Когда звонит министр: пять вопросов, которые нужно задавать представителям власти

Выводы по итогам телефонной беседы Ольги Голодец и больного раком блогера


Отличный пример корректной и циничной работы с возражениями: вице-премьер Ольга Голодец, предложившая оставить детей без лечения за границей, позвонила блогеру, опубликовавшему открытое письмо на ее имя. Ректор Школы новых медиа Соня Соколова проанализировала их разговор и дала пять универсальных советов тем, кому доведется пообщаться с людьми у власти.  
 
Сообщение Голодец о том, что в ближайшее время власти введут комплекс мер, помогающий контролировать "массовое лечение россиян за рубежом", вызвало не менее массовое возмущение – из-за своей неприкрытой негуманности, а также потому, что буквально несколькими днями ранее Госдума отклонила весьма здравую инициативу депутата Владимира Федоткина о запрете на лечение в зарубежных клиниках российских чиновников. Напомню, что в ходе весенней сессии Федоткин предлагал рассмотреть законопроект, который, по его мысли, заставит представителей властных структур уделять большее внимание отечественной медицинской отрасли. Инициатива была отклонена еще до превращения ее в проект закона. Однако сама идея отказа от зарубежного лечения, видимо, упала на подготовленную почву, и уже 1 июня, в день Защиты детей, Ольга Юрьевна посетила единственный в России Научный центр здоровья детей (НЦЗД), осмотрела его оборудование и прокомментировала свой визит следующими словами: "Мы построили свою медицину. Мы говорим уверенно, что практически вся высокотехнологичная помощь сегодня может быть оказана в РФ".
 
Некомпетентное высказывание вице-премьера вызвало бурю возмущения в прессе и сподвигло блогера Антона Буслова, который проходит в Америке курс лечения от лимфомы Ходжкина, на написание открытого письма Ольге Голодец, которое содержало вопиющие факты, разрушающие позицию министра по поводу конкурентоспособности отечественной медицины. Антон Буслов известен как активный общественник и защитник интересов граждан, поэтому неудивительно, что именно к нему обратились представители прессы. Практика открытых писем в российских СМИ в последнее время практически сошла на нет: все реже авторы надеются, что их обращения будут услышаны. Поэтому Антон Буслов, комментируя заявления министра, сначала отшутился в Twitter, написав, что "российские врачи не смогли вовремя диагностировать и купировать устойчивую деменцию" у Ольги Голодец. Однако в письме Буслов сделал действительно серьезный обзор состояния медицины в стране, в результате чего письмо было широко растиражировано.
 
На следующий день Буслов слегка растерянно написал: "Вчера я оценивал вероятность этого события, как один к миллиону, а вот сегодня пообщался с вице-премьером российского правительства Ольгой Голодец, по поводу личного письма отправленного просто в ЖЖ".
 
Далее он постарался задокументировать беседу, из которой становится очевидно, что вице-премьер умеет ювелирно коммуницировать с гражданами. Приведу несколько цитат:
 
"Я не питаю иллюзий относительно работы, которую предстоит сделать, чтобы российская медицина стала по-настоящему доступной и эффективной для каждого человека. Мы не стали детально рыть цифры, по числу аппаратов и светочувствительности - вопрос и правда риторический, и за день его никто не решит".
 
"По наркотическим обезболивающим... последний месяц проведена куча работы в правительстве - и все уже скоро увидят конкретные результаты".
 
"От меня ждут предложения по существу, но структурированные - уже чтобы в рабочем формате".
 
"Очень важные слова были сказаны по фондам. «Об административном воздействии на фонды я никогда не говорила и - поверьте, не думала». Говорит, что совместная работа, информационный обмен как раз с фондами и общественными организациями очень помогает в работе. Регулярно встречается с руководителями фондов, слушает мнения. Ни в коем случае никакого давления на них или нелепых проверок - потому что это совершенно не нужно, они самые естественные и полезные помощники. Наоборот, развитие работы с ними в последние два года только увеличивается..."
 
В итоге автор открытого письма остался совершенно очарован и всерьез раздумывает над тем, чтобы предоставить Ольге Голодец список рацпредложений.
 
Случай Буслова интересен – но не тем, что его письмо способно возыметь какой-либо эффект. А тем, что именно коммуникацию "блогер-министр" можно привести в качестве примера того, "как очаровать электорат, не сказав ни одного лишнего слова".
 
Сейчас объясню, что конкретно сделала госпожа министр:

1. Она поговорила с возмущенным блогером общими словами, не дав ни одного конкретного обещания, кроме того, что "ведется работа" и "об административном давлении на фонды она не думала".

2. Она "ничтоже сумняшеся" перевесила на больного раком человека свою работу: он простодушно сообщил, что "ждут от меня конкретики" и "мячик на моей стороне". Напомню, что в настоящий момент расклад сил выглядит примерно так: Антон Буслов находится в долгах и без жилья, поскольку его лечение потребовало существенных затрат. А госпожа вице-премьер получает министерскую зарплату и располагает штатом помощников. Рейтинг зарплат министров широко обсуждался осенью минувшего года, когда выяснилось, что большинство госчиновников получает вознаграждение от 150 тысяч рублей и выше. Заработная плата госпожи вице-премьера в результате реиндексации составляет не менее 230 000  рублей в месяц. Возможно, все подчиненные Голодец недееспособны, раз их работу должен выполнять больной раком человек? В таком случае, не хочет ли Ольга Юрьевна заключить с Бусловым трудовой догвор?

3. В итоге Ольга Голодец ловко ушла от вопроса, зачем конкретно и с какой целью она желает контролировать финансовые потоки фондов.
 
Если вы полагаете, что в данном случае речь идет об исключении – вам стоит прочесть или послушать хотя бы одну расшифровку диалога граждан с министрами. Выясняется, что эйфория от самого факта того, что к тебе обращается представитель Администрации президента либо министр, становится причиной того, что граждане теряются в ходе беседы и не могут задать несколько грамотных вопросов, в результате чего беседа становится совершенно беспредметной – основной залог последующего жестокого разочарования.
 
Примером неудачной и бессмысленной коммуникации может послужить развернувшийся недавно в эфире жесткий диалог между подающим надежды стартапером Степаном Даниловым и министром Департамента науки, промышленной связи и предпринимательства города Москвы Алексеем Комиссаровым. Общение начиналось со взаимного выражения интереса, Данилов был в восторге от планов министра по развитию стартап-движения и поддержке инноваций... Однако в ходе разговора выяснилось, что никакого содержания у этих планов и подведомственных министру фондов нет и не предвидится.  В итоге состоялся спор, в результате которого стороны утвердились во взаимном антагонизме. А Данилов даже создал Рейтинг государственной бесполезности, в котором министр Комиссаров занимает почетное второе место.

 

Что же делать, если вам позвонил министр? Правил всего пять, и они крайне просты.
 
  1. Включите диктофон. Если под рукой нет диктофона – возьмите бумагу и стенографируйте. Записывайте все факты и цифры. Все считабельные показатели.
  2. При упоминании любой инициативы либо готовящегося законопроекта задавайте вопросы  о времени исполнения обещаний: каковы точные даты, на которые назначено рассмотрение этого проекта? Когда он будет реализован?
  3. В случае, если звучит "мы работаем", уточняйте, кто конкретно входит в рабочую группу и просите назвать имена ответственных людей.
  4. Задайте вопрос о критериях эффективности предлагаемых нововведений и о том, из каких составляющих они складываются.
  5. Выясните, есть ли возможность принять участие в общественных слушаниях по содержанию инициативы, и каким конкретно образом. С кем связаться? Куда написать? Как долго ждать ответа?
 
Задавайте прямые и конкретные вопросы. Помните: министр – это человек, который отличается от вас только тем, что хорошо знает предметную область, по которой вы ведете диалог. Это менеджер, управленец, который обязан досконально знать состояние дел в обсуждаемой отрасли. На столе у министра в момент вашего разговора находятся графики, экстракты аналитических записок и нормативные акты, которые ему готовят помощники.
 
Заставьте Голодец говорить предметно и по делу – либо попросите ее перезвонить.

Комментарии

  • Виктор Волосатов — 02:31, 10.06.2014
    Очень толковая статья, после которой вспоминается: "Слуги - для народа (а не наоборот!).
    • del-comment
      18:40, 10.06.2014
      комментарий удален
  • Юрий Холодилин — 08:27, 10.06.2014
    "Задавайте прямые и конкретные вопросы. Помните: министр – это человек... "Хорошо было бы, чтобы и он это помнил )))

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно