Екатерина

Книга об офисной жизни "Продукты эпохи". Глава 7


"Продукты эпохи" – новая книга автора "Tabula Rasa. Из жизни обитателей московских офисов", которую RB.ru публиковал в прошлом году. Персонажи книги, как и прежде, списаны с реальных сотрудников московских офисов, и места, в которых они работают – так же узнаваемы. Действие разворачивается в одной российской госкомпании, присутствующей в одном из государств Ближнего Востока во время военного переворота,  и одной частной компании, участвующей в организации крупнейшего спортивного мероприятия международного уровня.

 

Фото: Fotoimedia

Глава 7

 

Анатолий Константинович стоял и с покорностью ждал, пока помощник исполнительного директора закончит говорить по телефону. Диане, высокой, стройной девушке с русыми волосами и чопорным выражением лица, было чуть за двадцать, но несмотря на свою молодость, она была серьезна и ответственна. Благодаря хорошему лингвистическому образованию она свободно говорила на двух языках – английском и немецком – и сейчас осваивала еще и испанский, параллельно получая степень MBA в бизнес-школе.

 

Анатолий Константинович вызывал у Дианы брезгливость и презрение, поэтому ей нравилось держать его в унизительном положении длительного ожидания: деваться-то ему все равно некуда. 

 

Анатолию Константиновичу уже надоело стоять перед ней словно мальчишка: в кабинете Дианы не было предусмотрено стула для посетителей. Он вертел головой по сторонам, осматривая уже многократно виденную обстановку.    

 

Диана сидела в "директорском" кожаном кресле песочного цвета за большим столом из красного дерева. Перед ней стояли два ноутбука: Mac и РС, а рядом с ними лежало три мобильных телефона.

 

"И зачем ей три мобильных? – с тоской думал Анатолий Константинович. – Ишь, какая важная фифа... И за какие такие заслуги ей достался отдельный кабинет?"

 

Будучи ассистентом исполнительного директора, Диана сидела в приемной, вместе с секретарем генерального. У нее был стационарный компьютер и один мобильный телефон. Чуть меньше года назад ее повысили, и она сразу получила отдельный просторный кабинет, мебель, которая раньше стояла у исполнительного директора, ноутбуки и мобильные.

 

"А я должен ютиться в крохотной комнатке с двумя подчиненными, пока эта девица рассиживает по отдельным кабинетам", - Анатолий Константинович продолжал себя накручивать. В свете его нынешнего положения и наличия дистанционной любовницы, которая требовала постоянного внимания хотя бы посредством скайпа, отдельный кабинет без лишних ушей был бы кстати.

 

Диана же продолжала что-то строго говорить по телефону, игнорируя своего настойчивого гостя.

 

Анатолий Константинович уставился на толстые хрустящие хлебные палочки, которые лежали на подоконнике рядом с ее сумкой. И тут Диана наконец положила трубку.

 

- Да, слушаю вас, Анатолий Константинович, - откинувшись на спинку кресла, она взглянула на него с усмешкой и презрением.

 

- И как эти эротичные хлебные штуки в действии? Может, все-таки стоит переключиться на обычных мужчин? Они получше будут, - Анатолий Константинович выдал очередную свою скабрезность, перемешанную с хамством, кои он позволял в отношении своих женщин-подчиненных, в том числе и Ольги. Он сам не понял, как так получилось, что именно эти слова слетели с его языка, и почему он не озвучил волнующий его вопрос: одобрит в конце концов исполнительный его липовую командировку в N, ведь там его ждет-не дождется Ксения, или как?

 

- Что???!!! – взревела Диана, вскочив с кресла. Ее лицо и шея моментально покрылись красными пятнами. Резко вытянув руку в сторону, она пальцем указала на дверь. – Пошел вон отсюда!!! Чтоб в моем кабинете больше не появлялся!

 

Как только Анатолий Константинович вышел, раскрасневшаяся от волнения Диана пулей вылетела в коридор и побежала в директорат. Формально постучавшись в кабинет исполнительного, она встала посреди комнаты и тяжело задышала. Борис Аркадьевич, который сидел, уткнувшись в бумаги, оторвал взгляд от инженерных чертежей:

 

- Дианочка, в чем дело? На тебе лица нет, – он встал и быстро подошел к ней.

 

Диана быстро и сухо пересказала ему произошедшее. С каждым ее словом он становился все мрачнее и мрачнее.

 

В конце короткого рассказа он вернулся к своему месту и нажал кнопку интеркома на телефоне:

 

- Пожалуйста, вызовите ко мне Анатолия Константиновича. Сейчас же.

 

Борис Аркадьевич посмотрел на Диану:

 

- Ты лучше уйди. Не стоит тебе быть свидетелем мужских разговоров.

 

Диана шмыгнула в переговорную директората.

 

Как только Анатолий Константинович впорхнул в кабинет Бориса Аркадьевича, до его ушей донесся голос, полный угрозы:

 

- Ты что, гад, себе позволяешь?! Я тебя спрашиваю?! Совсем разум потерял? Попутал? – Борис Аркадьевич в два прыжка оказался рядом с Анатолием Константиновичем и схватил его за ворот. Он был немного моложе, крупнее, и, в отличие от оппонента, вел здоровый образ жизни, что вкупе с большим опытом в единоборствах давало неоспоримое преимущество.

 

- Пиши заявление по собственному желанию, тварь! Чтоб завтра тебя в компании не было!

- Я... да я ничего... я ж пошутил, - начал лепетать Анатолий Константинович. – Диана меня неправильно поняла. Вот чудная: шуток не понимает!.. Я извинюсь! Принесу свои искренние извинения! Зачем так нервничать? Я извинюсь... Я не хотел... Она неправильно поняла...

 

Борису Аркадьевичу стало противно, его резко окатило волной брезгливости, словно он прикоснулся к чему-то гадкому и отвратительному, и он медленно отпустил ворот.

 

- Пошел вон! Если я хоть еще раз от кого-либо услышу нечто подобное тому, что рассказала мне Диана, тебе не сносить головы. Все понял?

 

Анатолий Константинович кивнул.

 

- То-то же. А теперь: вон из кабинета!

 

"Вот сука какая! Сразу же настучала!  – думал Анатолий Константинович, идя по коридору. – Гнида! Поди спит с директором. А как иначе? Откуда еще такой кабинет? И что он ее так защищает?! Вот шлюха!.. Теперь не видать мне командировки..." 

 

Борис Аркадьевич зашел в переговорку, где сидя за столом, Диана решала какие-то проблемы по телефону, строго отчитывая кого-то на немецком.

 

- Я пригрозил ему увольнением, - сказал Борис Аркадьевич со смешком, когда она закончила разговор. – Видела бы ты его: насколько он жалкий! А ж противно стало! Что-то там лепечет, щебечет: "Я извинюсь, я извинюсь...". Дурак.

- Давно пора от него избавиться. Он ни хрена не делает: целыми днями трепится по скайпу со своей любовницей из N. Ты знал, что у него там любовница и что он выбивает себе липовые командировки, чтобы к ней ездить? А за него всю работу делает Ольга, его подчиненная.

- Что, правда? – Борис Аркадьевич опешил. – Так он же женат, у него и ребенок маленький... Вот сволочь какая! И командировки... И откуда ты все знаешь?

- Работа такая, - строго ответила Диана.

- Что б я без тебя делал? – он обнял ее за одно плечо, и они вместе синхронно вышагивая, направились к выходу. – Если узнаешь, что он все еще распускает свой поганый бескостный язык, сразу сообщай. Лады?

- Будет сделано, начальник!

 

Отец Дианы, Сергей Леонидович, занимавший крупный пост в организации, которая затем стала родоначальницей "РГСИ Интер", был научным руководителем Бориса Аркадьевича, когда тот заканчивал университет. Регулярно приезжая к нему домой, он познакомился с Дианой – тогда еще совсем маленькой девочкой. Сергей Леонидович помог ему с организацией его первого бизнеса и знакомством с нужными людьми. По сути, многим, что сейчас было у Бориса Аркадьевича, он был отчасти обязан именно Сергею Леонидовичу. И даже со своей будущей женой он познакомился на одном из совместных обедов в гостях у друзей Сергея Леонидовича. Поэтому, когда Бориса Аркадьевича чуть больше года назад назначили на пост исполнительного директора "РГСИ Интер", чтобы навести там порядок и все-таки построить объекты в необходимые сроки в условиях уже почти полностью разворованного бюджета, тот попросил взять Диану на работу. Конечно, Борис Аркадьевич не смог отказать, да и причин на это у него не было: Диана была смышлёной, умной, начитанной и не болтливой. Последнее качество он оценил особо, в какой-то момент повысил ее до помощника и доверил ей право подписи документов вместо себя. Немногие знали, что большинство повседневных решений в компании принимала именно Диана.

 

***

- Думаю, на этом стоит прекратить разговор, - сухо отрезала Маргарита, директор по продажам SHCG&Co. – Я свои права знаю и просто так никуда уходить не собираюсь. Это вам не "загнивающий" капиталистический Запад, а Россия: здесь закон всегда на стороне работника.

 

Она встала и, не дожидаясь реакции Фредерико, вышла из кабинета.

 

"Вот подонок! Решил от меня избавиться и заменить очередным никчемным экспатом", - возмущению Марго не было предела. Ее обвиняли в низких показателях отдела продаж по всем фронтам: невыполнение KPI по встречам и звонкам клиентам, слишком малому числу новых контрактов, отсутствию прибыли. Удивительно, но Фредерико был уверен, что стоит ему только чуть на нее нажать, и она уйдет по собственному желанию. Еще не решив вопрос об освобождении руководящего места, он уже пригласил на него нового сотрудника. Такая самонадеянность вызывала удивление.

 

"На то я и директор по продажам, чтобы иметь характер", - думала Марго. Она была не против того, чтобы уйти, но точно не так: ведь ей было, что терять. Отличная зарплата (когда-то Ольга Ивановна переманила Марго из компании-конкурента именно высоким окладом), семья, квартира в хорошем доме, ипотека, амбиции и бойцовские качества не позволяли ей легко сдаться.

SHCG&Co, пожалуй, стала для Марго наибольшим профессиональным испытанием. Компания-загадка, где сколько не бейся, результат будет одним – неудовлетворительным. Напор, энтузиазм, женское обаяние, ум и харизма Марго не могли одолеть бюрократию и бестолковость всей системы SHCG&Co. Поначалу Марго самой себе и всем своим подчиненным запрещала оправдывать собственные неудачи недостатками компании. Однако со временем стало очевидно, что закрывать глаза и стараться не замечать проблемы, невозможно. Ольга Ивановна во многом помогала, позволяя всем сотрудникам и в Москве, и в регионах откровенно подтасовывать статистику звонков и визитов, чтобы укладываться в положенные KPI. Это хоть как-то держало компанию на плаву и давало возможность приносить маленькую, но прибыль, и не уходить в минус. С Фредерико такие фокусы стали невозможны: он держал все под контролем, дотошно вникая в детали. И теперь уже каждый менеджер по продажам, как и Марго, оказался перед лицом целого букета проблем.

 

Первое, что с самого начала пыталась изменить Марго, было закостенелое ценообразование. Во всякой компании есть утвержденная ценовая политика – некий прайс-лист, "вилка" цен и шкала согласования скидок. Что-то подобное, пусть и корявое, было и у SHCG&Co. В соответствии с данной политикой, если менеджер по продажам хотел предоставить потенциальному клиенту скидку 10% и выше, он должен был это согласовать не только на уровне руководства в России, но и всей Зоны Европа! Это условие влекло за собой многочисленные переписки и звонки с несколькими коллегами в Европе: одного нет на месте, второй согласен, третий – нет, четвертый вносит правки – и так снова и снова. В реальности сие означало, что процесс переговоров мог стать настолько длительным и тяжелым, что клиент попросту останавливал свой выбор на более быстром и уступчивом конкуренте, ведь все решается в процессе тендера. Фактически, все действия менеджеров требовали тех или иных многочисленных одобрений руководства Зоны. В итоге, SHCG&Co оказывалась не только самой неповоротливой, негибкой и медленной компанией в своей нише, но и самой дорогой. Такое позиционирование на высоко конкурентном рынке было заведомо проигрышным. С помощью Ольги Ивановны Марго где-то что-то утаивала, недоговаривала или принимала решение самостоятельно, не дожидаясь умозаключений тугодумных западных начальников. Сейчас и эти лазейки были закрыты. А чтобы сохранить прежние объемы прибыли, заложенные в KPI в соответствии с показателями докризисного 2007 года, нужно делать все больший и больший объем вакансий. Если компания медленная и костная, то она априори в проигрыше.

 

Однако в работе самой Марго был один серьезный промах, который она осознавала, но пока не понимала, как можно исправить ситуацию: ей никак не удавалось сформировать нормальную команду. Часть подчиненных досталась ей "по наследству" от самой Ольги Ивановны: дело в том, что компания непозволительно долго жила без директора по продажам. Они привыкли работать под не столь жестким контролем, ведь у генерального директора слишком много задач, чтобы концентрироваться на одних лишь продажах. Пара сотрудников ушла с появлением Марго, оставшиеся двое парней относились к ней снисходительно и терпели, как терпят неожиданный, заставший врасплох на улице, ливень, пережидая его под козырьком случайно подвернувшегося здания. Умной и амбициозной молодой девушке нелегко завоевывать авторитет столь же амбициозных, но не блещущих исключительным умом и талантами ребят. И к моменту разговора с Фредерико ей так и не удалось этого сделать.

 

Прискорбно говорить, но и с новыми сотрудниками, которых она активно подбирала, ничего не складывалось. Сильные менеджеры, если и соглашались на работу в SHCG&Co, уходили через 1,5-2 месяца, столкнувшись со всеми реалиями компании, о которых старательно умалчивали на собеседованиях и встречах. Приходилось брать людей послабее, без опыта работы, со всеми вытекающими последствиями.

 

Совокупность факторов, включая еще до конца несформировавшиеся менеджерские качества Марго, нелогичные KPI и трудоемкую отчетность, давали не лучший результат, который с появлением Фредерико стал совсем плачевным.

 

- А я предупреждала, что она не уйдет просто так, - устало повторила Елена, директор юридического департамента. – Надо было сразу предлагать компенсацию и расторжение трудового договора по соглашению сторон. Максимум – 5 окладов.

- Что?! Я еще ей должен платить после того, как она уничтожила все продажи?! – Фредерико был в ярости. – Эта женщина должна сама уйти, если она имеет совесть.

- Совесть – не юридическое понятие, - заметила Инна, руководитель по кадровому администрированию. – Нужно договариваться и торговаться.

- Торговаться?! Я с этой женщиной больше общаться не хочу и не буду. Вот вы с ней и договаривайтесь.

 

Елена и Инна переглянулись.

 

- На этом все. Избавьтесь от нее как можно скорее, через неделю приедет новый директор по продажам. Торгуйтесь и договаривайтесь, только пусть этой женщины через неделю здесь не будет.

 

На следующий день уже происходило знакомство с Карлосом – новым заместителем генерального директора. Собравшиеся сотрудники московского офиса, а также все коллеги из регионов (по видео связи) слушали, как он чеканил слова:

 

- Мы все должны поменять свой подход к работе! Ускорение – вот наш новый девиз. Больше встреч, больше звонков, больше вакансий! Консультанты должны продавать! Мы объявим внутрикорпоративное соревнование по наибольшему количеству звонков, наибольшему количеству встреч, в котором будут участвовать все сотрудники! Да-да, именно все сотрудники без исключения: и бухгалтеры, и HR-админы! Все должны продавать и приносить деньги, кто не приносит денег – не нужен компании. На нашем корабле не должно быть пассажиров, только члены команды!

 

И в качестве иллюстрации своей пламенной речи он театрально сжал кулак.

 

- Когда я слушала его, мне аж физически стало плохо, - грустно подытожила Марина, рассказав о нововведениях в SHCG&Co.

- Ерунда какая-то! – недоумевала Ольга. - Каждый должен быть на своем месте: бухгалтер заниматься бухгалтерским учетом, консультанты и рекрутеры подбирать персонал, HR-админы вести кадровое делопроизводство, продажники продавать. Как можно требовать от бухгалтера, который по своему менталитету отнюдь не продавец, чтоб он звонил потенциальным клиентам? Это ведь не входит в перечень его должностных обязанностей.

- Во-во, - поддержал Антон. - Они ведь даже про услуги нормально рассказать не смогут.

- Если им так нужно соревнование, сделали бы его добровольным, - продолжила Марина. - Понятно, что в нем вряд ли кто-нибудь стал бы участвовать, но это было бы правильно. Как-то грустно все и кисло.

- Что особенно непонятно: зачем ваше руководство так настойчиво тащит сюда экспатов. Тенденция последних лет: компании избавляются от них из-за непомерной дороговизны. Их сюда присылали, когда в России не было собственных опытных и качественных управленцев, а бизнес надо было налаживать. Затем все процессы отладились, рынок стал работать нормально, в стране появились сильные менеджеры с западным образованием и опытом, - заметил Саша. – А тут: у компании дела идут плохо, прибыли нет и при этом принимается решение привезти сюда кучку непонятных экспатов. Каждый из них обходится компании "в копеечку". Обычно их зарплаты выше, чем у местных менеджеров, потому что иначе чопорных европейцев в "немытую Россию" не заманить. Снимают квартиру, как правило, в центре города в дорогих районах – это престижно и безопасно. Оплачивается расширенная медицинская страховка, спортклуб и предоставление автомобиля хорошей марки. Также компания берет на себя оплату визы и перелётов по личным нуждам в родную страну.

- У нас нет оплаты спортклуба, а в остальном – все совпадает. Автомобили на выбор – Audi, BMW или Mercedes. А еще за счет компании им компенсируется подоходный налог, который для нерезидентов (иностранцев) в РФ составляет 30%. И в итоге зарплата нашего гендира – что-то около 1 млн 400 тыс. в месяц, - добавила Марина.

- Ни хрена себе зарплата! – Антон присвистнул.

- Подбираю челюсть с пола. У меня теперь будет депрессия, - ошарашено произнесла Ольга.

- Умножить все эти ежемесячные расходы на растущее количество экспатов приплюсуй их незнание местного рынка и законов, и получается, что ваша компания погружается в болото полного финансового краха все глубже и глубже, - резюмировал Саша.

- Звучит совсем безнадежно, - отозвалась Ольга. – Но, может, новые руководители сумеют как-то выправить ситуацию?

- Не уверен, - хихикнул Антон. – Для того, чтобы работать в России, одной экспатской харизмы недостаточно. В нашей стране нужны связи, знание рынка, понимание местного менталитета. Пока человек, который здесь ни разу не был, дойдет, разберется и вникнет, он может столько накуролесить, что мама дорогая! Потом и десант из кризис-менеджеров не сможет ничего сделать! Тем более, что речь идет о компании в сфере услуг, не слишком востребованных в условиях падающих рынков.

 

- Думаю, Антон прав. Хотелось бы верить, что эти люди являют собой пример невероятных управленческих качеств, уникальных знаний, но нет, это обычные, средние, ничем не выдающиеся менеджеры, которые строили бы карьеру в своей стране очень и очень долго. Особенно в условиях высокой конкуренции и острой безработицы в Европе и всеобщего кризиса в мире. А тут такой шанс – Россия. Поработал годик-два на полном обеспечении и вернулся на родину с прекрасным резюме, большой финансовой подушкой, да еще и темой для рассказов "как я выжил в варварской России", - грустно хмыкнула Марина.

 

***

- Сама подумай: оно тебе надо? – Елена старалась не выдавать накипающее раздражение, усталость от затянувшегося и неприятного разговора и желание поскорее закончить. – Зачем сопротивляться? Ты все равно не сможешь работать в таких условиях.

- Что ходить вокруг да около? Ты не неопытная девочка-секретарь, сама все знаешь и понимаешь, - Инна была настроена более нейтрально, хотя и она уже устала от этой темы. – Мы все сделаем в рамках закона, твои права никак не будут нарушаться. Тебе твое руководство просто создаст невыносимые условия: будешь по любому поводу писать объяснительные, сдавать непомерное количество отчетности, столкнешься с невыполнимыми KPI, против тебя будут настроены все твои подчинённые и компания в целом. Формально закон нигде не нарушен, а психологически будет слишком тяжело. Все может закончится тем, что придется уйти по собственному желанию, да еще и репутация на рынке будет безнадежно испорчена.

- Что тебе все это разжевывать? Ты сама не один раз в таком участвовала, - добавила Елена. – Бери три оклада и расстанемся по-хорошему.

 

Марго взглянула на Елену и Инну, опытных профессионалов в своих сферах, каждая из которых была старше ее лет на пятнадцать, и, приняв решение, произнесла:   

 

- Хорошо. Только не три, а пять окладов + отпускные, ухожу через три недели, две из которых – отпуск за счет компании. За это время я смогу найти себе другую работу и уйти с достоинством.

 

- Согласна, - выдохнула Елена.

- Договорились. Я сейчас подготовлю все бумаги, и мы их сразу подписываем, - резюмировала Инна.

 

***

У Ирины только что закончилась встреча с рекрутером банка в головном офисе, расположенном в современном здании в центре Москвы. Настроение было прекрасное. Новая прическа, сделанная в школе стилистов, и новый стиль макияжа, который ей посоветовал мастер, в совокупности дали доселе невиданную уверенность в себе и обаяние. Когда ей позвонили из этого банка, сославшись на резюме на сайте по поиску работы, и пригласили на собеседование, Ирина впервые за долгое время подумала, что все может получиться. Ей уже было не так страшно столкнуться с неудачей: уверенность в том, что ее подруги обязательно ей помогут в час нужды, вдохновляла и заставляла вести себя более раскованно и уверенно.

 

На следующий день ее пригласили на встречу с линейным руководителем – начальником отдела внешних и внутренних коммуникаций банка, а через три дня сделали предложение о работе – должность менеджера по внутренним коммуникациям с окладом в 2,5 раза больше чем в SHCG&Co. Ира была вне себя от счастья и пообещала, что будет работать изо всех сил, чтобы оправдать оказанное ей доверие. Жизнь налаживалась.

 

Читать другие книги из раздела "Библиотека" >> 

Все события и персонажи вымышленные, любые сходства с реальными людьми или событиями случайны.


Комментарии

  • Инна Котова — 14:13, 23.04.2016
    "Каждый должен быть на своем месте: бухгалтер заниматься бухгалтерским учетом, консультанты и рекрутеры подбирать персонал, HR-админы вести кадровое делопроизводство, продажники продавать. Как можно требовать от бухгалтера, который по своему менталитету отнюдь не продавец, чтоб он звонил потенциальным клиентам? Это ведь не входит в перечень его должностных обязанностей."- вот это прямо мои мысли, которые я неоднократно озвучивала, с которыми приняла решение об увольнении с предпоследнего места работы и смене банковской сферы на другую...

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно