Как сносят самострой в Великобритании? Рассказывает русскоязычный блогер


Недавний снос "самостроя" в Москве вызвал большой резонанс. В частности, противники таких мер настаивали, что сносить нужно было только по решению суда и аргументировали это, в частности, тем, что в цивилизованных странах так не делают. Однако, как выяснилось, делают. О том, как с "самостроем" поступают в Великобритании, написала блогер Татьяна Соловьева, которая живет в этой стране.


Фото: Shutterstock

"В Англии, даже если вы владеете участком, владеете по полному праву, и ваш пра-пра-прадед им владел, но если вы на нем возвели не просто дом, а даже деревянный мостик к пруду без соответствующего разрешения местных властей и советов, а они узнают об этом (обычно в совет донесут ваши бдящие соседи), так вот council одним внесудебным решением обязует вас снести строение за ваш же счет, а потом еще и штраф заплатить, если надо. Внесудебным решением - еще раз повторю. И ни в какой суд вы потом не обратитесь, оснований для этого не будет. Разрешение, установленное законом, брали? - Нет - всего доброго", - пишет Соловьева.

Блогер пытается разрушить созревший в головах у россиян стереотип, что якобы любой европеец чуть что идет в суд, где "строгий, но справедливый судья все разруливает в пользу простого человечика". По ее словам, судиться с госорганами - дело часто заранее проигрышное. "В прецедентном праве существует принцип шлюза (floodgates principle) - это когда судьи лимитируют права заявителя по иску требовать компенсации в случаях, когда это может привести в лавине аналогичных исков. Это прежде всего касается судебных разбирательств с госструктурами и властями. Если вы взяли planning permission на сооружение на своей земле, вы достроили или перестроили сооружение даже на самую малость в нарушение этого плэннинг пермишэна, даже на 10 сантиметров - будете сносить к чертям до основания. И заново брать разрешение, если вам его дадут, и заново строить", - утверждает Соловьева.

Получить разрешение на постройку задним числом крайне сложно, а расширение дома без разрешения чревато получением предписания снести все до основания по приказу местного совета. Без суда. "Если вы как-то поменяли облик вашего дома, на который у вас все права и он в вашей полной собственности, а вашим соседям это не понравилось, они напишут на вас жалобу - будете возвращать дом в первоначальный вид. Если вы взяли в аренду помещение под бизнес и собрались там делать масштабный ремонт, вам нужно предупредить всех соседей письменно, потом ждать определенный срок, и если никто из них не обратится с возражением против ремонта в местный совет - только тогда вы сможете что-то начать делать, но тоже с разрешениями на каждом этапе практически", - перечисляет Соловьева.

Массу подобных случаев можно найти в интернете по поисковому запросу "jobsworths red tape planning permission uk".

С недвижимостью под бизнес Великобритании отношения не проще. Например, здесь есть очень строгая категоризация использования помещений для бизнеса. Для кафе это одна категория, для парикмахерской - вторая, для офиса - третья. "Переходить" из одной категории в другую крайне сложно. Учитывая все эти сложности, отмечает Татьяна Соловьева, сравнивать "цивилизованную Великобританию" с Россией как минимум необоснованно.

"Мне дико читать, что целых 25 лет в Москве стояли самострои, в самом центре, и только сейчас снесли. У меня в голове не укладывается, как можно было оставаться безнаказанными все 25 лет... Я до этого этот вопрос не разбирала и полагала, что есть какие-то дыры в законах или еще какие-то препоны, что не позволяют властям обязать самостройщиков этот ужас снести. Может, они возвели на правах долгосрочных арендаторов, а больше половины и в статусе владельцев определенных участков, потому власти с ними не могли так долго разобраться в рамках ГК, а они просто пришли в начале 90-х по принципу - кто первый, того и тапки", - возмущается блогер.

По ее мнению, право собственности на строение исходит от земельных отношений: "Если земельные отношения четко не определены, все делалось по серым схемам, то права собственности на строение не может быть в принципе. Может быть разрешение на строительство, но свидетельства о праве собственности - нет. Некоторые суды признавали в определенных случаях несамострой, но и это и не давало статус собственности".

Соловьева предлагает найти выписку из ЕГПР, что "таким-то участком с таким-то номером владел Вася Пупкин, который и пострадал при сносе", а не ссылаться на кадастровые номера. В частности, блогер ссылается на ч. 2, ст. 222 ГК РФ: "Лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности. Оно не вправе распоряжаться постройкой - продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки. Самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет, кроме случаев, предусмотренных пунктами 3 и 4 настоящей статьи".

Татьяна Соловьева считает, что сейчас в России законодательство пытается идти по евро-стандарту. "В прошлом году был изменен ГК, и органы власти получили право признавать здание самостроем и сносить его во внесудебном порядке,как в колыбели демократии и законности, иконы всех либералов - Англии". В России сносят за счет государства, а в Великобритании - за свой.

Кроме того, Соловьева отмечает безграмотность некоторых комментариев от ведущих российских общественных деятелей и политиков, уличив их в непонимании понятия "частная собственность".

В заключение Соловьева признает, что, несмотря на законность сноса, время было выбрано все же неподходящее. Хотя подходящее, вероятно, не наступило бы никогда.


Комментарии


Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно