Книга об офисной жизни "Продукты эпохи". Глава 6


"Продукты эпохи" – новая книга автора "Tabula Rasa. Из жизни обитателей московских офисов", которую RB.ru публиковал в прошлом году. Персонажи книги, как и прежде, списаны с реальных сотрудников московских офисов, и места, в которых они работают – так же узнаваемы. Действие разворачивается в одной российской госкомпании, присутствующей в одном из государств Ближнего Востока во время военного переворота,  и одной частной компании, участвующей в организации крупнейшего спортивного мероприятия международного уровня.

Фото: Fotoimedia

Глава 6 

 

- Зашла к тебе попрощаться, - к Марине заглянула Светлана, зам. генерального директора которая сидела в офисе компании в Санкт-Петербурге.

- Уже уезжаешь домой? – Марина отвлеклась от монитора и потянулась, разминая затекшую спину.

- Грустно об этом говорить, но я уезжаю вообще. С завтрашнего дня я не работаю в SHCG&Co.   

- Ничего не понимаю, - Марина была шокирована услышанным. – Как так? Ты сама уходишь или...

- Или. Но ты не думай об этом. Я не против, - Светлана улыбнулась. – Я уже устала, мне нужен перерыв. Хоть побуду с сыновьями и мужем, а то с появлением Фредерико они вообще не видят меня дома. Как бы то ни было, этот долгожданный отпуск будет коротким: мне уже предложили другую работу. Кстати, скоро вас познакомят с новым заместителем Фредерико – каким-то выходцем из Португалии. Насколько я знаю, это только начало. Компанию ждут перемены... Желаю тебе всего хорошего, мне было очень приятно с тобой работать.

 

Дверь за Светланой закрылась, и Марина начала осмысливать полученную новость.

 

Светлана всегда была в SHCG&Co "рабочей лошадкой", и когда Ольга Ивановна порхала и вдохновляла окружающих на новые свершения, именно Светлана делала их возможными. Решение уволить человека, который досконально знал бизнес, клиентов, их потребности и реалии России, было, по меньшей мере, глупо. Мозг закипел, стало душно,  и Марина решила, что ей нужно подышать свежим воздухом, иначе голова попросту взорвется.

 

Выйдя на улицу, она увидела компанию своих коллег из бухгалтерии, отделов по подбору персонала и юридического департамента. Обсуждали последнюю новость – уход Светланы.

 

- Что же теперь будет? – спросила Марина. – Я слышала, что на место Светы пришлют какого-то экспата.

- Ну да, выписали очередного из-за границы. Кстати, это не конец: собираются еще двоих нам навязать: нового директора по продажам и какого-то товарища по новым бизнесам. Итого их будет пятеро: Фредерико, финансовый директор, зам генерального плюс эти двое.

- Подождите, - опешила Марина. – Но ведь у нас есть директор по продажам. Ее что, тоже... того...

- И ее. Говорят, плохо продает.

- Ничего не понимаю. Вижу, что происходит что-то не то, но не понимаю, почему, - не унималась Марина.

- Так у нас с самого начала все шло наперекосяк, - выдувая дым, начала одна из сторожил компании. – На нас смотрят как на часть Зоны Восточная Европа, навязывая нам стандарты стран размером с одну Московскую область и распространяя на нас такие же KPI. А у нас ведь понимание бизнеса совсем разное. У нас все по-другому, как бы заезжено-пошло это ни звучало. Во всей Европе у SHCG&Co не развито направление поиска постоянного персонала и упор сделан на подбор и предоставление временного персонала, где ставка компании 10-15% от годовой зарплаты сотрудника, которого ищут, а у нас – почти в 2 раза выше. К тому же, у нас поиска постоянного персонала много, а временного – мало. Ровно наоборот по сравнению с Европой. А бонусная система для всех одинаковая.

- Послушайте, но ведь этот непонятный еженедельный итоговый отчет с показателями говорит о том, что у московского отдела по подбору постоянного персонала какое-то жуткое соотношение открытых и закрытых позиций! Примерно из 150 вакансий закрывается всего пара. Отчего так? Неужели это наши люди плохо работают?

- Не все так однозначно, как кажется на первый взгляд. Клиент дает много вакансий, мы их регистрируем, они попадают в статистику. А на самом деле, реальных из них очень мало: клиент просто смотрит рынок, изучает кандидатов и зарплаты, приценивается. Иногда размещает вакансии потому, что он обязан это сделать в соответствии со своей внутренней политикой, а по факту закрывает позицию уже давно найденным кандидатом. А мы вынуждены работать "вхолостую".

- А еще у нас декларируется фиктивный фокус на IT, - горько усмехнулась другая коллега. – Мол, мы должны идти в ногу со временем в плане цифровых технологий. А на деле этим и не пахнет! Несколько лет назад была внедрена электронная база данных – Zweb, в которую заносятся данные по кандидатам и клиентам. На первый взгляд, хорошая и правильная вещь. Однако, она абсолютно не жизнеспособна и не практична! Сложная и громоздкая. И в ней даже нет поиска по ключевым словам! Например, ты хочешь посмотреть всех подходящих тебе по параметрам кандидатов в базе – менеджеров по продажам. Но система не дает тебе такой возможности. В то же время, у каждого рекрутера есть KPI по количеству резюме, которые он должен занести в базу – около 30 в неделю. Специалисты тратят кучу времени, вбивая данные кандидатов в ZWeb, а в итоге все равно вынуждены работать со своей бумажной базой резюме, бережно накапливаемой в течение долгого времени. Т.е. они тратят драгоценное время на бесполезный труд, который к тому же никак не влияет на результат работы и призван вроде как помогать, но не делает этого. 

- Вот именно! Она не только нам не помогает, но и вредит! – вступила еще одна сотрудница. – Когда кандидат заходит на наш портал, посмотреть вакансии и оставить свое резюме, система ведет его в ZWeb, где черт ногу сломит – ничего не разобрать. Т.е. даже имеющиеся вакансии можно посмотреть только там. Что делает кандидат? Он уходит, не желая связываться со столь сложным сайтом, где невозможно даже посмотреть список открытых вакансий без регистрации в ZWeb. И он идет к тем, у кого можно просто прикрепить готовое резюме вложенным файлом к письму. Т.е. юзабилити никакое.

- Этот же фактор влияет и на работу отдела продаж. Но там совсем все плачевно... Какие-то бредовые KPI: каждый менеджер по продажам должен делать 10-15 встреч с клиентами в неделю. При этом, помимо писем самим клиентам с благодарностью за встречу и коммерческим предложением, нужно по каждой встрече заполнить отчет в ZWeb. Наловчившись, народ тратит 40 минут на заполнение данных по одной встрече. Сейчас Фредерико перевел всех на еженедельную отчётность. По его прикидкам, в пятницу сотрудники должны это сделать не более чем за два часа. По факту же выходит, что отчет занимает целый день, а не стоит забывать и о KPI по встречам с клиентами: в пятницу-то тоже нужно встречаться.

- А почему уходит столько времени?

- По логике руководства, продажнику просто нужно выгрузить в Excel то, что он занес в ZWeb за неделю. Только почему-то все забывают, что эта система не позволяет этого сделать! Бред! В итоге сотрудники заполняют вручную кучу дублирующих отчетов в Excel. Особенно обидно, что делаешь несколько видов отчетности по одним и тем же вопросам. Т.е. вместо того, чтобы работать, все сидят и заполняют километры таблиц. А если не заполнишь, то лишат бонуса.

- В нашей компании вообще мало что автоматизировано. А если и автоматизировано, то через одно место.

Все засмеялись.

- А откуда взялись эти странные KPI: по 2-3 встречи в день? В условиях России это малоприменимо, - с сомнением спросила Марина.

- Это все от европейского зонального руководства. Кто у нас руководит Зоной? Итальянец. Вот он и рассуждает своими европейско-итальянскими категориями. По кварталу прошелся – 5 клиентов обошел. В России же все не так. Здесь мало того, что расстояния совсем другие, так и менталитет разительно отличается. Наши оторванные от российской реальности европейцы требуют от нас, чтобы мы заезжали к клиенту минут на 10-15, встретились в зоне ресепшн, обменялись приветствиями и бодро поскакали дальше. В России практика встреч на ресепшн только зарождается и возможна в случае постоянного сотрудничества, когда ты мимоходом заскакиваешь к клиенту напомнить о себе и спросить, все ли нормально. Если в России организовывают встречу, так это встреча всем встречам встреча! Минимум на час, с обязательной демонстрацией слайдов и участием нескольких человек. К каждой встрече нужно готовиться. А у нас на это время не предусмотрено. Так же как и время на выполнение KPI по совершению звонков потенциальным клиентам – не менее 50 в неделю. А откуда у меня время на поиск этих 50 телефонов и звонки по ним?!

- Такая же фигня и у рекрутеров. Их обязали делать 3 встречи в неделю с клиентами на их территории, независимо от того, нужны они или нет. Спрашивается: зачем? Если у тебя нет проектов – хорошо, у тебя есть время на эти разъезды. А если тебе нужно закрывать вакансии, то когда тебе ездить? Этот формальный подход с требованиями нелогичных и абсурдных действий – ДНК нашей компании. Раз в месяц мы отсылаем отчет по каждому консультанту/ рекрутеру руководству Зоны. Там смотрят, выполнены ли KPI по звонкам, занесению резюме в ZWeb и встречам с клиентами, а также на то, закрыл ли специалист хоть одну вакансию в отчетном месяце. Если не закрыл, то зональные директора сразу ставят галку и спускают указание: "уволить!", даже не вникая в суть вопроса и разбираясь, почему так вышло. При Ольге Ивановне было спокойнее: она начинала отстаивать сотрудников, писала письма, находила правильные объяснения. Доходило до абсурда: Зона три раза пыталась уволить по формальным признакам самого финансово успешного консультанта, закрывающую очень редкие и дорогие вакансии, каждая из которых приносила компании примерно по миллиону. Т.е. всем было наплевать, что человек зарабатывает реальные и большие деньги – важнее были циферки в табличках. 

- При Фредерико такого уже нет... Не выполняешь KPI – увольняем. С такой политикой дождались, что самый успешный отдел – по поиску IT-персонала – увольняется.

- Как так? – Марина от удивления открыла рот.

- А вот так: все вместе написали заявление, включая начальника отдела. Дорабатывают эту неделю и уходят. И на этом направлении никого не остается! Говорят, их всей командой перекупили конкуренты. Пока мы тут телимся.

- Это все цветочки. Бонусная политика – вот что ягодки! В SHCG&Co бонус зависит от экономической прибыли компании. У некоторых должностей, например, у менеджеров по продажам, такая зависимость достигает 100%, у некоторых – 20-30%. И получается, что люди отлично работают, а бонусов нет. Ведь общая прибыль компании – тот фактор, на который они не могут влиять.

- Возьмем, к примеру, HR-администраторов. В нашей конторе это самая тяжелая и низкооплачиваемая работа. А ведь весь бизнес по предоставлению временного персонала держится на этих людях. Именно они занимаются всем кадровым администрированием временных сотрудников. Однако наши зональщики, не понимая российские реалии, и тут применяют к нам стандарты других стран. Говорят: "На столько-то заемных сотрудников должен приходиться один HR-админ". А в России совершенно другое КДП (кадровое делопроизводство). И специалисты не справляются: сидят на работе до ночи и по выходным. Глобал еще и требует, чтобы мы сокращали HR-администраторов. И так эти люди работают без бонусов и премий, так еще и отношение скотское.

- Ага, а потом удивляются: почему такая текучка кадров?! Ольга Ивановна пыталась до них донести все эти простые истины, но у тех ответ готов: "Это все ваша вина. Вы плохо работаете по HR-направлению, не удерживаете персонал". А что в таких условиях может удержать? Повышение зарплаты и премии за ночные и выходные бдения. А зарплаты у нас не повышаются ни при каких условиях. И уплывают наши опытные HR-админы к конкурентам, а к нам приходит "зеленая" молодежь, которой еще учиться и учиться, портачить и портачить. А обучившись и получив опыт, и они уходят.

 

Докурив и излив свои горести, сотрудники вернулись в офис.

 

Марина не могла прийти в себя от услышанного. Ей казалось, что все это время она жила в каком-то параллельном мире, не зная правды о компании, в которой работает. Ей вспомнился эпизод годичной давности, как показатель непоследовательности и нелогичности действий зональных коллег. Глобальному директору, только вернувшемуся из командировки в Москву, принесли на демонстрацию кожаное портмоне, которые планировали закупить в качестве подарков клиентам. Директору оно очень понравилось, и он, находясь еще под впечатлением от поездки, дал указание: "Закажите таких же штук 500 и для России". Закупка была успешно сделана, портмоне отправлены в Москву, а московскому офису перевыставлен счет на данные затраты. Вот только никто в московском офисе не знал об этой рокировке глобальщиков. Груз застрял на таможне, поскольку отправитель ошибся в реквизитах получателя. И Марина получила себе очередную проблему по высвобождению груза, оплате штрафов за длительное хранение и выяснение того, что это вообще такое, что все вместе заняло около двух месяцев.

 

***

Ирина только что вышла на улицу из офиса очередной компании, которая пригласила ее на собеседование. Она грустно вздохнула, огляделась по сторонам и поплелась в сторону метро. Еще одна никчемная поездка: ведь с самого начала было ясно, что ей откажут. Конечно, никто из потенциальных работодателей не сказал ей прямо: "Спасибо, но вы нам не подходите". Шло время, Ирина почти каждый день ездила на встречи, но результата это не приносило.

 

Она вернулась в ненавистную ей квартиру. Здесь плохо пахло, а обстановка погружала в глубокую депрессию. Из-за своей уже прошлой небольшой зарплаты, Ирине приходилось снимать комнату в двухкомнатной квартире одной старушки, у которой постоянно орал телевизор, а с кухни воняло так, что даже не хотелось знать причину этого запаха.

 

Деньги таяли на глазах: от полученной компенсации оставались уже крохи. Старушка, несмотря на все свои маразмы и склерозы, не забывала о регулярной оплате аренды.

 

Ирина несколько часов провела в интернете, откликаясь на вакансии и ища подработку для фрилансеров. Усталость и голод накрыли ее с головой, невероятно захотелось чуда – чтобы, раз, и все вдруг стало хорошо... Она взяла мобильный телефон и долго вертела его в руках, не решаясь позвонить, но затем, набравшись храбрости, открыла контакты и нашла нужный номер.

 

- Саша, привет! Это Ира...

Саша сидел на мега-удобном диване, сделанном на заказ, и смотрел новый блокбастер в своем домашнем-кинотеатре с самой дорогой системой воспроизведения звука. Он не понял, кто ему звонит, поскольку давно забыл о существовании Ирины. Нехотя поставив фильм на паузу, Саша недружелюбно включился в разговор:

- Слушаю...

- Я говорю: Саша, привет! Это Ира.

- Ира?.. Извините, не помню...

- Ну Ира из SHCG&Co. Мы еще все вместе обедали: я, ты, Марина, Ольга и Антон. Я с Мариной работала...

- А...

- Как у тебя дела?

- Как у всех, - Саша показывал, что не настроен на длительный разговор.

- Понятно...

 

Возникла неприятная пауза. Ирина молчала, не зная, как продолжить, а Саша – потому что не понимал, зачем вообще она ему позвонила. Ему очень хотелось вернуться обратно к фильму, поэтому он все-таки спросил:

 

- Чего звонишь?

- Я... я хотела у тебя попросить... мне так неудобно и неловко... Я подумала, что мы все-таки с тобой друзья... ведь столько времени общались... у меня сейчас очень тяжелая ситуация...

"Блин, ну вот опять! - Саша начинал раздражаться. – Как и все: хочет денег".

- ... мне тяжело об этом говорить, но ты моя единственная надежда... Мог бы ты одолжить мне немного денег?

Саша молчал, что не предвещало ничего хорошего.

- …я скоро выйду на работу и верну тебе с первой зарплаты... – продолжала гундосить в трубку Ира. – Я тебе обещаю... Мне много не надо: всего несколько тысяч, чтобы купить продукты... По квартплате я с хозяйкой квартиры договорюсь об отсрочке: уверена, она пойдет мне на встречу... Я обязательно верну... мы же друзья... Я обещаю... с первой зарплаты...

Саше это уже надоело, хотелось бросить трубку: люди, которые просили у него денег, вызывали аллергию. И он решил прервать этот монолог, порождавший чесотку:

- Послушай, ну какие мы друзья?! Мы просто вместе обедали. Ты извини, но я тебе ничем помочь не могу: мне самому денег не хватает. Ну все, пока.

Он нажал кнопку на пульте, и на огромном экране снова замелькало кино. Через две минуты он забыл и о звонке, и о существовании девушки Ирины.

 

Услышав гудки, Ирина опустила руку с телефоном. Из глаз покатились огромные слезы. "Мы не друзья, мы просто вместе обедали..." - крутилось в ее голове. А ведь она думала, что они все друзья... единственные друзья в этом большом и неприветливом городе, которые у нее были. Казалось, что выхода нет, что все кончено. Ирина оглядела скудную и безрадостную обстановку своей комнаты, подумала о своей никчемной и серой жизни и поплелась к окну.

 

На улице было темно и безлюдно. Ира забралась на подоконник и села, свесив ноги вниз.

 

"Мы не друзья, мы просто вместе обедали..." А она-то считала иначе...  Одно маленькое движение, и все закончится. Время словно остановилось. Из глаз текли слезы. Внизу по своим делам спешили люди, в соседнем дворе лихорадило пьяную компанию: доносились то смех, то ругань, то звуки разбивающегося стекла.  Она ярко представила себе, что "обеденная тусовка", и Саша особенно, узнает о том, что произошло, и всем будет стыдно. Саша пожалеет, что не дал ей денег, и будет страдать до конца своих дней... Слез было все больше и больше, Ира уже плакала навзрыд. И старушка – владелица квартиры – тоже пожалеет, что не захотела дать ей отсрочку. И все будут страдать... Отчаяние и жалость к себе заполнили все тело, казалось, что еще чуть-чуть, и она от них лопнет. "Вот они узнают, как все произошло..."

 

"Стоп! – вдруг в ее мозгу все остановилось. – А как они узнают?!" Ирина резко прекратила рыдать. "А правда, как они узнают? Мы сейчас все живем на работе и в соцсетях. Ну вот я умру, вызовут милицию. Возьмут показания у старушки. В SHCG&Co не обратятся, ведь я там не работаю уже больше месяца, найдут и оповестят мою мать в Воронеже. "Покончила с собой" - вот и весь вердикт. Facebook и ВКонтакте об этом не напишут. Никто не узнает!"

 

Ирина спокойно слезла с подоконника и снова взяла телефон. Не понимая, что уже поздно, она набрала номер.

 

- Ира, привет! – Марина постаралась звучать радостно. Ее жених Максим удивленно взглянул на часы и показал Марине, что уже почти полпервого ночи. Та пожала плечами.

- Привет! Как у тебя дела? Как на работе?

- Да, все, в общем, нормально. Но многое меняется в компании... начались увольнения. Ты была первой ласточкой... Думаю, даже хорошо, что тебе пришлось уйти.

- Ясно.

Пауза.

- Ир, не хочу показаться невежливой, но уже ночь на дворе... А мне завтра на работу вставать... У тебя что-то случилось? Тебе плохо?

Марина услышала всхлипывания.

- Что у тебя произошло?

Но Ирина по-прежнему ничего не говорила, а только плакала.

- Что у тебя случилось? Послушай, давай завтра увидимся? Ты мне все расскажешь? Хорошо? Сможешь вечером, после работы?

- Я нигде не работаю, - выдавила из себя Ира.

- Э... тогда приезжай прямо к шести вечера к офису SHCG&Co. Мы пойдем, посидим где-нибудь. Ты мне все расскажешь. Договорились? Обещаешь, что приедешь?

- Да.

- Отлично. Тогда до завтра! А сейчас прими успокоительное и ложись спать. До завтра!

 

Утром Марина рассказала Ольге о случившемся, когда они вышли купить свежевыжатого сока.

 

- Судя по голосу, ей было очень плохо, - расстроено заметила Марина.

- Да уж... ситуация, - Ольга была в раздумье. - Знаешь, мне сейчас стыдно за то, что я ее так не любила. Ведь причин-то не было! Нормальная девчонка, порядочная, тихая, скромная, не злая. Ничего плохого никому не делала, не хамила, не грубила. Да... стыдно.

- И, кстати, работала она хорошо, - добавила Марина. – За все время, что мы были коллегами, она ни разу не ошиблась, все делала четко, правильно, со СМИ общалась профессионально, много редактировала и писала текстов. Вообще-то, уволили ее совершенно несправедливо...

- Можно я пойду с тобой на встречу? – вдруг спросила Ольга. – Ну пожалуйста...

- Ладно, - улыбнулась Марина.

- Только ты Ире не говори. Пусть сюрприз будет!      

 

Ира уже ждала на улице, когда вышли Ольга и Марина.

 

- Привет! – Ольга широко улыбнулась и обняла Иру в знак приветствия.

- Привет! Оля узнала, что мы встречаемся, и попросила меня взять ее с собой. Мы все соскучились, - Марина посчитала нужным объясниться.

- Я очень рада вас видеть, - тихо ответила Ира.

Все вместе пошли к кафе. Каждая из них чувствовала себя несколько неловко: как ни крути, Ира уже не была частью их компании и стала чужаком.

Расположились за столиком, и, сделав заказ, обменялись формальными вопросами "как жизнь?" и "как дела?".

- Я никак не могу найти себе работу. Откликаюсь на вакансии, езжу на собеседования. Но меня не берут даже на самые низкооплачиваемые должности, - честно призналась Ира. В ее голосе и всем ее виде было столько отчаяния, что у ее экс-подруг сжалось сердце. – Все бы ничего, но в следующем месяце надо платить за квартиру... Я не хочу уезжать обратно в Воронеж к своей матери-алкоголичке.

Марина и Ольга подумали, что, в сущности, ничего не знали об Ирине и ее жизни вне работы.

- Поиск работы – дело не быстрое, может занять несколько месяцев... – Марина сказала жестокую правду.

- Тогда я вообще не представляю, что мне делать, - Ира обхватила голову руками, а Оля с Мариной переглянулись. – Старушка, у которой я живу, ушлая до жути! Она не согласится на отсрочку платежа за комнату. Мне скоро не на что будет покупать продукты... Я бы что-нибудь продала из своих вещей, если бы было, что продать.

Казалось, что еще чуть-чуть, и Ира заплачет.

- Послушай, не надо отчаиваться! – решительно начала Ольга. – Всегда можно найти выход. Поверь, у тебя еще далеко не самая страшная ситуация. Ты же не больна? Тебе не нужно покупать дорогие лекарства, без которых ты не можешь жить?

 

Ира отрицательно замотала головой.

 

- ...руки-ноги на месте, здоровье – тоже. Это уже половина дела! Пока ищешь постоянную работу, попробуй найти разовые подработки, уверена, на специализированных сайтах можно найти подобные предложения. Обзвони компании, занимающиеся мероприятиями: возможно, им нужны временные сотрудники на проекты. В конце концов, развесь объявления в своем районе, что окажешь помощь по хозяйству – погулять с собакой, сходить в магазин или убрать квартиру. Люди скорее доверятся своему соседу, чем совсем чужому человеку. Не факт, что это сработает, но сидеть на месте тоже нельзя! Под лежащий камень вода не течёт. Будешь сидеть куковать дальше, придется к мамке в Воронеж ехать.

- Оля права, не стоит опускать руки. Но ведь, Ир, ты сама сколько лет проработала в рекрутинговой компании и писала комментарии для прессы на тему подбора персонала. Ты же знаешь, что кандидатов с похожими знаниями и навыками на рынке труда много, и работодатель смотрит на личность. Ты меня извини, но когда видишь тебя, кажется, что ты уже заранее сдалась. Пиарщик разве может быть таким? Я не спец в этой профессии, но догадываюсь, что от него ждут активности, харизмы, обаяния. Тебе нужно измениться внешне, чтоб во взгляде была уверенность, чтоб во всем твоем виде была победа.

- Самое простое, что может себе позволить женщина – это сменить прическу. А тебе ее нужно не то чтобы сменить, а сделать! Тебе нужно подстричься! – безапелляционно заявила Оля.

- Хорошая идея, - подтвердила Марина.

- Я бы с радостью, но денег на парикмахера точно нет, - удрученно ответила Ира.

Оля посмотрела на часы, достала телефон и набрала номер. После недолгого разговора она торжественно произнесла:

- Я напишу тебе адрес и время, подъедешь завтра, попросишь Аркадия, скажешь, что от меня. Это школа стилистов, им всегда нужны модели для стрижки. Я попросила, чтоб экспериментов не ставили. Ты ему напомни, что он мне лично обещал. 

- Да, и еще одно, - осторожно сказала Марина. – Я дам тебе денег взаймы, если будет прям совсем край. Много не обещаю, но на какое-то время хватит. С зарплаты вернешь.

- И я тоже, - подхватила Оля.

- Спасибо вам, девочки! - Ира повеселела, уже появилась вера в то, что все обязательно образуется.

 

***

Марина сидела на светлой и просторной веранде загородного дома, принадлежащего родителям Максима. Яркое солнце освещало зеленые газоны, каменные дорожки, декоративный пруд и три небольшие грядки с зеленью и травами: мать Максима, Надежда Юрьевна, очень любила мяту и чабрец с собственного огорода, и по особым случаям угощала ими своих коллег – вице-президентов, а также президента банка, если у него было слишком много волнений.

 

Марина с Максимом приезжали сюда почти каждые выходные. Летом, как сегодня, Максим с отцом часто уезжал удить рыбу на пруды, недалеко от дома, где была организована коммерческая рыбалка. Марина же высыпалась, поздно вставала и спускалась на веранду завтракать. К ней присоединялась Надежда Юрьевна, и они или беседовали о жизни и о делах, или просто молчали, слушая пение птиц.

 

- Надежда Юрьевна, могу я вас попросить кое о чем? - осторожно начала Марина.

- Попросить можешь. За спрос денег не берут. О чем речь?

- Мне, правда, очень неловко, но могли бы вы поспособствовать трудоустройству одной девушки? Это моя экс-коллега, с которой я проработала около двух лет. Она очень хороший специалист, пиарщик, но наш новый гендиректор, дурак, ее уволил, под предлогом того, что она не говорит по-английски. В нашей компании она занималась СМИ, администрированием сайта, внутренними коммуникациями, делала внутрикорпоративную газету, организовывала мероприятия, писала и редактировала тексты. Вообще, она умничка и главное, порядочная и ответственная...

- Ну-ну, смотри, захвалишь!

- Ей очень нужна работа, она в отчаянии. Деньги скоро закончатся, у нас она получала просто крохи: накопления в таком случае невозможны.

 

Марина посмотрела на Надежду Юрьевну:

 

- Я понимаю, что у вас может не быть вакансии, но, возможно, тогда вне штата? Очень надо... Причем быстро. Времени совсем нет.

- Ладно... – устало выговорила будущая свекровь. – Посмотрим, что можно сделать.

- Отлично! Я запишу вам ее контакт. Только у меня еще просьба: не говорите, что это я. Пусть она думает, что ее нашли через сайт по поиску работы.

- Ну хорошо... Сайт так сайт. Ты мне лучше скажи: тебе самой-то новая работа не нужна? Если директор – дурак, - Надежда Юрьевна рассмеялась.

- Думаю, что скоро начну искать. Как-то у нас все грустно и тухло...


Читать другие книги из раздела "Библиотека" >> 

Все события и персонажи вымышленные, любые сходства с реальными людьми или событиями случайны.
 

 


Комментарии


Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно