, живет в Цюрихе. Его роман 2005 года "Венерин волос" - о разрыве между Россией и буржуазной, самодовольной Швейцарией, а последний роман отражает не только сложное настоящее России, но и прошлое.

Переводчик и основатель издательства Deep Vellum Publishing в Далласе Уилл Эванс предлагает еще одну теорию, почему русские книги стали менее популярными на Западе, и говорит, что американцы понимают и "читают" Россию особым образом. Учитывая холодную войну и ее нестабильные последствия, они склонны политизировать всю русскую литературу, читают для большей политической проницательности. Действительно, как и в середине прошлого века, когда политика сверхдержавы отражалась в творчестве Пастернака, некоторые известные на Западе новые российские авторы имеют "политический груз". Например, Захар Прилепин, чьи романы "Грех" и "Санькя" недавно были опубликованы на английском языке, служил в Чечне и стал радикальным оппозиционером. Затем, после присоединения к России Крыма в прошлом году, он удивил своих поклонников, восхваляя ополченцев Новороссии.

Западные читатели видят и сюрреалистическое изображение России - многие переводимые сейчас на английский книги написаны в жанре антиутопии. Например, в дебютном сборнике рассказов молодой москвички Анны Старобинец "Переходный возраст" Москва разрушена в ходе войны между людьми и андроидами. А роман Виктора Пелевина "Шлем ужаса" создает кошмарную реальность, в которой герои, встретившиеся в интернет-чате, оказываются в ловушке виртуального лабиринта.

При всех своих достоинствах, современные русские произведения не могут удовлетворить ностальгию, которую американские читатели питают по отношению к другим романам. Литературная культура России изменилась. Россия по-прежнему "производит" больше книг, чем другие страны: в 2013 году около 120 тысяч новых книг были опубликованы на русском. Но нынешние писатели - контент-провайдеры, которые борются за внимание на оживленном рынке развлечений и информации.

В прошлом русские смотрели на свою литературу как на образец жизненной философии, писатели были духовными законодателями страны. В работах Толстого и Достоевского, Пушкина и Чехова русские находили свои моральные "болты и гайки", чтобы бороться с силами истории, которые грозили разорвать их на части. Писатели были кем-то большим, чем простые смертные. Сегодня Путин пообещал возрождение литературы, однако русских писателей теперь не обожествляют на родине (не говоря уже о других странах). Но, во всяком случае, в последние 23 года российское издательское дело было свободно от цензуры, говорится в статье Foreign Policy. Даже если Россия вступает в еще один "цикл угнетения", писатели будут документировать каждый "поворот винта" - и лучшие из них напишут вещи, которые станут классикой.

Комментарии

  • Михаил Коротких — 19:24, 25.03.2015
    Современных писателей в России никто не читает и не будет читать, потому что они пишут только за деньги и пишут такую ахинею, что уже после третьей страницы закрываешь книгу и везешь ее на дачу для разжигания мангала.
    • olezhkafomin74bkru
      Олег Фомин — 09:58, 26.03.2015
      А мне Тармашев очень даже нравится...
      • mgkorotkikhmailru
        Михаил Коротких — 14:13, 26.03.2015
        К сожалению и не слыхал, и, естественно, не читал.
    • knalbkru
      Александр Зиновьев — 00:55, 26.03.2015
      Примерно так и я думаю. Но иногда прорывается кое что - но включается ЦЕНА вопроса. Ну и если зайти в магазин, то, что бросают в наши глаза и трогать нет желания, не то что купить. Жаль конечно. Но переживём на старье.

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно