Как журналистка из Москвы открыла фирму по продаже недвижимости в Португалии и что из этого вышло


Время от времени мы расспрашиваем нетехнических специалистов из России об их опыте профессиональной иммиграции. Восемь лет назад журналист Алла Боголепова купила квартиру в Лиссабоне. Ей и ее мужу показалась удачной идея – зарабатывать на ремонте и последующей перепродаже жилья. Однако финансовый кризис скорректировал их бизнес-планы. В итоге Алла Боголепова создала компанию "Клуб Португеза", которая организует музыкальный фестиваль "Ночи фаду" и устраивает разные тематические мероприятия. О том, как она "работает мостом" между двумя странами, она рассказала RB.ru.


Все началось с того, что мы удачно купили квартиру для себя. Меня спрашивали и спрашивают до сих пор: почему Лиссабон. Я в шутку (хотя это правда) отвечаю, что с удовольствием купила бы дачу в Подмосковье, но на нее не хватило денег.  Недвижимость в Португалии тогда стоила копейки - по московским, разумеется, меркам. Впрочем,  последнее, чем я и мой муж руководствовались, начиная выстраивать там жизнь – это  инвестиционной привлекательностью Португалии. Какая там привлекательность, это вялая в смысле бизнеса страна. Там ничего не происходит. Плюс в последние годы там стали повышать налоги. А в Португалии и на растущем рынке много денег не заработаешь.

Мы выбирали страну для жизни. Я поняла в какой-то момент, что Португалия – это не та страна, где я всю жизнь буду эмигранткой, что я смогу влиться в это общество. Во-первых,  потому что русский язык  очень близок фонетически к португальскому. Русские могут научиться говорить без акцента - сами португальцы так считают.  У них есть прекрасная поговорка – "моя родина – португальский язык". Если ты говоришь по-португальски, совершенно не важно, из какой ты страны, какого ты цвета, - ты португалец. Они страшно гордятся, когда к ним кто-то приезжает, когда кто-то сознательно выбирает их страну для жизни. Это не значит, впрочем, что они принимают всех эмигрантов.   Португалия сильно выделяется среди европейских стран разумным и достаточно жестким отношением к беженцам и эмигрантам.

Там открытый, приятный, неизбалованный народ – нет высокомерия, присущего, скажем, французам, хотя, безусловно, французы имеют на него право. Там нет такой ошеломляющей во всех смыслах свободы как в Скандинавии. Там мне не придется тратить 10 лет, чтобы быть принятой в обществе, как в Британии. Ну и, в конце концов, Португалия невероятно красивая страна с прекрасной экологией и понятным мне культурным пространством.

Открытие фирмы

Мы видели, что довольно много народу хотят там обосноваться. (В нашем районе после нас появилось четыре русские семьи, которые купили недвижимость. Сейчас стали подтягиваться богатые китайцы, бразильцы, ангольцы, но первопроходцами в среднем классе были все-таки мы).

Мы открыли фирму по торговле недвижимостью. Это казалось хорошей идеей. (Это, к слову, занимает 1 день). С момента запуска до приобретения нашего первого объекта недвижимости и оформления на него всех документов прошло 6 месяцев - и именно за этот срок рынок недвижимости рухнул. Это было 4 года назад, самый разгар кризиса. Вышло так, что мы купили квартиру за одни деньги, с прицелом на то, чтобы ее отремонтировать и продать дороже. (Португальцы не любят покупать квартиру под ремонт – они любят купить, чтобы сразу въехать и жить). Поэтому наша бизнес-модель была хорошей на стабильном рынке, но потом начался ипотечный кризис.  Ну и стало понятно, что продать квартиру с прибылью не получится, что это будет длинная инвестиция.   

Мы стали думать, что делать.  Все продать, за сколько возьмут, списать убытки, забыть об этом и начать копить деньги на подмосковную дачу? Для нас это означало больше, чем финансовое поражение - это был бы отказ от всех наших планов, от нашей мечты.  И тогда муж сказал: не такие мы еще старые, подождем, кризис не вечен, а пока займемся чем-то другим. Ну вот хотя бы клубом "Португеза".  Да, трудно, да, евро стоит запредельных денег. Это отнимает уйму времени и сил. Но это был вопрос веры в себя: мы хотим Португалию или не хотим?

Как получить ВНЖ

Открытие компании не дает ничего, кроме того, что появляется некая бизнес-инфраструктура. Права на ВНЖ это не дает, если у вас нет 10 или 15 сотрудников-португальцев. У нас их нет - у нас есть я и наш бухгалтер. С этой точки зрения ни недвижимость (если она дешевле 350 000 евро), ни открытие фирмы и тот факт, что вы платите налоги, ничего не дают. Я по-прежнему живу по туристической визе – это очень смешно, потому что 8 лет я по 6 месяцев в году провожу в Португалии. Конечно, перспективы получения ВНЖ есть. Например, самый тяжелый и долгий – оформление рабочей визы через фирму. Для этого надо доказать, что я уникальный специалист, что на всей территории ЕС нет более подходящего сотрудника - не факт, что эта затея увенчается успехом. Другой вариант - есть ряд профессий, которые облегчают получение ВНЖ. В том числе, и журналисты. Я могла бы обосновать, что как журналисту мне надо находиться в стране дольше, чем позволяет туристическая виза, что я пишу книгу, путеводитель и т.д. Но было бы странно, если бы генеральный директор фирмы, продающей недвижимость, вдруг оказался журналистом. Третий вариант (и самый простой)  – если вы платите в течение года социальный налог, нужно дождаться, когда закончится ваша туристическая виза, просидеть шесть месяцев в стране нелегально и легализоваться.

Я не хочу сидеть где-то 6 месяцев нелегально, рискуя быть депортированной. Я люблю, когда все делается цивилизованно. Да и, по большому счету, мне не нужно там больше 6 месяцев находиться. В ближайшие несколько лет мы все равно планируем жить  между двумя странами – вопрос вида на жительство остро для нас не стоит. Мне пока хватает тех дней, которые у меня есть по туристической визе. Конечно, я рассматриваю Португалию для переезда в будущем, чтобы в старости играть в гольф на берегу Атлантического океана.

"Работа мостом"

Когда с недвижимостью все встало на паузу, мы решили поискать какие-то другие пути, потому что терять связи глупо – надо что-то делать. В итоге получилось так, что я живу на две страны – "работаю мостом" между Россией и Португалией. Мы стали "устраивать Португалию" в Москве. Вообще Португалия – страна страшная. Если тебе там не понравилось, ты туда больше не вернешься, но если тебе понравилось, ты будешь возвращаться снова и снова. У тебя появляются привычки - к еде, к событиям, к атмосфере. При этом это самая далекая от нас европейская страна,  туда дорогие билеты. К тому же, за последние два года все подорожало, потому что португальская экономика начала восстанавливаться – в Лиссабон попер турист, т.к. город два года подряд признавали самым модным в Европе. Естественно, все дорожает. Нашему любителю Португалии становится накладно туда ездить. Раз в год можно себе позволить, но три раза в год, как раньше, уже тяжело. И мы решили, что это наш шанс – не в смысле заработать денег, эксплуатируя тоску  соотечественников по vinho verde (зеленое (молодое) вино) и pasteis de nata (традиционный десерт). А просто сохранить и приумножить сообщество людей, которые любят. Португалию и скучают по ней.  Мы ведь тоже не самые богатые люди и тоже не можем проводить там столько времени, сколько хотелось бы.

Один из мастер-классов по португальской кухне

Мы начали с фаду – того, что мы любим и знаем. Того, с чего началась наша любовь к Португалии. Год назад мы решили привезти сюда артистов фаду, при этом мы совершенно ничего не знали о том, как устраиваются концерты. Я журналист, я привыкла отвечать за себя, логистика и ответственность за других людей – это для меня темный лес. Пришлось учиться на ходу. Поначалу это был абсолютный ад, в какой-то момент я получила на руки пять растерянных португальцев, которые заблудились в "Домодедово", которые не едят то, не едят это, кто-то заболел и ему нужны таблетки, кому-то экскурсия, а кому-то выспаться. А еще нужно было продавать билеты и рекламировать концерты. Поначалу было страшновато, но большой плюс в том, что мы не понимали, во что ввязались.  Думали, что сделаем один раз и все.

У меня был  сайт Portuguesa.ru и сообщество "Португалия для всех" (там сейчас 20 тыс. человек). Собственно, это были все наши активы - как сейчас понимаю, самые ценные, потому что это люди, это их интересы, их поддержка. Сейчас, год спустя,  я вдруг поняла,  что мы провели уже четвертые "Ночи фаду" -  в апреле будем закрывать сезон, у нас спланирована осень. Все это стало обрастать сопутствующими мероприятиями: кулинарными мастер-классами, мастер-классами по рисованию, вебинарами, футбольными вечеринками, когда играет "Бенфика". Стало понятно, что наше сообщество требует упорядочивания и некого графика мероприятий. Так образовался "Клуб Португеза", который занимается тематическими мероприятиями, связанными с Португалией. Кроме того, мы договариваемся с поставщиками и делаем общую закупку португальских продуктов (вина, оливкового масла, кофе) по оптовой цене. В принципе португальские товары не очень хорошо представлены в России. Была забавная история –  единственное вино, в рекламу которого вложили много денег, - это вино "Матеуш".  Однако какое-то время даже московские португалофилы были уверены, что вино "Матеуш" – это венгерское вино.

Пока это денег не приносит – доходов  хватает на то, чтобы сообщество функционировало. Поэтому мы с мужем еще и работаем на своих обычных работах. Я по-прежнему пишу, муж занимается цифровыми СМИ. (Алла – колумнист портала "Москва24", Газета.ру, а также ведущая программы "Родные португальские песни" на радио "Говорит Москва" – ред.).

Одна из "Ночей фаду"


Русские в Португалии

Русскоязычное сообщество очень разнородное. Все, кто говорит по-русски, бывший Советский союз – для них мы все русские. Я совершенно сознательно не стала вливаться в эту тусовку. Во-первых, я не могу в полной мере разделить проблемы и жизнь этой тусовки. Все-таки я не постоянно там живу. Во-вторых, я не верю в само понятие эмиграции. Это уже давно отжившая история. Это не 80-ые годы и не Штаты, когда люди в аэропортах прощались навсегда. Билет стоит 250 евро. Границы не закрыты. Да, переезд -  это трудно. Это сопряжено с определенными проблемами - нужно всякий раз выстраивать существование на новом месте, но ты ведь можешь вернуться. Мы же не бежим от войны, мы выбираем. И мы вольны выбрать другую страну. В любой момент.

Кризис

Безработица, конечно, приличная. Если ты пытаешься устроиться в маленькую компанию, возьмут своего. Но чем еще хороша Португалия? Там народ южный и достаточно ленивый. И если ты хоть что-то делаешь, то, скорей всего, тебя заметят и тебе помогут. Я знаю историю, когда один украинский парень занялся выращиванием икры. Казалось бы, затея бесперспективная, потому что португальцы не едят сырую рыбу и, тем более, икру, им это кажется диким. Однако это все-таки предмет роскоши, и затея стала приносить хорошие деньги. В последний год в Лиссабоне было открыто более 30 компаний с помощью госпрограммы поддержки малого бизнеса. При этом для получения финансовой помощи не имеют значение ни гражданство, ни национальность. Главное условие – чтобы компания находилась в Лиссабоне. Открываются кафе, фотомастерские, точки продажи  пирожков в парках.  Если ты делаешь бизнес-проект на определенную сумму, тебе просто помогают все это открыть и развивать, но это для активных. Если ты хоть что-то делаешь, на тебя обратят внимание, скорее всего, и помогут тебе это сделать. Ситуация "хочу сложить лапки на пузе и сидеть в офисе" – проигрышная изначально.

Жизнь по любви

В Португалии можно жить либо по любви, либо это будет безостановочное недовольство всем миром и страной, в которую ты приехал. Это спокойное место, идеальное для того,  чтобы растить детей.  Если, конечно, у вас нет амбиций, и вы не мечтаете о миллионах и карьере. Это солнце, пляжи, доброжелательные люди, хотя и раздолбаи, конечно.
Они непунктуальные, в этом они очень на нас похожи. Португалия – это просто смена климата и пейзажей (это очень красивая страна), во всем остальном это люди, у которых есть место в жизни подвигу.  Ты ставишь дедлайн 2 месяца, они все это время пьют пиво и кофе, а потом за 3 дня устраивают аврал. Очень знакомо, не правда ли? Для меня это шоком не стало, потому что мы все такие.

Бытовые вопросы

Португальцы ругаются на свою медицину, но мне пока не доводилось сталкиваться с ней, хоть я плачу социальную страховку. Во время кризиса были чудовищные сокращения, многие больницы закрылись. Был случай – мой муж сильно порезал руку. Приехала Скорая помощь, ему зашили ее, это обошлось в 200 евро, потому что страховки не было. Когда они записывали его фамилию и адрес, куда выставить счет, можно было вообще ничего не говорить – они бы точно так же заштопали. С общей страховкой, если у тебя что-то срочное, тебе, естественно, в помощи не откажут. Но если у тебя плановый осмотр у гинеколога, ты можешь ждать этого три месяца.

Португалия, будем откровенны, не самая популярная страна для эмиграции, поэтому русских там значительно меньше, чем, скажем, в Германии или Испании.  Спрос россиян на недвижимость сильно упал, потому что раньше многие покупали квартиры, чтобы было, где проводить отпуск. Сейчас у многих настроение – уехать на совсем. Квартиры для отпуска, учитывая курс евро  – это уже дорого. 300 евро ипотечного платежа 3 года назад и сейчас – это две большие разницы. Кроме того, есть еще и налог на недвижимость. Если это старый центр, то будут расходы на оплату кондоминиума, сдача средств на ремонт. Добавлю, что в Португалии очень недешевая связь.  Я плачу порядка 30 евро за интернет. Многие сдают свои квартиры посуточно через AirBnb, но  эта история функционирует до того момента, пока вас не взяли за жабры и не сказали "давайте вы уже будете платить налоги?". Последнее, чего я бы не пожелала даже врагу – иметь проблемы с португальсими  налоговыми органами.

Сейчас банки после четырехлетнего перерыва начали выдавать кредиты, даже иностранцам, даже без резидентства. Однако исторический центр Лиссабона стремительно дорожает. Времена, когда можно было купить квартиру за 30000 евро и за 15000 евро отремонтировать, прошли.

Возможности для журналистов

Если это не твой родной язык, ты никогда не сможешь выражать мысли так, как тебе хочется. Это самая большая проблема и самый большой тормоз для гуманитариев. Ты теряешь свою аудиторию и довольно быстро свой язык - это что-то вроде немоты, страх и кошмар любого пишущего человека. Освоить иностранный язык настолько хорошо, чтобы писать на нем, как не родном - это миф. Жизни не хватит.  Конечно, можно работать в эмигрантских газетах, но это очень мало.  Во-первых, этим не заработаешь, а во-вторых, это такое сужение аудитории. Переезд для гуманитария – это отказ от некой серьезной части себя. Особенно, если ты работаешь не в деловой журналистике, а в развлекательной. Поэтому ни в коем случае нельзя терять свой родной язык, нельзя говорить "я больше не буду писать по-русски". Пишите для себя, письма пишите, блоги, дневники - что угодно. Что бы ни происходило, родной язык нужно сохранить  в любом случае. Для гуманитария это вопрос выживаемости личности.


Комментарии


Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно