Екатерина

О чем молчат пиарщики, или правила поведения в соцсетях российских пиар-специалистов


Facebook в России больше, чем Facebook: каждый день я читаю новости в ленте не только из жизни моих друзей, но и из жизни коллег и просто деловых контактов, причем многие из них пишут про свою работу. В связи с возможным созданием кодекса этики поведения журналистов в соцсетях (за которым уже закрепилось название "кодекса Рябцевой") RB.ru решил узнать у сотрудников пресс-служб (у которых большое количество подписчиков в соцсетях), есть ли у них личный кодекс поведения, где в их случае пролегает граница между частной и корпоративной жизнью и о чем они никогда не напишут в своих аккаунтах.


Фото: Fotoimedia

В свете того, что разрабатывается кодекс поведения для журналистов в соцсетях, есть ли какой-то кодекс поведения у вас лично?


Екатерина Турцева, PR-директор  Acronis:


orig


"Есть, конечно. Я стараюсь максимально честно и эмоционально писать в соцсетях – чтобы люди, прочитав, поняли мое настроение, разделили его со мной -  а иначе для чего делиться с людьми своими эмоциями? А еще я отвечаю за то, что пишу – если я рекомендую, значит, так оно и есть, если восхищаюсь или ненавижу, то тоже искренне.

 

Видимо, получается у  меня неплохо, раз большинство думает, что я рассказываю в соцсетях всю свою жизнь, хотя это далеко не так.

 

Нужно дозировать контент – личный и рабочий. 

 

Бывает часто, когда видишь красивое место, думаешь, что ты сюда обязательно вернешься или привезешь свою семью – не будет этого. Даже если ты и вернешься, все будет иначе. Нельзя в одну реку дважды войти. И соцсети - хорошая возможность вести эмоциональный дневник online".

 

Лилиана Пертенава, PR-директор Runa Capital (входит в Топ-100 самых влиятельных женщин в IT, по версии Business Insider)


orig

 

"Я пару последних месяцев экспериментирую со своим поведением в соцсетях, особенно в Facebook. Пока не могу огласить окончательный результат, я была уже разной: и глупой, и сугубо деловой, и селфи-одержимой, и мимимишной (разве что до котиков не дошло). Единого рецепта нет. Контент должен быть разнообразный и качественный (интересный или содержательный). Стоит относиться к личной странице в соцсети как к личному бренду и строить репутацию долгосрочно. Если не хочется слишком заморачиваться, можно сделать доступ только для друзей и вести социальную жизнь в аскезе. Все смотрят на страницы посторонних людей в соцсетях и делают выводы. Вдвойне внимательно смотрят потенциальные мужья/жены, работодатели или партнеры".
 

Елена Фукс, руководитель практики ИТ и Телеком PR-агентства PR Partner:


orig


"Какого-то специального кодекса поведения в социальных сетях у меня, скорее, нет, но есть несколько принципов, которых я стараюсь придерживаться в своих аккаунтах. Во-первых, я всегда фильтрую то, что выкладываю онлайн. То есть несколько раз хорошо подумаю, прежде чем написать тот или иной пост, выложить фото, зачекиниться и т.п. Возможно, отчасти тут свою роль сыграла работа с компанией, которая занимается информационной безопасностью. Во-вторых, я почти никогда не смешиваю площадки по контенту и не настраиваю автоматическую синхронизацию. По моему искреннему убеждению, каждая социальная сеть имеет свою специфику, привычный формат подачи постов — то, что подходит для одного ресурса, будет странно и неуклюже смотреться в другом. В соцсетях у меня разные аудитории (кое-где, естественно, они пересекаются) — соответственно, контент для них тоже должен отличаться. На мой взгляд, транслировать одни и те же посты из Instagram в Facebook или Twitter — не очень хороший тон. То есть, если я пишу пост про одно и то же событие или на одну тему, он будет разным для каждой соцсети.

 

 Меланя Айдинян, PR-менеджер Viadeo:


orig


"Кодекс поведения в соцсетях у меня, конечно, есть. Мои страницы во всех соцсетях открыты, более того - мое имя легко гуглится, так что читать меня могут все: от незнакомых мне людей до коллег. В соцсетях я достаточно открыта в высказывании своих взглядов и мыслей, активно комментирую чужие посты, не скрываю свои политические, религиозные и прочие убеждения.

 

Как показывает мой опыт взаимодействия с аудиторией соцсетей, эмоциональные посты и личный опыт гораздо интереснее пользователям, чем сухая и сдержанная информация. Поэтому я – за эмоциональность, но до определенной степени. Я считаю недопустимыми нецензурную лексику, оскорбления, сплетни, переход на личности, негативные высказывания в адрес тех, с кем работаешь (коллеги, партнеры и т.д.), "поливание грязью" представителей других компаний или сами компании (при этом,  я могу написать негативный отзыв, если выступаю в роли клиента и не довольна качеством услуг). Я стараюсь соблюдать, хотя бы минимально, правила русского языка и не коверкать его, даже в спешке – мне кажется, это очень важно. Также важно не ввязываться в конфликты: я всегда подчеркиваю, что все, что я пишу – это мое личное мнение без претензий на истинность; могу аргументировать свою позицию, но не учить и не навязывать. В последнее время в соцсетях (особенно в фейсбуке) стало модно пиариться при помощи скандальных или провокационных тем, далее, как правило - холливар. Думаю, лучше не устраивать и не участвовать в таких провокациях, иначе есть вероятность, что "все сказанное вами будет использовано против вас".

 

Кстати, эти правила не только для меня, но и для всех, кто что-то комментирует на моей странице. Если правила не соблюдаются, пост могу стереть, а автора забанить. Такие случаи были".

 

Злата Николаева, пресс-секретарь холдинга РБК:


orig


"Существует ошибочное мнение, что если ты журналист или, тем более, работаешь в PR - то ты на виду и броневичке в социальных сетях. Это не так: безусловно, все мои коллеги присутствуют в соцсетях, но далеко не все из них много пишут. Это совершенно не мешает им отлично делать свою работу. Я, наоборот, яркая иллюстрация стереотипа активной жизни в интернете - просто потому, что стала вести блог еще в школе".

 

Что вы никогда не напишете?


Екатерина Турцева, PR-директор  Acronis:


"Практически не делюсь своими негативными эмоциями – считаю, что у каждого есть что-то нехорошее – зачем накапливать негативную энергию, ее и так много.

Про личную жизнь и семью почти ничего не рассказываю – очень редко и только самое-самое.

Никогда не напишу негатив в адрес конкретного человека".

 

Меланя Айдинян, PR-менеджер Viadeo:


"Я никогда не стану писать в соцсетях о самом сокровенном: о душевных переживаниях, личной жизни и самых любимых людях – эти темы не для общественности, да и имеют значение только для нас самих".

 

Елена Фукс, руководитель практики ИТ и Телеком PR-агентства PR Partner:


"Когда я пишу онлайн, я всегда думаю о людях, которые это увидят и прочитают. Поэтому я никогда не смогу разместить пост, который может как-то обидеть/оскорбить кого-то из моих контактов. На мой взгляд, лучше попридержать какие-то темы в себе и не выносить их на всеобщее обсуждение. И, как я уже сказала выше, я стараюсь фильтровать контент, например, веселые фото с вечеринки друзей, которые подойдут для "ВКонтакте", я никогда не выложу в Facebook, где у меня много профессиональных контактов — мои коллеги по работе, журналисты, клиенты и т.д."

 

Злата Николаева, пресс-секретарь  РБК:


"О чем я никогда не пишу? О том, что для меня и в реальной жизни - табу. Стараюсь никого не обижать и не лезть на рожон (особенно в спорах коллег), почти не пишу про политику - мало что в этом понимаю, а задеть кого-то могу (и пару раз задевала). Переход на личности, обсуждение внешности или умственных способностей третьих лиц в негативном ключе, сплетни, оскорбления, шутки про религию, национальность и так далее - нельзя. Критика прямых конкурентов и коллег - нельзя. Когда хочешь рассказать про свою работу, срабатывает сигнал: вот об этом можно и всем понравится, а вот про это не надо. Может быть, я осторожничаю, но у береженых меньше проблем".

 

PR-менеджер международной компании, анонимно:

"Что я не буду делать в Facebook в силу рабочих ограничений:


- раскрывать детали своей работы, делать эмоциональные заявления;
- писать посты будучи нетрезвой;
- хаять конкурентов на чем свет стоит;
- писать сопли про свою личную жизнь".


Вообще где у публичного человека пролегает граница между частной жизнью и корпоративной?

 

Екатерина Турцева, PR-директор  Acronis:


"У каждого она своя: для кого-то табу - постить фото детей, а я вот горжусь своим главным человеком в жизни (сыном) и хочу эту гордость со всеми разделить.

 

Кто-то наоборот говорит: соцсети -  это личное,  я не буду писать тут про работу. А как же про нее не писать? Она занимает бОльшую часть нашей жизни – хорошо это или плохо, но это так.

 

Причем если ты ходишь на работу "складывать коробки" и не кайфуешь от нее, то бОльшая часть жизни зря проходит. Я живу по принципу, что нужно наслаждаться тем, что ты делаешь, получать от этого радость и развитие. А как же не поделиться этим кайфом с другими? Да никак! Вот и делюсь – и так было, есть и будет всегда.

 

Это же интересно показать себя с разных сторон, а людям интересно тебя читать, наблюдать, участвовать, разделять твои эмоции.

 

Я родила и через 5 минут об этом написала в соцсети (пока Сашку мыли) – я не смогла не разделить этой эмоции с окружающими. Мне хотелось кричать от счастья  - и я это сделала в соцсетях. 

 

Выходит большое интервью, от которого мурашки по коже – ну как не поделиться этой информацией с окружающими?  Одно из главных качеств, которое отличает людей от животных – эмоции. Я предпочитаю делиться больше позитивными эмоциями, ну или когда поныть хочется, чтобы пожалели. А действительно тяжелые эмоции я в соцсети не выношу".

 

Елена Фукс, руководитель практики ИТ и Телеком PR-агентства PR Partner:

 

"Вопрос сложный и неоднозначный, особенно в эпоху соцсетей, когда границы частной жизни размыты как никогда. С одной стороны, соцсети — это наше личное пространство, где каждый человек волен выражать себя, как ему заблагорассудится, отстаивать свою точку зрения и т.д. С другой, то, что мы выкладываем онлайн, уже не принадлежит нам — мы все должны это осознавать, когда выходим в интернет. "Частной жизни" как таковой уже нет, как сказал один из героев интереснейшего документального фильма "Terms and Conditions May Apply", "Privacy is dead". В качестве примера можно привести то, что при подборе сотрудников многие компании сегодня обращают особенное внимание на социальные аккаунты соискателя — анализируют его профиль, проверяют историю постов, смотрят списки друзей. И, если по каким-то корпоративным параметрам он не подходит, на работу его не берут".

 

Злата Николаева, пресс-секретарь  РБК:


"Мне часто говорят “мы все о тебе знаем”. Это тоже иллюзия. Если приглядеться, обо мне по активности в интернете можно знать только то, что я записываю увиденное и услышанное вокруг, работаю, отдыхаю в компании ограниченного круга людей, люблю определенную музыку, путешествую, живу в определенном районе, и что моя мама весело меня троллит. Про семью и близких пишу редко, они от этого не в восторге; да это и не интересно никому. Про друзей - только с их разрешения. А обо всем остальном - легко".

 

Меланя Айдинян, PR-менеджер Viadeo:


"О личных вещах можно писать, если человеку этого хочется. Если кому-то нравится публично изливать душу - ради бога. Что касается общения с друзьями - то здесь явно есть лукавство. С друзьями можно общаться при помощи личных сообщений или можно сделать настройки приватности для конкретного поста, открыв его для узкого круга лиц. Когда же страница открыта и доступна всем, то очевидно, что автор пишет не только для своих друзей. И да, профессия накладывает ограничения. Но мы же сами ее выбирали со всеми ее бонусами и издержками".

 

Лилиана Пертенава, PR-директор Runa Capital:

 

"В случае если профиль в социальной сети открытый, вся информация, записи и контент в нем перестают быть личными. Начинает действовать принцип "все, что ты скажешь, может быть использовано против тебя". Есть смысл думать дважды перед тем, как запостить что-то - особенно, когда пользователь - человек известный или если компания/организация, в которой он работает, на слуху. Если осознать это, самоконтроль должен включаться автоматически. Если не включается, стоит проводить таким людям SMM-тренинги, но не насаждать какие-то правила, а объяснять, чем грозит, например, неуместное заявление или слив новости компании. Напугать возможными последствиями. Это же логично, что многие журналисты в России и не только подписаны на ньюcмейкеров в соцсетях или "дружат" на Facebook/ВКонтакте только чтобы не пропустить важное событие или нетривиальное мнение. По сути, они ждут, пока человек что-то "выдаст". Прекрасный может получиться эксклюзив".

 

 


Комментарии


Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно