Ксения

Французский журналист рассказал о штурме "Батаклана", который он видел из окна своего дома


Колумнист Les Echos Жан-Марк Виттори, живущий неподалеку от концертного зала "Батаклан", описал те трагические часы вечера пятницы, в течение которых в нескольких метрах от его дома погибли более 100 человек.


Фото: Instagram. "Батаклан"

"Это был обычный вечер пятницы - как любой другой. В "Батаклане" были люди. Когда я возвращался домой, близлежащая станция Velib (велосипедная парковка, станция проката велосипедов в Париже - ред.) была заполнена, и следующая тоже. Я направился к церкви Saint-Ambroise, где проходил знаменитый марш единства 11 января этого года. Дома мы читали детям перед сном, это было примерно в девять вечера. Незадолго до 10 часов я собирался забрать заказ из китайского ресторана. Вдруг я услышал сильный шум со стороны "Батаклана".

Из окна мы увидели нескольких совершенно ошеломленных молодых людей, отходящих от здания, они явно не знали, что делать дальше. По-прежнему был слышен шум, стрельба. Я не знал, что происходит. Обваливается потолок? Действует сумасшедший, как это было в Норвегии (вероятно, Жан-Марк Виттори имеет в виду Андерса Брейвика - ред.) или как это периодически бывает в США? Я написал в Twitter, что здесь происходит что-то не то. Что? Взрывы на "Стад де Франс"? В Twitter написали, что в зале "Батаклан" стрельба, я подтвердил это.

Шум продолжался. Никто не уходил. Мы услышали сирену - мы думали, это полиция, но это были пожарные. Как мы скоро поняли, полицию вызывали в несколько мест. Я обновил Twitter. Стрельба в "Маленькой Камбодже"? Я жил рядом. Бар на улице Шарон? Это буквально за углом.


Мои твиты заметили - сначала France Info, затем BFM, затем France Inter. Я рассказывал о том, что вижу. Наконец прибыли полицейские, много полицейских. Небольшими группами они приближались к "Батаклану". Черная форма, щиты, оружие. Звуки прекратились. Атмосфера была странной. Вскоре прожектор осветил китайскую пагоду - здание "Батаклана". Красный лазер. Сообщения от друзей и родственников - озабоченные, любопытствующие, дружелюбные. Первые сюжеты на телевидении, CNN. Заложники. То, что произошло совсем рядом, буквально в доме напротив, становится глобальным событием. Жители Германии выходят на улицы, чтобы выразить солидарность. Барак Обама говорит по-французски: "Свобода, равенство, братство". Творится история. Вскоре Франсуа Олланд объявляет о закрытии границ.

Полночь. К окнам "Батаклана" приставляются лестницы, по ним взбираются люди. Вдруг сильный взрыв нарушает слишком затянувшееся молчание. Под ногами вибрирует пол. По телевизору говорят, что это штурм. Все закончилось. Закончилось. Каким-то чудом дети не проснулись. Здесь Франсуа Олланд, из окна его увидеть невозможно, смотрим по телевизору. Изображения в сознании смешиваются: мы видели его четыре года назад почти на том же месте, у социалистов был праздник в "Батаклане" (французский президент Франсуа Олланд является членом социалистической партии с 1979 года - ред.).
В 2 часа ночи, совершенно измученные, ложимся спать. Сон приходит быстро. Через час звонят с канадского телевидения, и после этого звонка уже долго не получается заснуть. Несколько раз мерещились взрывы и сирены. Воображение рисовало мертвое тело в концертном зале в ста метрах от нас, за ним следовал другой образ - из начала этого года, Бернар Марис и остальные (Бернар Марис, французский экономист, писатель и журналист, акционер сатирического еженедельника Charlie Hebdo, погиб 7 января 2015 года во время атаки террористов на редакцию газеты - ред.). Звонит будильник. Ощущение такое, будто все происходит в параллельном мире.

Детям весело, родители не могут оторваться от телефонов и планшетов. Да, эксперты говорили о возможности подобного кошмара в ближайшие несколько месяцев, но кто бы мог подумать, что это случится так близко, фактически у дома.

Думаем о погибших, о тех, кто находится в больницах, про их близких. И возникает желание уехать, за город, от десятков установленных на тротуаре телекамер. В полдень мы уезжаем. За городом хочется развести большой огонь. Жечь ветви кедра, стебли астр, листья орехового дерева - и воспоминания об ужасе, сам ужас, реальность этого ужаса. Напрасная надежда. Я вздрагиваю при малейшем треске пламени".


Комментарии

  • Егор Смирнов — 15:16, 17.11.2015
    Странные они какие то люди ...так высокохудожественно описывать трагедию которую сам практически не видел ...."но кто бы мог подумать, что это случится так близко, фактически у дома."Надо было думать когда меняли власть в Ираке, Ливии ... когда воевали в Афганистане ... а еще стоило задуматься о мире в Сирии ... а думали о поставках оружия "повстанцам".А отвечать пришлось простым жителям, которые думали что за них подумает Президент
  • Вячеслав Солопов — 07:23, 17.11.2015
    Сумасшедший Андерс Брейвик))) Посмеялся от души. Если бы поступали согласно его призывам такого бы не случилось.

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно