Дина

Глава Lush в России: почему компания открывает местный завод вместо того, чтобы бежать с рынка


В поведении иностранных компаний, работающих  на российском рынке, наметилось два больших тренда: "сворачивание" бизнеса в стране и открытие местного производства. Производитель и продавец свежей косметики ручной работы Lush решил пойти по второму пути и построить завод в России. Тем более что экономически смысл в этом был всегда - сдерживало отсутствие позитивного отношения к товарам "made in Russia", объясняет гендиректор и соучредитель "Лаш Раша" Дмитрий Азаров. Недавний всплеск патриотизма среди россиян изменил ситуацию на противоположную.



Завод планируется разместить в Подмосковье, а инвестиции составят 100 млн рублей. В условиях кризиса и девальвации рубля компания надеется сдержать рост цен за счет сокращения издержек производства, рассказывает Дмитрий Азаров.

 - Почему вы решили именно сейчас локализовать производство? Или эти мысли появились давно, а сейчас просто настал подходящий момент?

- Да, мысли, на самом деле, появились давно. И возможности уже давно были. Даже было бы легче сделать это раньше. Но у нас были опасения за имидж продукции, произведенной в России. А поскольку с продажами и прибылью все было нормально, мы это дело откладывали. А сейчас решение локализовать производство более чем естественное – мы хотим максимально снизить зависимость от курсов валют и снизить себестоимость продукции – на 30%.

- То есть кризис просто подогрел ваши желания открыть производство в России, но не стал первопричиной.

- Скорее всего, мы бы в любом случае двигались в этом направлении. Но сейчас мы активизировались, потому что сегодня это уже не столько вопрос увеличения прибыли, сколько вопрос выживания. Но все равно решение с кризисом, безусловно, связано - маржинальность нашего бизнеса снизилась значительно, потому что и сам товар валютный, и аренда многих помещений у нас зафиксирована в валюте, к сожалению, хотя это такое странное для России правило. Представьте себе, вы бы в Германии захотели арендовать помещение, а вам бы выдали цену в долларах.

- Есть ли еще другие проблемные страны для Lush, где остро стоит вопрос локализации? Или это специфическая российская проблема?

- Компания Lush оперирует более чем в 50-и странах, при этом производства есть только в нескольких - это Канада (обеспечивает всю Америку), Япония, Австралия, Хорватия (исторически не очень большое производство), Бразилия. Еще в Германии собираются запустить. Если бы хотя бы не было таможенных барьеров, то, возможно, и не стоило бы открывать производство в России. В Европе магазины гораздо легче обеспечивать товаром, произведенным в другой стране – в той же Великобритании, потому что, во-первых, логистика дешевле, во-вторых, самое главное - нет таможенных пошлин.

- Сейчас некоторые иностранные компании предпочитают локализации просто уход с рынка. Вы рассматривали такой вариант?

- Компания у нас прибыльная, и с рынка уходить мы не собираемся. Мы допускали вариант, что придется ужаться, сократить число магазинов. Сейчас у нас их больше 50-и, и неважно, будет их 30, 25 или 10, главное – это должен быть здоровый бизнес.

- Вы сейчас влияние кризиса чувствуете? Сократилось ли число посетителей, средний чек?

- Конечно, чувствуем. Число посетителей упало в среднем на 20%, а средний чек не сократился, а даже немного вырос – в том числе за счет роста цен.

- Как вы вообще смотрите на общую ситуацию с экономикой? Ожидаете углубления кризиса?

- Вполне вероятно, что экономическая ситуация еще будет ухудшаться, но прогнозировать полный коллапс я не готов. Надежда остается, а иначе вообще нет смысла ничего делать.



- Вы уже определились с площадкой для завода в России? Будете что-то строить?

- Мы в поисках. Строить, конечно, не будем – сейчас в этом нет смысла, учитывая, что большое количество помещений освобождается. Или купим, или возьмем в аренду площади и построим там свое производство.

- В 2016 году планируете запустить?

- В конце 2016-го или начале 2017-го, но начать точно хотим в следующем году.

- Правильно ли я понимаю, что локализация поможет вам только сдержать рост цен, а о снижении речи не идет, даже несмотря на прогнозы по значительному снижению себестоимости – на 30%?

- Если мы добьемся того, что нам не придется цены повышать, это уже будет большой победой. Боюсь, мы уже скоро будем вынуждены поднять их. Курс валюты у нас с начала 2014 года вырос в два с лишним раза, а мы за это время подняли цены примерно на 30%, то есть совсем непропорционально. Мы потеряли значительную часть своей маржи и в таком состоянии, конечно, не можем долго существовать.

- Какая будет кадровая политика на новом производстве? "Выпишете" технологов из Англии? Привезете оттуда управленцев?

- Я думаю, кадры будут местные. А с запуском и технологиями помогут английские коллеги. У них есть специальные команды, которые профессионально занимаются запуском производств.  Но мы же уже производим в России 10-12% нашей продукции, кроме того, у меня есть опыт участия в создании пищевого производства достаточно крупного размера. Так что, я думаю, трудностей не возникнет. Ориентировочно планируем создать 200 рабочих мест на заводе.

- Вы планируете обучать персонал, который будете набирать здесь, в России?

- Основной персонал будет обучаться на месте, а сотрудники на ключевых позициях будут проходить стажировку в Англии. Но, повторюсь, мы уже производим кое-что в России и уже прошли этот пусть, какой-то начальный персонал у  нас уже есть.

- Не боитесь, что перенос производства в Россию отрицательно скажется на качестве?

- Не боимся и не боялись. Я уже отмечал, что все наши опасения были связаны не с качеством, а с имиджем российской продукции. 3-4 года назад, когда рынок уже более или менее оправился от кризиса, настроения у людей были такие, что им хотелось самого-самого, лучшего. Нам и сейчас часто задают вопрос: "А вы правда все из Англии возите, не откуда-то еще?" Да, только оттуда. И это всегда воспринималось положительно. А сейчас настроения изменились: во-первых, люди обращают внимания на цену. Не знаю, может быть, нам и удастся их все-таки снизить – не могу точно сказать, надо оценивать ситуацию на момент начала производства. Во-вторых, отношение к произведенному в России сейчас совершенно поменялось. Волна патриотизма имеет свои плюсы и минусы. Я думаю, что как раз сейчас отечественная продукция воспринимается очень позитивно. Поэтому и момент для запуска российского производства очень подходящий.

- Линейка продукции как-то будет меняться? Будете полностью переходить на отечественное сырье?

- Разумеется, какая-то часть сырья будет российская. Есть вещи, которые нет смысла привозить – допустим, пищевая сода, которая составляет значительную часть некоторых средств. Зачем нам брать ее за границей? Это простой продукт, который сложно испортить. Но в целом Lush – это в первую очередь качественные ингредиенты. По сути, по качеству мы выпускаем люксовый продукт. Несмотря на то, что мы производим его вручную, он высокотехнологичный, потому что наши лаборатории оборудованы по последнему слову техники. Поэтому в отношении ингредиентов мы не готовы допускать каких-то компромиссов.

- И что, с российского конвейера не сойдут продукты из овса, подорожника и пшеницы? Не заменят они манго и маракуйю?

- Политика компании такова, что во всем мире производятся и продаются одни и те же продукты. Рецептуры, технологии абсолютно неизменны, и мы не имеем права ничего придумывать, менять. Шаг в сторону - это для нас угроза потери лицензии.

- Из каких стран вы сегодня поставляете сырье?

- Самая важная часть поставок – это экзотические продукты, эфирные масла, экстракты растений, которые произрастают в тропиках. В основном это страны третьего мира – и Азия, и Африка, и Южная Америка. Но Lush уделяет огромное внимание поставщикам, все они проверяются на качество. Компания является крупным игроком на рынке подобных закупок. Кроме того, у Lush есть фонд, в который идет сумма, эквивалентная 2% стоимости закупаемого сырья, и этот фонд полностью расходует все деньги на поддержку производителей ингредиентов. Принципы "честной торговли" распространяются на все этапы деятельности компании: продукция покупается не просто качественная, а еще только у тех производителей, которые бережно обращаются с окружающей средой, не используют детский труд, которые платят соответствующие рынку зарплаты.

- Цены на сырье значительно выросли?

- Тут такая ситуация. Сейчас в себестоимость продукции включено: труд английских рабочих, которые получают по полторы тысячи фунтов, это если на рубли перевести, то получается 150 тысяч рублей в месяц. А у нас люди, условные цифры назову, будут получать 30 тысяч – это в пять раз меньше. Включена стоимость электроэнергии, которая на сегодняшний день в Великобритании в три раза выше, чем в России. Стоимость недвижимости, которая тоже в три раза дороже. И так далее. Кроме того, там заложена прибыль английского производителя. И потом на все это накручивается логистика, пошлины и наш НДС сверху. Поэтому даже если мы все ингредиенты будем привозить из-за границы и покупать их за валюту, мы, локализуя производство, все равно добьемся существенного сокращения издержек.

- Вы планируете экспортировать произведенную на российском заводе продукцию?

Мы занимаемся Казахстаном, Украиной и Прибалтикой еще. Очевидно, что мы будем поставлять продукцию в Казахстан – у нас одна таможенная территория, поэтому это будет легко. Мы бы, конечно, хотели поставлять на Украину, но, к сожалению, вы видите, что происходит. Поэтому пока только Казахстан в планах.

- Вас не смущает российский инвестиционный климат, бюрократия?..

- Абсолютно не смущает. У меня большой опыт запуска производств. С моим участием, например, еще в 98-м году было запущено пищевое производство компании Harry's. Поэтому мы хорошо знаем, как это делать, как правильно обходить те препятствия, которые возникают – в том числе и бюрократию, и коррупцию. На самом деле, у нас не так все плохо. Может быть, не всегда все открыто, но всегда можно найти правильные пути.


Комментарии

  • Юрий Холодилин — 11:57, 20.09.2015
    молодцы!все правильно делают!Сначала захват местного рынка и блокирование продукции местных производителей. Потом открытие своего производства.А потом "воспитание" персонала в нужном ключе и выборы о присоединении захваченной экономически территории к другому государству))

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно