Ксения

Как привлечь молодых людей на работу в производственный сектор

Глава компании CG Quorum Григорий Котомин считает, что в первую очередь надо рассказывать хорошие истории про простых людей


В России сложился некоторый стереотип о рабочих специальностях: их обладатели воспринимались порой как символ неудачи, профессии эти считались непрестижными. Кроме того, есть мнение, что много на производстве заработать нельзя. Однако высшее образование давно уже перестало быть залогом устроенного будущего, а многие мифы о производственных специальностях давно пора развеять, потому что с действительностью они имеют крайне мало общего. Почему и как это необходимо сделать, RB.ru рассказал глава компании CG Quorum (занимается поиском сотрудников, желающих работать на производстве) Григорий Котомин.

- Когда вы начали наблюдать тенденцию смены приоритетов? Какие факторы и события послужили катализатором этого?

- Мне кажется, что нельзя сказать, что определенный промежуток времени наступил, и приоритеты начали меняться. Для бизнеса потребность в рабочих специальностях всегда была актуальна - начиная с конца 90-х годов, когда в Россию начали приходить международные компании и начали здесь локализацию своих производств. Закончился период депрессивных настроений в отрасли, когда производство скорее стояло, чем работало. Как только начали появляться новые предприятия и модернизироваться существующие, спрос на производственный персонал появился. Больше внимания на более высоком уровне этому вопросу стали уделять, по моим ощущениям, в течение последних двух лет. Сначала президент сказал о том, что должно появиться 25 млн модернизированных рабочих мест, Агентство стратегических инициатив стало создавать обновленные профессиональные стандарты, стали говорить о профессиях будущего. И так этот вопрос стал "подсвечиваться" в разных областях, получать огласку. На определенном этапе вопросы достигают некой "критической массы", начинают активно обсуждаться, и, видимо, этот момент настал. Что касается того, что на это влияет, то есть элемент того, что государство и бизнес находятся в некоем процессе поиска так называемых точек роста, и теперь они пришли к пониманию, что индустриализация, модернизация промышленности - один из возможных векторов. Еще я думаю, что влияют демографические факторы: понятно, что трудоспособного населения больше не становится, а среди этого трудоспособного пласта квалифицированных специалистов тоже больше не становится. Также есть понимание, что текущая форма средне-специального и высшего технического образования не совсем соответствует тем реалиям и тем вызовам, которые стоят перед бизнесом. Спрос на квалифицированных людей остается, а предложения больше не становится. Какие-то частные инициативы бизнеса - шефство над колледжами или институтами, которые готовят специалистов для конкретных компаний, - не решают проблему системно. Это становится сложностью не конкретного производителя или работодателя, а сложностью масштаба страны. Раньше еще существовал стереотип, что инвесторы приходили в Россию, потому что здесь дешевая рабочая сила. Начиная с начала 2000-х годов и до текущего момента, нефтедоллары и экономика, построенная вокруг углеводородов, разогрели рынок труда, люди стали зарабатывать больше, но не во всех отраслях это было подтверждено эффективностью. То есть, если человек много зарабатывает, то это еще не говорит о том, что он квалифицирован. Этот миф о большом количестве дешевой квалифицированной рабочей силы в России начинает растворяться: она уже отнюдь не дешевая, но и не совсем квалифицированная. Понятно, что нужно делать акцент не только на наличие людей, но и на уровень их квалификации, поэтому это тоже стало актуально. Например, один из наших первых больших проектов был связан с Ростовской областью. Там достаточно неплохо работает местное агентство инвестиционного развития, которое занимается привлечением и локализацией международных и федеральных предприятий. Показательным был момент, когда около года назад в Ростовскую область приехали китайские инвесторы. Когда они получили информацию о рынке труда, они отметили, что квалифицированный труд здесь недешевый. Для них это существенный фактор принятия решений, потому что они знают китайские реалии с точки зрения рабочей силы. Так что стоимость труда - точно не "сильная" наша сторона. Людей не заставишь зарабатывать меньше, потому что они привыкли к определенному уровню, остается только подтягивать уровень квалификации и эффективности, чтобы быть конкурентоспособными. Думаю, совокупность всех этих факторов сильно влияет на ситуацию.

- Какие специалисты наиболее востребованы? Можно ли выделить "мужские" и "женские" рабочие направления?

- Вряд ли я смогу сказать нечто универсальное, потому что от отрасли к отрасли это разнится. Но если говорить о конкретных примерах, то, допустим, в машиностроении (мы общались с представителями Тихвинского вагоностроительного завода - большого предприятия с несколькими тысячами сотрудников, построенного с нуля) на определенном этапе была довольно сложная ситуация с операторами сварочных линий. Конкретно Тихвинское предприятие очень автоматизировано и даже роботизировано, и была большая проблема с поиском операторов, способных управлять сварочными роботами. Еще важно, что во многих отраслях, в том числе и в машиностроении, пищевом производстве, фармацевтике, металлургии, технологии ушли далеко вперед, а наши стандарты обучения очень сильно от них отстали. Допустим, у нас в каких-то федеральных справочниках существуют должности, которых в жизни уже давно не существуют, своего рода производственные архаизмы, вроде стеклодувов, которых на современном стекольном заводе уже в принципе нет. Есть оператор ванны расплава или оператор линии резки, а в справочнике их нет. Мы не готовим тех людей, которые реально нужны предприятиям, поэтому можно сказать, что для всех отраслей сложность одна: отсутствие необходимых современному производству людей. Поэтому я бы сказал, что глобально в современном производстве появилась роль оператора, человека, который управляет неким технологическим процессом, операторов разных станков и линий для разных отраслей. А у нас в системе подготовки даже пока нет такого понятия. Также всегда велик спрос на специалистов, которые занимаются техническим обслуживанием. Сейчас много электроники и автоматизированных систем управления, под которые нужны техники, наладчики, люди, способные устранять поломки, прочитать схемы. Пока таких людей тоже не хватает. Что касается женских специальностей, то очень часто нет специалистов для лабораторий - инженеров или техников по контролю качества, например, лаборантов, способных работать на соответствующем оборудовании. Часто женщины заняты в пищевой и фармацевтической промышленности, и там тоже не хватает операторов (эта специальность подходит для женщин). В складской логистике задействовано много женщин, например, на участке упаковки и переупаковки, но сейчас это в меньшей степени ручной труд, но больше интеллектуальный, связанный с работой упаковочных механизмов, роботов, станков, которыми надо уметь управлять.

- Есть ли радикальные различия в Москве и регионах - как в самом отношении к рабочим специальностям, так и в том, какие сотрудники более востребованы?

- Все зависит от конкретного предприятия и конкретного бизнеса. Если политика работодателя не очень ориентирована на развития людей, на ценность кадровых ресурсов, то не важно, где он - в столице или в регионе. К нему все равно будут плохо относиться. В Москве не так много осталось работающих предприятий, здесь востребованы несколько иные категории сотрудников. Я знаю, что в Подмосковье есть проблема нехватки сотрудников, потому что Москва сильно "оттягивает" на себя людей для работы в отраслях, не связанных с производством. В области достаточно много предприятий, и они восполняют пробел за счет соседних областей. Три недели назад я был в Ульяновске, и у них похожая сложность: там производство сильно страдает из-за того, что многие уезжают работать в Москву не по специальности. Инженеры работают в продажах или в других направлениях, которые дают им возможность больше заработать "в моменте". Между тем во многих регионах сейчас на производстве создаются хорошие условия. Но все-таки есть тенденция стремления людей из регионов в центр, и это проблема.

- От чего зависит уровень оплаты труда в рабочих профессиях? И каковы средние зарплаты начального уровня, например, в Подмосковье?

- Средняя зарплата - довольно расплывчатая категория. Допустим, оператор распределительного центра DHL зарабатывает порядка 30 тысяч рублей (с премиями - около 40 тысяч). На автомобильном производстве оператор тоже зарабатывает порядка 30 тысяч рублей, в регионах - чуть меньше. В проекте, который мы запускали в Махачкале, оператор зарабатывает около 25 тысяч. Зарплата зависит от того, насколько труд квалифицированный, какой в этом труде есть интеллектуальный компонент, вилка, наверное, от 30 до 40 тысяч рублей. В строительстве у так называемых разнорабочих заработки чуть ниже.

- Чем специалист может поднять свою "стоимость" на рынке труда?

- Наверное, в первую очередь, опытом работы. Естественно, что человеку, у которого есть опыт работы на похожем производстве, отдадут предпочтение и, вероятно, больше заплатят. Ему могут предложить не рядовую позицию, а позицию, например, старшего оператора. Я бы дал такой совет: не бояться начинать со стартовых позиций, возможно, согласиться на чуть более низкий уровень оплаты, но настраиваться на то, что можно быстро вырасти. Еще важен кругозор человека: допустим, даже если специалист приходит без опыта на производство, там все-таки обращают внимание на то, чем он занимался раньше, например, во время учебы. Поэтому тем, кто учится, не стоит терять время, а использовать, например, летние каникулы и другие возможности для стажировок, подработок, получения опыта.

- Как вы думаете, что нужно, чтобы победить предрассудок относительно рабочих специальностей, не самое позитивное к ним отношение? Как работать с учащимися, с их родителями? С какого этапа обучения начинать эту работу?

- Работа должна складываться из нескольких элементов. Есть некие большие, системообразующие вещи. Например, кто сейчас является для современных молодых людей героем? Складывается образ стартапера, предпринимателя, который в 25 лет стал миллиардером. Это прекрасно и имеет место быть, но необходимо пояснять, что скорее исключение, чем правило. Историй, элемента просвещения сейчас не хватает - не только про IT и венчуры, но и "простых" историй про то, как люди последовательно чего-то добиваются. Понятно, что в них меньше эмоций, но они нужны. Истории должны быть адаптированы под разные возрастные группы. Кроме того, должны появиться герои. Начинать, думаю, никогда не рано и никогда не поздно. Я знаю, что сейчас в Москве пытаются возобновить практику посещения школьниками каких-то предприятий. Но в Москве их не так много. Впрочем, я думаю, что это направление нужно продолжать развивать. При этом важно не только что-то показать, но и дать возможность попробовать на практике.

- А что нужно делать в этом случае компаниям, которые ждут на работу соответствующих выпускников?

- Мне кажется, многие компании делают для этого все, что только могут, но их усилий недостаточно. Здесь должна быть инициатива и со стороны других институтов. Но, например, у Volkswagen в Калуге есть много программ и инициатив: они создали совместно с министерством образования пилотный проект на базе одного из техникумов, чтобы готовить специалистов непосредственно под потребности производства в Калуге. Подобные программы есть у Danone, Coca-Cola. Но достаточно ли этого для системных изменений - это уже другой вопрос.

- Насколько работодателей устраивает уровень выпускников?

- Я думаю, что точно не устраивает. Есть моменты, связанные с некими базовыми академическими знаниями, - зачастую выпускники получают массу ненужной теории, но отстают в области практики. Или когда получают практические навыки, но "устаревшие". И еще есть вопросы с soft skills, а также несоответствие ожиданий выпускников с предложением работодателей. Есть еще интересная статистика по проектам CG Quorum для производства - по проектам "под ключ", когда надо найти не только управленцев и инженеров, но и обычный персонал. Так вот, 60-70% людей, которых мы трудоустраиваем на должности операторов, имеют высшее техническое образование. Это говорит о том, что у нас и средне-специальное образование достаточно низкого уровня, и высшее техническое образование тоже порой не очень хорошего качества.

Комментарии

  • Данила Ракитин — 08:15, 27.05.2014
    Главный фактор нехватки кадров в провинции-жадность хозяев предприятий. Абсолютно одинаковые предприятия в Подмосковье и где-то во Владимирской области, приносящие примерно одинаковую прибыль, но зарплата отличается в 2-3 раза. По инерции советских времен бывший директор-новый хозяин провозглашает, что на него будут работать за миску похлёбки,деньги в деревни людям не нужны - итог остаются работать только пенсионеры, а вся молодёжь в Москве.
  • Николай Перов — 01:41, 27.05.2014
    Проблема квалифицированных кадров особенно сильна в сельском хозяйстве. Ситуация такова, что нет не только квалифицированных людей, нет просто готовых работать. А в животноводстве ответственность такова, как металлургии, там цикл не зависит от праздников и выходных
    • И. Андреев
      Игорь Андреев — 07:12, 28.05.2014
      насчет квалификации комбайнеров сельского хозяйства не уверен. Поставили в 1975 на комбайн СК-4, а я, безграмотный, занял 1 место из 30 комбайнеров, после 2 лет замкомроты в СА. Секрет: не пить за штурвалом и не ломать на высоких скоростях.
  • Юрий Холодилин — 06:36, 27.05.2014
    На производстве сейчас устроиться проще, всегда есть вакансии, да и зарплата нормальная.Еще бы на гос. уровне отрегулировали монополию на потребителя в торговых сетях России, как это делают в развитых странах..., например, в Китае.Тем более, что никаких бюджетных затрат на это не требуется, а рост ВВП, рабочих мест и уровня жизни обеспечены.
  • Игорь Андреев — 16:07, 26.05.2014
    зачем, если все проворовано, а техника морально устарела? Пусть молодежь идет в охрану чего-нибудь, например, дочерей путена и трубопроводов. Ума не требуется, как и путену.

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно