Дина

Валентин Серов - суперзвезда, или что кураторы музеев думают о новом культурном буме в России


После очереди на выставку Валентина Серова, которую обсудили даже ленивые, создалось ощущение, что в России (по крайней мере, в Москве) буквально во всех музеях толпы народа выламывают двери в погоне за прекрасным. На самом деле, несмотря на то, что посещаемость ведущих музеев в Москве растет, она все еще далека от идеальной, и та же Третьяковская галерея на Крымском валу до недавнего времени была крайне непосещаемым местом в Москве.



На публичной дискуссии в институте "Стрелка" кураторы ведущих музеев столицы рассказали про своих посетителей, эффективность музеев, о том, как сегодня меняется музейное пространство и какие проблемы существуют в этой сфере.

Третьяковская галерея на Крымском валу – это крайне непосещаемое в Москве место, признается гендиректор Государственной Третьяковской галереи Зельфира Трегулова. Да, менее чем за четыре месяца работы выставки Валентина Серова ее посетили 485 тыс. человек. "Цифра небывалая ни для Третьяковской галереи, ни вообще для выставок русского искусства в Советском Союзе или в России", - говорит Трегулова. При этом, по ее словам, популярность этого события никоим образом не гарантирует, что следующая выставка вызовет такой же наплыв посетителей. Она напоминает о предыдущих двух блистательных выставках - Натальи Гончаровой и выставке из коллекции Костаки. Первую посетило 140 тыс. человек, вторую – вдвое меньше. Они, по мнению Трегуловой, совершенно не выработали свой ресурс, не говоря уже о ресурсе постоянной экспозиции музея.


На фото слева направо Алексей Мунипов, Марина Лошак, Антон Белов, Зельфира Трегулова, Мария Насимова. Фото: Егор Слизяк / Strelka Institute

Нужны ли музею очереди?


При этом культурологи и кураторы главных музеев столицы отмечают, что критерий посещаемости так или иначе важен для них. Мария Насимова, главный куратор Еврейского музея и центра толерантности, говорит, что их попечителям, например, важно даже не то, сколько музей заработал на билетах, а сколько именно людей туда пришло. Зельфира Трегулова напоминает, что рост посещаемости, равно как и рост доходов и привлеченных средств – это один из критериев, по которому Министерство культуры оценивает успешность музея и конкретно в настоящий момент успешность того или иного руководителя, чья зарплата напрямую зависит от этих показателей. Ясно, что все музеи мечтают, чтобы к ним ходило много людей, говорит Марина Лошак, директор Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина. "Все обожают очереди. Тот, кто говорит, что это не так, лукавит. Очень приятно, когда люди стоят, потому что им очень хочется прийти в музей. Значит, музей работает, делает качественный продукт", - говорит она.


Очередь в ГМИИ им. Пушкина. Фото: Ekaterina Bykova / Shutterstock.com

Директор Музея современного искусства "Гараж" Антон Белов рассказывает, что они в свою очередь борются за качество аудитории. По его словам, безусловно, приятно, что в 2010 году в день было 50 посетителей, условно говоря, а теперь – 1000, но рост аудитории, по его словам, не тот показатель, по которому стоит оценивать результативность музея. "Для нас принципиально важно растить зрителя, который с каждым годом будет все более подготовленным приходить на нашу выставку", - говорит он, добавляя, что принципиально важно, чтобы эта тысяча посетителей в день приходила в "Гараж" с некоторым пониманием, а не как в некое чужое место.
 

Он поделился опытом "Гаража": после переезда в Парк Горького летом к ним в большом количестве, например, приходит публика, которая вообще впервые в своей жизни оказалась в музее – и сразу попала на самые нестандартные выставки. По словам Белова, сейчас "Гараж" активно работает с аудиторией, есть даже специальный человек, отвечающий за visitor experience. "Мы издаем газету, делаем бесплатный буклет к выставке с объяснением, …аудио-гид, наши смотрители проходят подготовительные курсы… наши гардеробщики изучают это. У нас для сотрудников кафе перед открытием проводят инструктаж по выставке, ее названию, представленным художникам… У нас есть по выходным открытые мастер-классы. У нас очень много путей, чтобы достучаться даже до заскорузлой, железобетонной души", - рассказывает директор "Гаража".
 

Марина Лошак отмечает, что, хотя все и любят очереди, по ее мнению, - это не главный критерий эффективности музея. "Главный критерий – то, чем музей является по сути", - говорит она. По ее мнению, музей должен предоставлять человеку возможность увидеть для себя что-то важное, почувствовать. Она рассказала о своей встрече с директором британской галереи Тейт Николасом Сиротой. Когда его спросили, что такое хороший музей, он не задумываясь ответил: "Это небольшой музей". "Это говорит о том, что, в общем, количество людей, которое придет в музей, – это не главное. В маленький музей не ходит очень много людей, но это значительно более важные институции порою, чем огромные гипермаркеты искусства. Поэтому критериев очень много, и посещаемость – не самый главный, но очень приятный", - говорит Лошак.
 

Конкуренция за зрителя
 

Зельфира Трегулова признается, что сегодня музеям приходится конкурировать за своего посетителя с виртуальным пространством и торговыми центрами. И это надо учитывать в организации работы музейного пространства в целом. Директор Третьяковки отметила, что сегодня музеи становятся самым демократичным очагом культуры: билет в музей стоит 400 рублей, это дешевле, чем сходить в кино. При этом в музее сегодня за 400 рублей можно провести целый день – посмотреть постоянную экспозицию, посетить выставки, перекусить в кафе, зайти в свой смартфон и ответить на электронную почту, посмотреть фильм… Поэтому очень важно, что сегодня музеи становятся многофункциональным пространством, поворачиваясь к зрителю.
 

При этом Ольга Свиблова, директор "Мультимедиа Арт Музея", отмечает такую проблему: "культурный слой, который есть у нас, настолько тонок, что его вообще нет". Добавить entertainment можно, но музеям еще "работать, работать и работать" над образовательной функцией. Антон Белов в свою очередь заметил, что музей не может подменять систему образования, но при этом отметил важность просветительской функции. По мнению Свибловой, в любом случае уже то приятно, что молодежь сегодня думает, "что ходить в музей – это "кул" и "модно". По ее мнению, главное, что мы можем сделать сегодня – это привести в музеи детей. "И тогда мы будем хоть чуть-чуть понимать, с кем мы будем иметь дело через 7-10 лет, потому что мы их своими руками будем растить", - считает Свиблова.


Пространство "Мультимедиа Арт Музея". Фото: Pavel L Photo and Video / Shutterstock.com
 

Проблема выбора
 

Еще один важный момент в "гонке за посетителями" – это выбор, какую выставку организовать. "Когда ты задумываешься об этом, то понимаешь, что у тебя есть выбор, и ты начинаешь считать, сколько людей пришло на Колдера (американский скульптор Александр Колдер – ред.) к нам и сколько придет на выставку старых мастеров, очень хороших, замечательных художников, предположим, итальянского или немецкого Ренессанса. И ты подумаешь: выставки стоят одинаковые деньги, очень большие, и тот внутренний цензор, который в тебе сидит, заставит тебя бороться, сомневаться и думать, что нужно сделать. Нужно, чтобы было много людей. Нужно, потому что музей должен быть полон. Это важно, на самом деле… С другой стороны, а кто будет делать выставки тех очень важных художников, которых у нас плохо знают? Мне казалось, что Колдера знают все, и я не могу сказать, что было мало людей. Но это несопоставимо", - рассказывает Марина Лошак. Она также отмечает, что непонятно, как сегодня заполнять выставочные пространства с такими ценами. По ее словам, одна большая выставка стоит миллион евро – будь то старые мастера или тот же Колдер. "Это очень дорого, поэтому надо считать, что тебе это принесет", - говорит она.


Работа Александра Колдера. Фото: meunierd / Shutterstock.com
 

Антон Белов озвучил мечту любого куратора, планирующего делать выставку: "Его мечта – это музей с идеальными белыми стенами примерно 2000 метров, неограниченным бюджетом, и он будет делать умные выставки… Естественно, когда у тебя большой музей, ты несешь ответственность за посещаемость, за людей, которых ты нанял, которые могут прийти – за всех".
 

Миллион – это много?
 

Выступающий модератором дискуссии Алексей Мунипов, культуролог, редакционный директор проекта Arzamas, процитировал Терезу Мавику, директора фонда развития современной культуры "Виктория – Искусство быть Современным". "Я услышала, что у Пушкинского музея 1 млн посетителей в год. Миллион. А недавно у нас был проект в Чикаго, где около 3 млн жителей, и там директор музея мне сказал, что у них не бывает меньше 1,5 млн посетителей в год. А сколько жителей в Москве? Нужны ли другие комментарии?" Мунипов задал вопрос, нет ли, несмотря на выставки-блокбастеры, ощущений, что на самом деле в Москве в музеи ходит не так много людей, как могло бы. Белов отметил, что у каждого музея, если смотреть прогресс, число посетителей растет. Насимова привела конкретные цифры: по сравнению с первым годом существования Еврейского музея его посещаемость (за три года) увеличилась в четыре раза. При этом Ольга Свиблова, например, отметила, что количество посетителей музеев повышается в кризис. "Когда до людей дошло, что у нас, правда, кризис, то у нас, начиная с декабря, пошло резкое повышение посещаемости, даже на современное искусство. Но это уже с перепугу. Люди устали, осознали, сначала впали в шок, а теперь им надо куда-то бежать – они к нам прячутся, в вечное. Это хорошо. Но в целом я все-таки стояла и стою на том, что по отношению к жителям нашего города количество посетителей у нас меньше пикселя", - говорит Свиблова.
 

Во время дискуссии звучали в том числе и сравнения посещаемости российских и парижских музеев – мол, в Париже всюду очереди (хотя не все спикеры разделили эту точку зрения). Есть мнение, что в Париже значительную часть посетителей составляют туристы. А в Москву, по мнению Белова, едут совсем не для музейного туризма – в том числе и потому, что просто не знают о существовании коллекций потрясающих вещей в наших музеях. "Пока у нас будут выходить даже продвинутые ролики про путешествия по Транссибу с медведями и посещением Красной площади с вращающимися звездами, мы не поменяем этого образа. А вопрос, как это сделать, - это наша с вами задача", - считает он.
 

Ольга Свиблова приводит в пример французский Орли, в котором "зимой жить нельзя", но летом благодаря выставкам он превращается в живой город. Почему туда едут люди? По мнению Свибловой, потому что там хороший климат, дешевые отели, вкусная еда. А в Москву сложно получить визу, пробки, дорогие отели (до девальвации рубля – ред.). По мнению Свибловой, Москва будет музейной столицей мира только при одном условии: "если у нас к стране будет интерес и будет хороший инвестиционный климат". 


Комментарии


Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно