Юлия

Бывший технический директор "Лаборатории Касперского" рассказал об увольнении за "предательство"


Forbes опубликовал историю одного грандиозного увольнения: речь о практически назначенном преемнике Евгения Касперского – Николае Гребенникове.


Фото: РИА Новости

Гребенников пришел работать в "Лабораторию" в 2003 году системным аналитиком и довольно быстро сделал карьеру. Уже в 2006 году под фактическим руководством Гребенникова департамент инновационных технологий (ДИТ) выдал несколько серьезных разработок. "Я думала, что года через три-четыре он смог бы стать отличным техническим директором. Однако он стал им гораздо быстрее", — замечает бывший генеральный директор "Лаборатории" Наталья Касперская.

В 2007 году после ссоры с Евгением Касперским Наталья покинула пост гендиректора, а Касперский сам стал управлять компанией. Гребенников же был сразу назначен директором ДИТ, а еще через год стал техническим директором всей компании.

К началу 2009 года технический департамент, который образовался в результате слияния ДИТ и департамента разработки продуктов, насчитывал 640 человек. Гребенникову тогда было около 30 лет. По мнению Касперской, "такой стремительный взлет – серьезное испытание для любого человека".

Летом 2013 года на инновационном саммите в Праге Касперский, по словам Гребенникова, публично представил его как своего преемника на посту CEO. Из-за частых разъездов Касперскому было необходимо передать оперативное управление надежному человеку, которым и должен был стать Гребенников.

Несмотря на то, что в тот момент компания входила в четверку крупнейших антивирусных компаний мира, рост выручки замедлялся катастрофическими темпами. Гребенников вспоминает, что Касперский сам добавил ему, помимо функций R&D, управление всем мобильным направлением. Кроме того, технический директор попросил передать давно продвигаемое им направление защиты от мошенничества (решение принималось коллегиально на совете директоров).

Расширение полномочий технического директора вызвало недовольство коммерческого директора Гарри Кондакова. Со временем, по мнению Гребенникова, оно вылилось в противостояние разработчиков и продавцов, что, впрочем, явление рутинное для бизнеса.

Однако Кондакова поддерживал финансовый директор Андрей Тихонов и глава юридического департамента Игорь Чекунов, курирующий в компании отдел расследования компьютерных инцидентов, личную безопасность Касперского (сыграл большую роль в освобождении его похищенного сына) и отвечающий за взаимодействие с МВД, ФСБ.

К концу 2014 года отношения между Касперским и Гребенниковым кардинально поменялись. По мнению Гребенникова, тот "будто перестал меня слышать, говорил, что мы думаем только о бонусах".

Гребенникову на помощь пришли управляющий директор "Лаборатории" по странам Азиатско-Тихоокеанского региона Гарри Ченг и Стив Оренберг, управляющий директор по странам Северной и Южной Америки. У обоих не складывались отношения с Кондаковым и были свои предложения по оптимизации работы компании. В январе, за два дня до поездки в Давос Гребенников прилетел к Ченгу в Китай, где узнал, что его хотят убрать из компании, сказав, что он как кость в горле — в том смысле, что водку не пьет, в баню не ходит. Такого же мнения придерживался и Оренберг. Было решено рассказать Касперскому о проблемах компании и предложить план развития "Лаборатории" до 2020 года в виде презентации. Встречу назначили на февраль 2014 года, в Доминикане.

На этой встрече Касперского ждали восемь человек: кроме технического директора там были Ченг, Оренберг, руководитель по корпоративному маркетингу в миланском офисе Джон Малатеста и еще несколько менеджеров — члены управляющего совета и совета директоров компании. Касперскому был представлен план развития компании, однако тот "принял все в штыки".

Последним в презентации шел 29-й слайд, где была изображена обновленная структура команды топ-менеджеров. Вводилась позиция исполнительного директора (COO), которую занимал Гребенников, остальные топ-менеджеры входили в его подчинение, за исключением Чекунова. Касперский оставался CEO, президентом, председателем совета директоров и совладельцем.

При этом, исполнительного директора Андрея Тихонова делали советником, а Гарри Кондакова убирали с позиции руководителя продаж , упраздняя должность глобального руководителя по продажам. Сам Гребенников объясняет, что Оренберг и Ченг были категорически не готовы работать с Кондаковым на позиции руководителя продаж в Европе, Ближнем Востоке и Африке.

"Это не звучало как ультиматум, это было предложение", - вспоминает Гребенников. После встречи Касперский остался наедине с Ченгом и Оренбергом и сказал, что намерен уволить Гребенникова. В результате из восьми человек, принимавших участие в презентации, шестеро вынуждены были покинуть компанию: Гребенников, Ченг, Оренберг, Малатеста и двое российских менеджеров. Когда Гребенников появился на пороге прозрачного кабинета-"аквариума" с табличкой "Eugene’s Escape", Касперский, сидя за столом, нервно крутил в руках авторучку. "Ты предал компанию, — вспоминает его слова Гребенников. — А у революционеров два пути: либо трон, либо Сибирь. Вы идете в Сибирь!". 

Сейчас Касперский подтверждает: конфликт исчерпан. По его словам, самая главная к ним претензия – это к тому, в какой форме они это сделали. "Я допускаю, что у них могла быть и вполне хорошая и честная мотивация что-то поменять в жизни компании к лучшему, но средства они выбрали совершенно неприемлемые", - заявил Forbes Касперский.

После "Касперского"

В сентябре 2014 года Гребенникова пригласили на работу в Сбербанк советником Льва Хасиса по кибербезопасности. Всего через полгода Гребенников возглавил дочернюю компанию банка, которая занималась защитой банкоматов. Параллельно он пытался получить 17,7 млн рублей компенсации от "Касперского", но этих денег так и не увидел: юристы компании утверждали, что, перейдя на работу в Сбербанк, Гребенников нарушил пункт соглашения о нераспространении конфиденциальной информации — речь идет о презентации бизнес-планов по проблемам кибербезопасности.

В марте 2015 года срочный контракт в Сбербанке с Гребенниковым не был перезаключен. Ходят слухи, что вмешались топ-менеджеры из "Лаборатории Касперского". Сам Касперский, впрочем, говорит, что, наоборот, давали исключительно хорошую характеристику Гребенникову.

В июне Гребенников проиграл иск к "Лаборатории Касперского" в суде первой инстанции, но подавать апелляцию не намерен. Конспирологической подоплеки в происходивших событиях нет, уверяет он, подчеркивая, что было лишь две причины его выступления в Доминикане: желание оптимизировать работу "Лаборатории" и страх потерять то, что построил за 11 лет.

Сейчас Гребенников занят разработкой мобильной игры — и уверяет, что проект затянул его с головой.

Комментарии

  • Вячеслав Богданов — 22:42, 21.07.2015
    Я подобное видел в нашей компании в 90-х. Сначала первое лицо даёт максимум полномочий,потом видя что "власть" постепенно перетекает, начинает давать "задний ход" и всячески дискредетировать...ну и "кулацкие подпевалы" само-собой тоже играют роль:)
    • AllBir
      Александр Бирке — 05:05, 22.07.2015
      верно
  • Виктор Светухин — 23:36, 21.07.2015
    Ибо нефиг...
  • Александр Бирке — 05:10, 22.07.2015
    после того, как избавился от антивирусов Касперсого и Вэба - исчезли атаки новых вирусов :)

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно