Книга об офисной жизни "Продукты эпохи". Глава 9


"Продукты эпохи" – новая книга автора "Tabula Rasa. Из жизни обитателей московских офисов", которую RB.ru публиковал в прошлом году. Персонажи книги, как и прежде, списаны с реальных сотрудников московских офисов, и места, в которых они работают – так же узнаваемы. Действие разворачивается в одной российской госкомпании, присутствующей в одном из государств Ближнего Востока во время военного переворота, и одной частной компании, участвующей в организации крупнейшего спортивного мероприятия международного уровня.

 

Глава 9

 

"Обеденные" друзья выслушали Марину молча, кто-то выглядел печальным, кто-то – озабоченным, общее настроение было далеко от позитива – ситуация плохая.

- Я же ни в чем не виновата, я сделала много того, что вообще не должна была делать. Если бы не я, пресс-служба Заказчика не присоединилась бы к привлечению прессы, и количество вышедших в СМИ материалов о роад-шоу и вакансиях Проекта S. было бы в разы меньше. Я не PR-щик, я не должна была вообще вмешиваться в эти вопросы! А теперь все, что я сделала, было присвоено Федором. Оказывается, это он договорился с местными властями, это он так хорошо поработал со СМИ, а я, такая плохая, не смогла сделать малого – того, что меня просили – организовать финиш на Красной площади.

- Инициатива наказуема, - философски заметил Саша.

- Полный финиш! – воскликнула Ольга. – А что, народ вообще не хочет идти на Проект?

- Насколько я знаю, идет с трудом, - ответила Марина. – И так непросто мотивировать человека переехать на несколько месяцев в другой город, где сложно с инфраструктурой, так еще и Заказчик постоянно меняет условия. Вначале обещали одни зарплаты, выдачу спецодежды, бесплатное питание, оплату мобильной связи, переезда и проч. Потом отвалились питание и связь, зарплаты резко были сокращены. Причем для должностей всех уровней. Вот, скажем, ищут какого-то там промежуточного начальника. Зарплата 150 тыс. Находят человека, он соглашается, увольняется с работы, прибывает на место, а ему дают договор, где прописана зарплата в 80 тыс. Человек в шоке, а сделать уже ничего не может.

- Ужас какой! – Ольга открыла рот.

- И так для всех должностей, - продолжила Марина. – Это руководители, там зарплата еще ничего, а что говорить о простых работягах? Обещают ЗП в 45 тыс. руб., а потом говорят: "Будешь получать 30 тыс., питайся за свои, мобильную связь тоже сам оплачивай". И все эти подробности человек узнает только когда приезжает на место. И что ему делать? Деньги на дорогу потратил, дома от работы уже отказался. Ведь оплату проезда компенсируют только по окончании контракта, т.е. когда человек уже закончит работу на проекте.

- И как так можно?! – удивлению Ольги не было предела. – Вот у нас, чтоб мотивировать человека для временного переезда, платят какие-то нереальные зарплаты, кормят бесплатно, проживание предоставляют. Чтоб только поехал.

- Так у вас и опасно работать, - хмыкнул Антон.

- Ничего не опасно! – возразила Ольга. – Все у нас спокойно и хорошо. Я и сама через 4 дня лечу в очередную командировку в N.

- Конечно, в N войну не прогнозируют, но окружающие-то страны Северной Африки все охвачены волнениями, - с сомнением ответил Саша. – Может еще и на N перекинуться. Каждый день в новостях передают сводки с фронта: тут власть захвачена повстанцами, там начались погромы и мятежи. N фактически находится в кольце боевых действий.

- У нас никто в войну в N не верит. Мы уверены, что их лидер и дальше будет держать ситуацию под контролем, - ответила Ольга деловито.

 

Вечером, ложась спать, Ольга строила планы на командировку: купить пару больших шкатулок ручной работы с перламутровой инкрустацией, которые в N стоили копейки, и несколько килограмм вкуснейших фиников. Но ее планам так и не суждено было сбыться: утром по всем телеканалам передавали горячие новости: в N началась война. Не доев завтрак и наспех одевшись, Ольга, мучаясь тревогой, помчалась на работу. По дороге ее телефон атаковали друзья: все делились тревожными новостями и узнавали, в Москве ли она.

 

В офисе было спокойно и напряженно. Лица коллег выражали озабоченность и серьезность. Секретарь не успевала отвечать на звонки со всей России: линию обрывали родственники тех строителей, что сейчас были в N. Она не знала, что им отвечать и на кого переводить звонки, поэтому всем говорила одно и то же: "Оставьте ваш контакт, мы свяжемся с вами".

 

Ни Анатолия Константиновича, ни Юрия на месте еще не было, и Ольга, не в состоянии усидеть на месте, ходила по кабинету взад-вперед насколько ей позволяло пространство. Анатолий Константинович вбежал в кабинет неожиданно и чуть не сбил Ольгу с ног. Не говоря ни слова, он кинул свои вещь на стол и вылетел из комнаты.

 

Так же молча он возник снова, сел за стол и глубоко вздохнув, скорбно и несколько пафосно произнес:

 

- Ольга, садись на телефон. Теперь все звонки от родственников и СМИ будут переводиться на тебя. Никто, кроме нашего департамента, не имеет права давать внешние коммуникации.

Она опустилась на стул и сухо спросила:

- И что мне им отвечать?

- Говори, что жизням наших людей ничего не угрожает, они находятся в безопасности на наших охраняемых базах, что безопасник наблюдает за происходящим на базах по камерам наблюдения, работающим через спутник. Сейчас разрабатывается план эвакуации.

- Это все правда?

- Конечно, правда, - недовольно ответил он. – Начни уже заниматься звонками.

 

Телефон звонил, не переставая. Пока Ольга отвечала на один звонок, еще два человека находились на ожидании. Плачущие беременные жены, отцы после инфарктов, матери в истерике – все родственники обрушивали свои чувства, тревоги и страхи на Ольгу. Она сохраняла спокойствие, пыталась вразумить звонящих и объяснить, что своими взвинченными нервами они не только никому не помогут, но и могут навредить. Кто-то слушал и успокаивался, кто-то начинал кричать, что от него скрывают страшную правду. Не было времени ни попить, ни поесть, ни сходить в туалет. После нескольких часов непрерывных разговоров Ольга сделала над собой усилие и впервые не ответила на звонок. Пошатываясь, она встала из-за стола, и направилась в туалет. Затем налила в стакан воды и снова заступила на вахту.

 

Этот ужас продолжался и весь следующий день. Все это время Анатолий Константинович ни разу не вызвался ей помочь. Он то и дело связывался с Ксенией по скайпу или телефону, успокаивал ее и говорил, что вот-вот начнётся эвакуация. Через два дня в компании было организовано дежурство сотрудников, которые посменно отвечали на звонки. Ольгу к этому уже не привлекали, что ее удивило.

 

Руководство "РГСИ Интер" организовало два спасательных борта МЧС, которые эвакуировали персонал центрального офиса в столице N. С собой они прихватили всех тех, кто хотел улететь, несмотря на гражданство. Одним из этих рейсов прибыла и Ксения. Анатолий Константинович был в первых рядах встречающих в аэропорту спасённых сограждан. Таким образом он "убил двух зайцев": выслужился перед начальством и лично встретил любовницу.  

 

Со строителями на базах было сложнее. Сначала, на свой страх и риск, пришлось перевозить на автомобилях людей с малой базы на большую, бросив всю технику и вещи, а там уже ждать помощи. Коллеги в Москве и заложники ситуации подсчитывали съестные припасы и имеющуюся воду. Москва прорабатывала план эвакуации. Борт МЧС прибыть за ними не мог: поблизости не было ни одной взлетно-посадочной полосы нужной длины. В конце концов, было принято решение перевозить людей на паромах в одну из балканских стран, а оттуда доставить самолетом в Москву. Но чтобы довезти людей до берега моря и паромов, требовалось пересечь часть пустыни на автомобилях, что занимало пару часов и было крайне опасно, ведь по стране колесили вооружённые боевики. На момент начала операции, Ольге показалось, что весь офис затаился и тихо ждет, скрестив пальцы.   

 

Сейчас она постоянно онлайн следила за новостями с поля боевых действий и видела, как знакомые ей улицы столицы N. заполняются людьми в масках и с автоматами, а по окрестностям разъезжают пикапы с приваренными к ним пулемётами, и ей вспомнилась одна история.

 

Когда еще ничто не предвещало беды, в "РГСИ Интер" был получен факс на английском языке. В нем говорилось, что через полтора месяца в Москву со своей выставкой прибывает Х., один из сыновей диктатора N. Все политологи прочили Х. в приемники своего отца, т.е. после его смерти именно Х.  должен был стать новым Мессией. И вот Х. хочет привезти в Москву свои картины. Если быть честным, Х. – художник так себе, его работы представляют ценность только за счет личности создателя, но с эстетической и искусствоведческой точек зрения они вызывают одно недоумение.

 

При этом передвижная выставка колесит по миру уже не первый год, сопровождаемая огромной свитой: самим создателем и его приближенными, советниками и родственниками, большим музыкальным коллективом этнической музыки и рядом непонятных персонажей.

 

Так вот факс содержал список требований, которые необходимо обеспечить для приезда выставки. Райдер не оставлял права выбора, он требовал в приказом порядке: обеспечить!

 

Принимающая сторона должна была нанять грузовой самолет для перевозки картин из страны, где они демонстрировались в последний раз, оплатить страховку, снять выставочное помещение с необходимым микроклиматом на пару месяцев, напечатать художественные каталоги для продажи на английском и русском языках (весь доход с продаж идет Х.), снять президентский номер в пятизвёздочной гостинице для Х. и номера люкс для его свиты, снять порядка 30 одиночных номеров в гостинице 3-4 звезды для членов музыкального коллектива, обеспечить присутствие главных СМИ на открытии мероприятия и др.

 

Когда Ольга, Юра и Анатолий Константинович читали этот страшный список, занимавший два листа, и прикидывали время, деньги и ресурсы, которые необходимы, чтобы сделать все заявленное за полтора месяца, у них волосы встали дыбом и руки похолодели. Было страшно. Через пару дней каким-то чудом удалось скинуть эту геморройную проблему на одну из госструктур. "РГСИ Интер" отделалась легким испугом: нужно было лишь организовать перелет картин и страхование груза. 

 

Репортажи о выставке показали в новостях по всем центральным каналам, на торжественном открытии музыканты в этнических одеждах играли замысловатую народную музыку. О коммерческом успехе выставки история умалчивает. Через два месяца она была продлена еще на пару недель, наверное, потому что было сложно найти очередную страну-спонсора для экспресс-оплаты всех накладных расходов. В какой-то момент вереница сомнительных картин полностью свернулась, и наследный принц отбыл покорять другие галереи.

 

Тем временем эвакуация шла своим чередом, и вот уже последние строители сели на паромы и отплыли на Балканы. В московском офисе все облегченно вздохнули, а родственники, наконец, успокоились и перестали звонить.

Анатолий Константинович ушел в общение с Ксенией, а Ольга опять мучилась от безделья – жизнь вернулась в прежнюю колею. Однако сейчас начальник стал раздражать ее как никогда прежде.

 

- Я всерьёз подумываю об увольнении, - сказала Ольга Марине, пока они стояли в очереди в столовой.

- Это из-за войны?

- И из-за нее тоже. Но больше, конечно, из-за Анатолия Константиновича. Только в кадрах мне говорят, что надо чуть потерпеть и меня официально сократят – это вопрос буквально пары недель.

- Сокращение – это хорошо!

- Всем привет! Как у тебя дела? – спросил Ольгу подошедший Саша.

- Сейчас уже все хорошо, - Ольга устало улыбнулась.

- Никто не верил, а война все-таки началась...

- Вот так история! – Антон появился внезапно. – А ты говорила, что войне не бывать. Обидно, наверное?  И что теперь будет с вашим строительством? 

- Я не знаю, - растерянно ответила Ольга. – Людей будут сокращать несколькими волнами, строительство уже прекратили, всю технику бросили в N. Скоро все растащат.  Компания начнет процедуру банкротства...

- Представляю, как радуется ваше руководство, - со смешком заметил Саша.

- Радуется? Почему? – удивилась Марина.

- А как же еще?! Война – это подарок судьбы. Под войну или боевые действия можно списать все, что угодно, любые миллиарды. Представь: у тебя крупный, долгоиграющий и дорогостоящий проект. Деньги уже по большей части разворованы. А проект завершать-то надо. Ты тихо и медленно его доделываешь, все время дополнительно клянча финансы. Но ведь однажды его придется сдать и отчитаться. А как отчитываться, если все "спи жена"? Война – прекрасное решение! И доделывать не надо, и отчитаешься, как выгодно тебе. Но это не только с подобными проектами. Все, что угодно, можно списать под войну, переворот, боевые действия – называй как угодно.

- Тебе прям рекламные ролики делать, - восхитилась Марина. – Звучит примерно так: "У тебя проблемы? У нас есть решение: война! Вот то, что тебе нужно!"  

- А с начальником у тебя как? По-прежнему достаёт? – спросил Антон у Ольги.

- Сейчас притих и на работе появляется мало: все время проводит со своей разлюбезной Ксенией. Она еще в Москве, но скоро вроде отчалит на Украину. Знаете, теперь, когда я понимаю, что скоро моей работе в "РГСИ Интер" придет конец, на меня находит такая тоска... и начальник у меня хоть и гондон, я чему-то у него научилась… И как это ни удивительно, у него есть положительные черты.

- Это какие же, интересно знать? Шовинизм? – съязвила Марина.

- Что он козёл – это без сомнения. Но все-таки... есть у него некоторые черты... Смелость, например. Я опишу ситуацию из жизни, чтоб было понятнее. Как-то нам приходит факс от нашей головной организации – распоряжение, выпущенное для всех дочерних обществ компании (таких же, как и мы), коих точное количество я не знаю, но возможно даже, что не одна тысяча. Так вот всем этим организациям приказывают оформить платную подписку на порядка 10 СМИ, специализирующихся на отрасли, в которой работает наша головная организация. Там и газета, и узкоспециализированные журналы, которые на хрен никому не нужны, кроме нескольких специалистов. Просто выпускает все это хозяйство издательство, которым через сеть каналов владеет один из вице-президентов нашей головной организации. И подконтрольный ему департамент и издал данный приказ. А в нем, помимо подписок, указано, что мы еще должны столько-то раз в год купить рекламные развороты и полосы у этих изданий и печатать там свою отчетность на платной основе не менее чем на стольких-то страницах. Понятно, что стоит это все немалых денег. А откуда они берутся? Из самой головной организации. Потому что дочерние общества перевыставляют ей эти затраты. А у головной организации они откуда? От государства. Потому что структура-то государственная. А оно берет их, в том числе, и у нас, налогоплательщиков.

- Какая прекрасная и элегантная схема воровства, - восхищенно воскликнул Антон.

- Так начальник тут что? – Марине не терпелось узнать окончание истории.

- А он говорит: давайте забудем про этот факс. Притвориться, что его не было, нельзя: все входящие бумаги регистрируются сотрудниками документооборота. Поэтому он предложил просто забыть. А если спросят, как обстоят дела с подпиской, скажем, что все в процессе.

- И что тут такого?

- Меня восхитила его смелость: он не побоялся не исполнить распоряжение начальства. 

- А я думаю, что он не захотел напрягаться. Вот и весь секрет, - заключил Антон. – Твой начальничек вообще не любит нагружать себя работой.

- Ну не знаю... – протянула Ольга. – Он бы мог свалить это на меня, как он обычно делает. Но не стал. А еще, помню, как я однажды ошиблась в расчётах в смете, а он не посмотрел и побежал с ней к директорату. Там ему указали на ошибку, он вернулся и рассказал об этом. Безо всяких наездов. Мне стало стыдно, что я так нелепо офакапилась и его подставила, и говорю: валите все на меня, у вас подчиненная глупая. А он смотрит так серьезно на меня и отвечает: "Я руководитель и должен уметь брать на себя ответственность. Ты ошиблась, но я не проверил. А если у меня подчиненный дурак, значит и я не умный".

- Золотые слова. Респект, - Антон в знак одобрения кивнул головой.

- Смотри, захвалишь, - предостерегла Марина. – Конечно, приятно, что у него есть хоть какие-то положительные качества, но в целом-то общаться и работать с ним очень тяжело. Женщинам. Интересно, как он при всех своих недостатках и нежелании работать так долго держится на должности?

- Я знаю, что он выполняет личные поручения генерального директора. У того есть собственный бизнес: продажа элитной зарубежной недвижимости, кажется. И ему нужны различные каталоги и какие-то другие материалы. Так Анатолий Константинович их для него делает. Полностью. С обработкой фото и вёрсткой. Возможно, еще какие-то услуги втихаря оказывает.

- Да, хорошо устроился…

 

Все замолчали и задумались – каждый о своем. Ольга знала, что скоро ее жизнь изменится, кто-то смутно чувствовал перемены… скоро, совсем скоро…

 

Читать другие книги из раздела "Библиотека" >> 

Все события и персонажи вымышленные, любые сходства с реальными людьми или событиями случайны.


Комментарии


Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно