Екатерина

Как журналист "Секрета Фирмы" научился программировать и создал сервис Pressfeed


Хочешь, чтобы что-то было сделано – сделай сам. История журналиста Константина Бочарского поистине вдохновляет: устав от рутины, он когда-то задумал автоматизировать процесс рассылки запросов и поиска спикеров для материалов. В декабре 2014 г. заработал Pressfeed – площадка для общения журналистов и ньюсмейкеров. Дважды в день Pressfeed рассылает запросы по компаниям о поиске героев, историй для статей и т.д. Недавно Бочарский объявил о намерении нанять специалиста по привлечению ключевых пользователей. "Мы быстро растем, но хотим быстрее", - написал он, опубликовав вакансию. Как и зачем журналист научился программировать, он рассказал RB.ru.



В декабре 2014 г. ИД "КоммерсантЪ" продал журнал "Секрет Фирмы" Rambler & Co – почти все сотрудники получили предложение о переходе к новому работодателю и почти все ответили отказом, разойдясь по другим СМИ. Константин Бочарский, редактор блока "Перспективы" (о трендах, бизнес-идеях, технологиях, инновациях), решил, что это отличная возможность для него взять и воплотить в жизнь свой собственный проект, идею которого он давно вынашивал. "Можно было начать ходить по редакциям и смотреть, где мне интересно продолжить наемную карьеру. Но может, оно неслучайно так происходит? Когда еще будешь свободен от рутины? Всегда, когда интегрируешься в процессы, с ними тяжело расставаться. А тут бац и процессы ушли. Если бы вся эта история не случилась, я даже не знаю, набрался бы я мужества уволиться или так бы и продолжал совмещать работу над проектом и работу журналистом - ну и конечно, это было бы очень медленно".

 

Так Бочарский стал стартапером: "Назовешь себя предпринимателем – пафосно, молодым предпринимателем  – глупо, развиваю проект – что такое проект? Бизнесмен?  Выручки нет. Веду иллюзорную жизнь, как говорили в "Покровских воротах".

 

Выражаясь стартаперским языком, Бочарский бутстрапит, т.е. развивается без инвестора, на собственные средства. "У меня есть сбережения, я сам пишу код, сам занимаюсь продвижением, то есть я вполне самостоятельный мужчина. На деньги покупается лишь скорость. И сейчас я трачу деньги, чтобы расти быстрее. Если инвесторы обычно требуют подтверждения гипотез, то я их получил. Могу себе позволить потратить немного денег на мечту, которая вдруг стала превращаться в заметную рыночную историю". По его расчетам за год он потратит $20 тыс. – $30 тыс. - столько, сколько обычно стоит посевной раунд. "При этом мне не нужно бегать по инвесторам, рисовать презентации, и "подтверждать концепцию". Лучший способ подтвердить что-то – взять и сделать", - объясняет он.

 

Монетизация


На Западе есть аналог Pressfeed – это сервис  HARO (Help a Reporter Out), который использует freemium-модель (когда есть бесплатный базовый аккаунт и платный с дополнительными сервисами).

 

"Идея монетизации Pressfeed очевидна, – говорит Бочарский. - Вопрос в том, где перекрывать кислород. Меня в модели freemium всегда смущало вот что: ты пишешь код, нанимаешь программистов, вы делаете еженедельные крутые штуки, но видят их только 3% пользователей платных аккаунтов, остальные сидят в условном 2008 году, для них ничего не меняется. Это печальная и демотивирующая ситуация и для разработчика, и для пользователей, которые не видят прогресса".

 

Фото: "Приборная панель" - страница, где собираются все запросы

 

Другой возможный подход – ограничение не по функционалу, а по количеству активностей. "Эту модель применял в свое время LinkedIn. У них самые активные пользователи – HR-менеджеры, которые шлют миллионы сообщений. Тогда LinkedIn оставил определенное количество бесплатных сообщений в месяц или возможность отправлять сообщения только друзьям. Так появилcя LinkedIn Messenger – для общения с незнакомыми людьми. Я на эту тему не беспокоюсь пока, т.к. хочу оттянуть момент включения монетизации как можно дольше – чем дольше сервис будет бесплатным, тем больше он вырастет. Включение платы тормозит рост".

 

"Письма лично на почту ношу я"

 

Бочарский предполагает, что еще одним источником финансирования может стать реклама, хотя и не очень на это рассчитывает. По его словам, он уже получил несколько предложений: потенциальных рекламодателей интересует активная и мотивированная аудитория журналистов, которую привлекает сервис. "Вряд ли есть еще площадка, которую посещает такое количество мотивированных, заинтересованных репортеров",- говорит он.

 

К слову, рекламная модель была первым источником монетизации HARO: сервис размещал единственное короткое текстовое объявление в рассылке. При аудитории 100 тыс. человек была приличная база пользователей, которые ждали эти письма, дикий коэффициент конверсий. Один из первых рекламодателей HARO – American Apparel, которая поняла, что аудитория, хотя и разношерстная, но качественная: офисные сотрудники, предприниматели, владельцы бизнеса. Ведь в небольших компаниях зачастую функцию общения со СМИ выполняет сам руководитель. Вместо того, чтобы платить PR-агентству за минимальный контакт пару тысяч долларов в месяц, они просто сидели на HARO. Основатель HARO заявлял, что он энтузиаст, альтруист, что сервис никогда не станет платным, я думаю, что это отчасти было лукавство – потому что он таким образом "грохнул" всех своих конкурентов. На тот момент на рынке было несколько подобных проектов, но они все были клубного типа (платные).

 

В таких проектах качество ответов было хорошее, но размер сообщества невелик и практически равен записной книжке, в HARO же больше разношерстной публики, есть эффект чуда, когда можно открыть нового героя, новый кейс. Сейчас коллеги-журналисты говорят Бочарскому то же самое про Pressfeed, что благодаря сервису нашли интересного эксперта или кейс. "Это очень здорово, это одна из ценностей, которую создает этот ресурс", - считает он.

 

"Когда я делал сайт, я рассчитывал, что он поможет мне экономить время при подготовке заметок, защитит от "пиар-спама". Но оказалось, что еще он отлично работает в качестве кнопки Google "Мне повезет": из 20 ответов у тебя пяток будет нисколько негодных, основная масса – нормальных, а 1-2 приведут в восторг", - рассказывает Бочарский. Отсутствие платы за сервис сыграло для HARO двоякую роль: с одной стороны, это практически лишило рынка его предшественников – закрытые "клубные" сервисы с относительно высоким порогом входа. С другой стороны доступность помогла сформировать уникальную среду, в которой всегда найдутся неожиданные интересные кейсы и что немаловажно - новые имена, по которым так часто тоскуют журналисты. Создатель HARO Питер Шенкман неоднократно заявлял, что сервис всегда останется бесплатным и что его развитие – это миссия. Но не исключено, что так он лишь защищал рынок от возможных конкурентов: пока на рынке есть лидирующий бесплатный продукт, он непотопляем. Уже через год после старта, Шенкман продал HARO коммуникационному конгломерату Vocus и тот запустил на сервисе платные аккаунты.

 

Долгая дорога в дюнах


О том, как Бочарский стал программировать, он говорит, что это был долгий путь. У стартапера есть семейный интернет-магазин, развивая который, он понимал необходимость наращивания знаний в этой области. "У меня ничего не получалось, я ходил на курсы в бауманку, смотрел видео на Coursera, проходил CodeAcademy, но в голове был какой-то туман: смотришь в книгу – видишь фигу. Долго я скептически относился к своей возможности справиться. Параллельно с этим бредил идеями, периодически я нанимал людей, спускал деньги, естественно – этим путем ничего не работает. На очередной истории я сильно разозлился. Заплатил программистам очередные деньги, но то, что они сделали, не работало. У нас состоялся прекрасный разговор:

 

- Не работает.

- Ну, мы же сделали!

 

До сих пор не понимаю, что они имели в виду под "сделали". После этого я залез на одну из старых лекций, которую давно пытался осмыслить, набрал код. И тут у меня получилось. Нажал на кнопку – и на белой странице показалась не "жопа", как обычно, а выгрузилась информация, которую я туда записал. Для меня это было, словно я ступил на поверхность Луны. После этого все быстро поехало", - вспоминает он.

 

Постскриптум


Сейчас в Pressfeed зарегистрировано 5000 компаний, 1000 журналистов из 700 СМИ, отправлено почти 6000 комментариев, принято свыше 3000. "Из 10 комментариев журналисты принимают 4. Я вижу пользователей, у которых конверсия 70% (из 10 принимают 7) - мне интересно читать их комментарии, находить признаки эффективности. Думаю, скоро это станет интересной исследовательской базой для формирования научно-обоснованных и статистически подтвержденных комментариев СМИ, будет понятно, как это работает на массиве данных", - заключает он.
 


Комментарии


Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно