Екатерина

Книга об офисной жизни "Продукты эпохи". Глава 8


"Продукты эпохи" – новая книга автора "Tabula Rasa. Из жизни обитателей московских офисов", которую RB.ru публиковал в прошлом году. Персонажи книги, как и прежде, списаны с реальных сотрудников московских офисов, и места, в которых они работают – так же узнаваемы. Действие разворачивается в одной российской госкомпании, присутствующей в одном из государств Ближнего Востока во время военного переворота, и одной частной компании, участвующей в организации крупнейшего спортивного мероприятия международного уровня.

Фото: Fotoimedia

Глава 8

 

На экране телевизора бригада рыболовецкого судна сражалась со штормом: огромные волны то и дело обдавали моряков с ног до головы и усложняли их и так непростую работу. Но рыбаки с пониманием относились к неизбежному буйству стихии, ведь море было их кормильцем. Максим устроился поудобнее, обнял Марину, и она еще сильнее прижалась к нему, накрываясь пледом – совместный вечерний просмотр документального кино давно стал их милой семейной привычкой. Звонящий мобильный телефон в такое позднее время был некстати.

 

- Что, опять проблемная подружка? – недовольно спросил Максим, когда Марина посмотрела на определившийся номер.

- Нет, это Фредерико, - с тревогой ответила она. – Нехорошее у меня предчувствие...

В динамике послышался голос босса, который явно весело проводил вечер в каком-то диско-баре:

- Извини, что так поздно, но ситуация критическая, - начал он, стараясь перекричать музыку. - Ты могла бы завтра утром полететь в L.? У нас там большие проблемы по проекту S.

- Не понимаю, какое я к этому имею отношение? Там есть руководитель проекта, есть, в конце концов, отдельный маркетолог, - холодно отреагировала Марина.

- Руководитель в Екатеринбурге, он полететь не может: нет мест на рейс. А проблемы как раз у маркетолога с местными властями, с Министерством труда L-ской области. Нужно съездить и поговорить с ними. Я деталей не знаю, но уверен, ты сможешь все уладить. Я еще раз очень прошу прощения за такую спешку и этот звонок. Ты полетишь?

 

Марина была настолько обескуражена происходящим, что согласилась.

 

- Кажется, я лечу в L., - сказала она Максиму, положив трубку.

- Вот это новость... – без энтузиазма ответил он.

 

Марина позвонила Зое, административному менеджеру, которая уже была в курсе ситуации:

 

- Туда надо лететь рано утром, поскольку там все начинается уже в 12.00. Остались места только в бизнес-классе – тебе повезло. Утром туда, вечером – обратно.

- А что там случилось? И почему именно я должна лететь? Ты хоть что-нибудь знаешь?

- Подробностей не знаю. Какие-то проблемы с местной властью. Кроме тебя туда послать просто некого. Не Карлоса же туда посылать. Насколько я знаю, там требовали, чтоб прилетел сам Фредерико, но ты же понимаешь, что он не полетит. Он же не знает, как и о чем говорить с чиновниками. А главное, на каком языке. Они же по-английски не говорят, а он по-русски не понимает.

- А я знаю, как говорить с чиновниками?.. Удивительно!.. Ясно. А куда мне в L. ехать?

- Куда-то в центр города, где у них там главная площадь или где-то там... Сейчас я сделаю заказ и пришлю на почту электронные билеты. Удачной поездки.

- Спасибо, - с сомнением ответила Марина.

 

Аэропорт L. встретил Марину горячим влажным воздухом и запахом южных растений. Ее сосед по креслу в бизнес-классе любезно предложил воспользоваться его такси, которое ехало в центр. По дороге она позвонила Денису, руководителю проекта, и уточнила адрес назначения. Оказалось, речь идет не о площади, а о каком-то стадионе.

 

Марина вышла из такси и у входа в спортивный центр увидела красочные баннеры с логотипами SHCG&Co и S. Похоже, здесь организовывалось какое-то большое мероприятие: несколько человек напряжённо заканчивали последние приготовления. Марина подошла к мужчине, который судя по возрасту и виду, был одним из руководителей:

 

- Простите, пожалуйста, меня зовут Марина, я из московского офиса SHCG&Co. Даже не знаю, как сформулировать... кажется, мне нужны представители Министерства труда L-ской области...

- Павел Алексеевич, директор этого спортивного центра, - представился мужчина. - Я в курсе. Вас уже ждут. Пойдёмте, я вас провожу.

- К сожалению, не могла прибыть раньше: прилетела самым ранним рейсом, где были места... – почему-то стала оправдываться Марина.

Он привел ее в кабинет, где две женщины – одна из них заместитель министра труда – что-то тихо обсуждали. После знакомства и формальных приветствий, Марина спросила:

- Пожалуйста, могли бы вы объяснить, что случилось?

- Проблема, собственно, в том, что мы не понимаем, состоится мероприятие или нет. На часах 11:43, а мы до сих пор не получили никаких официальных подтверждений с вашей стороны, - беззлобно сообщила замминистра.

- Ничего не понимаю... какие подтверждения?

 

После короткой и ёмкой беседы у Марины, наконец, сформировалась картина происходящего.

 

Сейчас SHCG&Co находилась в самой активной стадии проекта S – привлечения нескольких тысяч человек под масштабную государственную инициативу. Зачем SHCG&Co ввязалась в эту авантюру, Марина не понимала. Спонсорский контракт, после длительного и тяжелого согласования, подписали около года назад. Его убыточность была столь велика, что бросала компанию в финансовую пропасть без шанса на спасение. При этом, спонсируемая инициатива так мало давала взамен, что ни на какие будущие барыши рассчитывать не приходилось.

 

Над данным проектом работала специально набранная временная команда, включающая присланного из Зонального офиса Вацлава, поляка с невнятными задачами и такой же размытой ответственностью, и Федора, активного и неуместно борзого маркетолога. Проектные сотрудники сидели в одном из южных городов России, поэтому Марина с ними не пересекалась ни лично, ни в рамках должностных обязанностей.

 

Временный персонал по всей России для претворения в жизнь амбициозной государственной инициативы подбирался, мягко говоря, с трудом: для разнорабочих предлагались невысокие зарплаты и переезд в другой город на несколько месяцев. Чтобы активизировать соискателей и набрать-таки людей на проект, было задумано роад-шоу по нескольким городам России (Федор во всех анонсах заявил 20 городов, но внимательный читатель, пересчитав перечисленные географические названия, находил только 17 – невероятная математическая загадка). Реализация этой масштабной идеи была полностью возложена на Федора.

 

Известный автомобильный концерн предоставил два автомобиля. Их щедро оклеили логотипами и лозунгами – получились яркие, красивые и привлекающие к себе внимание машины. Взяли в аренду большие колонки, заказали флаги, и два рекрутера, два водителя и Федор, разместившись в двух авто, тронулись в путь.

 

За неделю до старта личный ассистент Вацлава в авральном режиме рассылала факсы с письмом в администрации планируемых для остановки городов. В них в приказном порядке сухо излагалось требование "оказать содействие" и "предоставить место проведения". Логотип государственной структуры в верхнем левом углу страницы был призван оказать должное воздействие на получателя. Логотип SHCG&Co меньшего размера, скромно ютился в правом углу бумаги. Не дожидаясь ответа из инстанций и не утруждая себя звонками, Федор и Ко выдвинулись по маршруту, оставив административную поддержку на ассистенте.

 

В первых двух городах всю гастролирующую компанию ожидало фиаско: при попытке расставить музыкальную аппаратуру и флаги на центральных площадях они тут же сталкивались с повышенным вниманием полиции и законной просьбой предъявить разрешение на организацию массового мероприятия. Разрешений не было, полномочий не было, поэтому приходилось уезжать ни с чем. Однако в головной офис отправлялись совсем иные "сводки с полей": "жители испытывали повышенный интерес к команде SHCG&Co" , "было роздано столько-то листовок с анкетами, проконсультировано столько-то человек" – это подкреплялось яркими фотографиями с бодрыми сотрудниками.

 

Администрация же города L. подошла к полученному факсу более основательно и креативно. Бумагу быстро распределили в Министерство труда; там сразу же смекнули, что это роад-шоу – шанс пристроить часть безработных, поставленных на учет в центрах занятости. Замминистра связалась с Заказчиком проекта, и выяснила, что да, такое роад-шоу имеет место быть и что одна надежда в закрытии временных вакансий – на города России, и особенно на L. Дозвонились и до Федора, связь с которым постоянно прерывалась и который, несмотря на поток слов, не смог внятно объяснить, что нужно делать и во сколько. Замминистра вежливо его попросила прислать в министерство официальный запрос по данному мероприятию с четким расписанием и программой за подписью генерального директора. Федор клятвенно заверил, что бумага будет, но чуть позже.

 

Несмотря на некоторую неразбериху с формальными вопросами и отсутствие запрошенного письма, Министерство задействовало все ресурсы для подготовки: в рекордные сроки на несколько часов был арендован крытый стадион, напечатаны и по всему городу расклеены красочные афиши, арендована музыкальная аппаратура, на местных радиостанциях ведущие активно зазывали горожан на мероприятие, оповещены центры занятости. И вот наступает день накануне грандиозного мероприятия: Федор недоступен, официальной бумаги как не было, так и нет, а бюджетные средства уже израсходованы... Замминистра снова звонит Заказчику и высказывает свои опасения. У Заказчика рвут и мечут по поводу такой неорганизованности и пренебрежения необходимыми формальностями, находят Фредерико и жестко высказывают свои претензии. Фредерико, еще не знакомый с тонкостями GR-направления в России, пытается выяснить подробности у Вацлава и Дениса, руководителя проекта. Но те не только ничего не проясняют, но и не проявляют инициативы в решении сложившейся проблемной ситуации. Светлана уже уволена, Карлос тут бесполезен, и Фредерико решает привлечь Марину.

 

"Пусть хоть где-то пригодится", - думает он.

 

- Так вам просто была нужна официальная бумага?! – радостно выдохнула Марина.

- Да, Вы сможете нам помочь? – замминистра была спокойна и чуть холодна.

- Конечно! Я завтра буду в офисе и первым делом все подготовлю. Пожалуйста, оставьте мне контактный номер для связи и номер факса.

Замминистра достала свою визитку, подчеркнула нужное и передала Марине.

- И огромное вам спасибо за такую активную поддержку нашего роад-шоу! – поблагодарила Марина.

Чиновница равнодушно посмотрела на нее и ответила:

- Пойдемте в зал, мероприятие начнется через 3 минуты.

 

Все прошло хорошо, пусть и где-то сумбурно, и вот уже Марина наблюдала, как Федор щедро раздает интервью местным телеканалам. Когда новая звезда новостей наговорился, Марина осторожно поинтересовалась у него, как обстоят дела с администрациями других городов.

 

- Да никак! – запросто ответил Федор. – Мы просто едем, а там будь, что будет.

- Послушай, но ведь так нельзя. Нужно же заранее получать разрешения. Вам может не везде так везти, как в L., – Марина явно беспокоилась за проект больше, чем Федор.

- Это ты права, конечно, - на секунду задумался он. Но затем весело огорошил Марину:

- Ты же организуешь нам мероприятие в Москве? Мы хотим финишировать на Красной площади. Это будет фурор! Приедут телекамеры, нас покажут по всем центральным каналам... Куча народа со всей страны кинется на работу на проекте... Мы перевыполним план... – он мечтательно смотрел в небо.

- Вы что, еще это не согласовали?! Это ж Москва, Красная площадь! У нас такие вопросы месяцами решаются, - Марина попыталась спустить коллегу с облаков, где он уже стоял перед объективами в зените славы, на землю.

- Ты все преувеличиваешь! Ты ж в Москве, вот и организуй: тебе ж это будет проще!

С этим обескураженная Марина поехала в аэропорт.

 

Уже рано утром на следующий день она сидела в кабинете Фредерико и докладывала о событиях в командировке. Хотя он не осознавал всей серьезности ситуации, но пусть и недолгая работа в России научила Фредерико, что с госструктурами шутить не стоит.

 

- И что, по-твоему, сейчас надо предпринять?

- Надо срочно, прямо сейчас, начинать обзванивать администрации оставшихся городов и улаживать с ними формальности. И, конечно, сделать письмо для L.

- Ты и займись этим.

- Я?!

- Да. Ты, похоже, лучше всех разбираешься в том, что нужно делать. Руководство проекта только руками разводит и не понимает, за что хвататься. Я попрошу административного менеджера, Зою, чтоб она тебе помогла. Вы должны все это уладить.

- Фредерико, при всем моем уважении... я не понимаю, почему я должна этим заниматься, и какие бенефиты я получу?

- Ну вот! Все вы, русские, такие меркантильные!

- Вопрос логичный, вообще-то...

- Для тебя это уникальная возможность получить новый опыт, поработать на масштабном проекте. Премию по итогу гарантировать не могу: посмотрим, как ты справишься. Согласна?

- Хорошо, - недовольно согласилась Марина, сама не понимая причину своего ответа. – Только вы напишите нашим руководителям проекта о том, что я это буду делать.

- Написать? Зачем?

- Вы привлекаете меня к проекту, к которому я не имею отношения. Было бы логично поставить об этом в известность остальных. В том числе и для кооперации, и для того, чтобы мы не дублировали свои действия.

- Напиши сама.

- Э-э-э... – но Марина не успела сформулировать мысль.

- На этом все. Срочно приступай к работе.

 

Ассистент Вацлава передала Марине изначальный текст запроса, список факсов и адресатов, по которым он рассылался. Переделав письмо, вооружившись терпением, интернетом и присланными данными, Зоя и Марина приступили к делу. Очередной город был уже сегодня, и по нему они потерпели сокрушительное поражение: администрация резонно ответила, что "так дела не делаются", и разрешение не дала. Зато, начиная со следующего города, коммуникация потекла веселее. Понимая, что проект реальный, что к ним, правда, едут, администрации бодро реагировали на просьбы, просили чуть подкорректировать официальный запрос, определяли место мероприятия и обещали присутствие СМИ:

 

- Только вы текст релиза нам дайте, чтоб мы распространили.

 

Марина сама связалась с Заказчиком и передала просьбу о релизе. Тут же подключившаяся к процессу пресс-служба рекордно быстро подготовила текст и попросила Марину лишь подставлять город, дату, время и место проведения мероприятия в нужные поля. Теперь релиз распространяли и сам Заказчик, и местные власти. СМИ откликались моментально. Дело пошло на лад.

     

- Тебя не было с нами 3 дня. Мы уже начали волноваться: в Фейсбуке не появляешься, в ответ на смс пишешь, что потом все объяснишь, - Ольга с неудовольствием посмотрела на подругу.

- Меня привлекли к проекту S, - удрученно ответила Марина и вкратце пересказала последние события, начиная с командировки в L.

- Ну этот ваш Федор дает! – отреагировал Антон.

- Я сама в шоке! Разговариваю с администрациями, так они и не думали давать полученным факсам серьезный ход. Перераспределяют их в один отдел, а там отвечают: "это не наше направление" и переадресуют его другим. И так "игра в футбол" продолжается, а мероприятием никто не занимается. 

 

Марина вздохнула.

 

- Еще Федор серьезно ждет, что я согласую для него финиш на Красной площади. А он даже заявку не подал! И думает, что я смогу получить разрешение за полторы недели только потому, что я в Москве! Я даже ресурсы Заказчика подключила: все без толку.

- Логика железная. У него с головой все в порядке? Давно ли у психиатра был? – спросила Ольга со скепсисом.

- Удивительная в своей наивной простоте глупость! – воскликнул Антон.

- Зачем ты вообще в это ввязалась? – тихо спросил Саша.

- Хороший вопрос, - подхватила Ольга. – И правда: зачем?

- Это новый для меня опыт. Мне было интересно... И еще я реально оказываю помощь своей компании. Возможно, мне и премию дадут, - неуверенно ответила Марина.

- Что-то мне подсказывает, что это чужие слова, - у подруги была хорошая интуиция.

- Ага, нам начальство вливает в уши такую же чушь, когда скидывает проекты, за которые никто не берется, или просто хочет, чтоб ты делал кучу лишней работы за те же деньги, - подтвердил Антон.

- На премию надеяться не стоит, - грустно добавил Саша. – Этот ваш проект супер-убыточный. Вы будете восстанавливать прибыльность много лет. И премий, соответственно, не будет.

- Вот спасибо тебе! – сокрушенно воскликнула Марина.

- На правду не обижаются, - резонно заметил Саша.

- Так говоришь, Федор теперь - звезда телеэкрана? – Ольга решила перевести тему.

- Да, активно раздает интервью направо и налево. Откровенно говоря, я сама этому поспособствовала: подключила пресс-службу Заказчика. Понятно, что СМИ, получая информацию от них, реагирует совсем по-другому, не так, как среагировала бы на SHCG&Co.

- Что он хоть говорит-то? У него готовый текст-то есть? – спросил Антон.

- Я видела его в L. и в записи на нескольких местных каналах: часто путается в деталях, где-то откровенно несет какую-то ахинею – лишь бы сказать – и делает это так уверенно, будто всю жизнь сидел перед камерой и врал в глаза зрителю.

- Ему что, даже Q&A не подготовили?! – Антон был явно шокирован.

- Что-что?! Поясни, не поняла вашу западную терминологию, - Ольга не боялась сознаться в собственной неосведомленности.

- Q&A – это максимально полный список вопросов и ответов. Такой всегда заранее готовится и утверждается руководством, если возникает какая-то тема, которая явно потребует общения со СМИ. И спикер строго придерживается этого текста.

- Да, это правильно, - сказал Саша. – Проект серьезный, компания публичная, торгуется на бирже. Вот ляпнет что-нибудь ваш Федор, подхватит это какой-нибудь ушлый журналюга, начнет раскручивать и акции-то и упадут.

- Не нагнетай уже! – Марина отмахнулась, хотя ей стало не по себе.

 

Вдвоем с Зоей дело спорилось быстро: контакты с местными госструктурами были установлены, разрешения и поддержка получены, СМИ оповещались вовремя. От Марины только требовалось вставлять утвержденные место и время проведения в шаблон релиза по очередному городу, и отправлять его в пресс-службу Заказчика и местную администрацию. Беда была только с Москвой. Понимая, что рано или поздно придется оправдываться в неудаче, Марина укрепила тыл: после отправленного письма (которое нужно было не отсылать по факсу, а отвезти курьером) позвонила в администрацию ЦАО г. Москвы. Ей сухо предложили ждать ответа. Он пришел через неделю: в краткой форме SHCG&Co в будущем предлагалось согласовывать мероприятия не менее чем за месяц и только после полученного подтверждения ФСО (Федеральной Службы Охраны).     

 

На подъезде к Москве, в четверг, Федор выслушал, что запланированного финиша в пятницу на Красной площади не будет.

 

- Я так и знал, что от тебя будет мало толку, - с раздражением сказал он. – Я на тебя наделся, а ты нас подвела.

 

Марина даже не успела ничего ответить, так как он отключился. На выходные она ушла с неприятным предчувствием.

 

В понедельник вечером Зоя с заговорщицким видом вошла в кабинет Марины.

 

- Слышала последние новости о Фёдоре? – начал она.

- Нет. А что случилось?

- Запутанная история. В общем, он попал в аварию. В субботу, на Новом Арбате. В девять вечера. Как тебе?

- Я в шоке. С ним все в порядке? Я думала, он улетит к себе в субботу утром.

- В порядке. Да что ему будет? Он должен был вернуть автомобили в салон в пятницу. Но он не только этого не сделал, но и поехал кататься. И я сегодня почти весь день моталась по инстанциям, разбираясь с его аварией и страховкой. Он и объяснительную написал. Краткое содержание: решил остаться в Москве, поехал на почту, чтобы отправить неизрасходованные промо-материалы. Отделение оказалось закрытым, и на обратном пути, на Новом Арбате, произошло столкновение с другим автомобилем, который вылетел со встречной полосы.

- Подожди, а кто был за рулём? Федор? Ведь водители улетели в субботу утром, - удивилась Марина.

- Ты мыслишь в правильном направлении. Нет, не Федор: у него прав нет. За рулём был какой-то его приятель.

- Ты шутишь?!

- Ах, если бы... Наш главбух в трансе, юристы в обмороке! Слава Богу, никто не пострадал. Если с тем парнем, что был за рулём, что-нибудь бы случилось, наш Фредерико попал бы под суд.

- Я сейчас представила себе: целиком брендированная, яркая машина попадает в аварию на одной из главных улиц Москвы... И как туда журналисты из всяких "чрезвычайных происшествий" не набежали?.. Или набежали?..

- Не знаю, не выясняла. Надеюсь, что в СМИ ничего не было, - ответила Зоя и вышла из кабинета.

 

"Насколько у людей разное чувство ответственности", - подумала Марина. Ей бы в голову не пришло поменять билет, заказать себе три дополнительные ночи в гостинице – и все это за счет работодателя – и поехать кататься по Москве на авто, целиком обклеенном логотипами компании и Заказчика, причем, с каким-то непонятным чуваком за рулём. Затем попасть в аварию и написать абсурдную объяснительную, которая ничего не объясняет. Марине казалось, что за такое увольняют, особенно если речь идет о человеке, работающем на договоре подряда.

 

Для себя она решила, что максимально помогла проекту, успокоилась, порадовалась, что все позади, и окунулась в свои насущные задачи.

 

Через неделю Марина сидела в кабинете Фредерико и делала очередную попытку конструктивно обсудить текущие вопросы.

- Вы готовы поговорить о мероприятии для клиентов, на котором мы планировали представить вас рынку и рассказать о новых сервисах?

- Мне не до этого, - лицо Фредерико настолько сильно передавало непомерную занятость, что ей стало его искренне жаль. – Есть что-то еще?

- Да. Мне неудобно об этом спрашивать… но могу я надеяться на какую-нибудь премию по итогам работы над проектом?

- А этот вопрос точно не уместен, - сухо отреагировал он.

- Почему? – удивилась Марина.

- Из-за тебя роад-шоу провалилось. Эффект, которого мы ждали, не был достигнут.

Марина, шокированная таким заявлением, ждала объяснения. Но его не последовало.

- Ничего не понимаю… В чем моя вина? Я столько сделала для этого проекта, что если бы не мое участие, то он вообще мог не состояться, - она не собиралась сдаваться просто так.

Но Фредерико не спешил разъяснить свою позицию.

- И все-таки я настаиваю на объяснении, - голос Марины стал жёстче. – По крайней мере, для того, чтобы не повторять ошибки в будущем.

- Мы провели анализ и сделали вывод, что твое участие было явно лишним. Больше я говорить на эту тему не намерен. Если ты умная, ты сама должна увидеть свои ошибки. На этом все. К сожалению, я не могу уделить тебе больше времени: у меня встреча через 10 минут.

 

"Я сама должна увидеть свои ошибки... Как он вообще руководил до приезда в Россию?! Или у других национальностей прогрессирует телекинез?! Кто, как не руководитель, может указать подчиненному, что он делает неправильно?" - в Марине начинала накипать злость. Она вспомнила, что начальник юридического отдела только вернулась из очередной командировки в Y., где базировался штаб проекта S., и решила разведать обстановку.

 

- Ты точно хочешь знать правду? – спросила Елена, прищурив один глаз и выдувая в сторону сигаретный дым. После краткого изложения проблемы было решено переговорить на улице без лишних свидетелей.

- Конечно, хочу! – с некоторым возмущением ответила Марина.

- Ну смотри... Этот твой Федор всему Y.-кому офису рассказывает, что московский маркетолог завалила их славный проект. 

- Как это?.. – у Марины открылся рот.

- А вот так. Y.-кие сотрудники не отличаются пытливым умом и им достаточно общих фраз – "завалила проект". Кто поумнее, тот все-таки задает вопрос: "А каким образом завалила?" Ответ готов и тут: "Она не смогла организовать финиш на Красной площади". Видишь ли, всем этим людям проще верить, что если бы состоялся этот грандиозный финиш, понабежали бы репортёры с центральных каналов, сюжет показали бы на "Первом", "России 1", о роад-шоу рассказали бы все крупные радиостанции и газеты. Это бы увидела вся страна, и на нас бы свалился шквал из заявок от кандидатов: работники для проекта S. были бы набраны без труда. Ведь сейчас кандидатов мало, люди не хотят там работать.  

- Но это же абсурд какой-то! – Марина от шока запустила себе пальцы в волосы и сжала ладонями голову.

- Это мы с тобой понимаем, что это абсурд. А тем товарищам проще думать, что в их факапах виноват какой-то мифический московский маркетолог, а не они сами. В общем, крепись: тебя ненавидит весь Y.-кий офис. Весь. Конечно, эта позиция была донесена до Фредерико Вацлавом и Денисом, директором проекта. И я тебе более того скажу, Фредерико лично пообещал Федору, что по окончании его временного договора он пригласит его в Москву на постоянную работу в качестве директора по маркетингу.

- Что?!!!

- Именно так. Имей в виду, что Федор разболтал об этом "по секрету" всем и каждому.

- Я не верю своим ушам!.. Лена, дорогая, разве этот театр абсурда может быть правдой?!

- Чужая душа – потемки. Поди пойми, что там Фредерико себе думает на самом деле? Может, он хочет Федора простимулировать работать более эффективно, давая призрачные обещания, а может, он и в правду имеет такие планы. Фредерико странный... "Сталкивает лбами" людей, создает конфликты внутри коллектива – это относится ко всему, не только к проекту S. Зачем?.. Вопрос с ответом, которого мы или не узнаем вообще, или не узнаем до поры до времени.

Марина переваривала услышанное, а затем тихо спросила:

- А ты сама как находишь этого Федора?

- Борзый тип. Наглый и уверенный в себе. Мало делает, но много говорит. Умеет создавать себе имидж. Например, он две недели перед этим пресловутым роад-шоу бухал и на работе почти не появлялся. Как ты думаешь, откуда все эти косяки и отсутствие нормальной подготовки? Когда никто ничего не готовит, то оно и неподготовленное.

- А ты откуда это знаешь?

- Птичка на хвосте принесла, - хитро ответила Елена.

- А разбитая машина? Как руководство отнеслось к этому событию и странной объяснительной?

- По-моему, им было все равно, - Елена пожала плечами. – Инцидент прошел незамеченным.

И сделав паузу, она добавила:

- Ладно, пойдем работать, а то дел много.

 

Читать другие книги из раздела "Библиотека" >> 

Все события и персонажи вымышленные, любые сходства с реальными людьми или событиями случайны.

 

 


Комментарии

  • Юрий Холодилин — 08:36, 22.01.2015
    а вот отрывок из дневника секретаря суда, не вымышленные персонажи и истории: 3 июня. Опоздала на работу на 20 минут, съела все конфеты, пофоткалась в клетке, до сих пор никого, кроме меня, тут нет. … Читаю письмо из ФСБ про одного обвиняемого: «… проживает в посёлке Кирпичное, месторасположение которого в данный момент устанавливается».— Расскажите, что вы знаете о произошедшем?— Утром я встала, пошла на кухню попить воды и вдруг ничего не поняла. — Какие у подсудимого были отношения с дочерью?— Он всегда привозил ей подарки: велосипеды, водку… Открыла материалы дела и сразу же увидела фотографию трупа голой женщины, мог ли этот день стать ещё лучше."http://www.zona.media/story/secretary/

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно