Книга об офисной жизни "Продукты эпохи". Глава 2


"Продукты эпохи" – новая книга автора "Tabula Rasa. Из жизни обитателей московских офисов", которую RB.ru публиковал в прошлом году. Персонажи книги, как и прежде, списаны с реальных сотрудников московских офисов, и места, в которых они работают – так же узнаваемы. Действие разворачивается в одной российской госкомпании, присутствующей в одном из государств Ближнего Востока во время военного переворота,  и одной частной компании, участвующей в организации крупнейшего спортивного мероприятия международного уровня.


 Фото: Fotoimedia

Глава 2


Ольга внимательно смотрела на витрину и никак не могла определиться с выбором: что она больше хочет – блинчики или сырники?

- Давай уже выбирай скорее, - Марина торопила подругу. Они решили с утра купить что-нибудь на завтрак для поднятия настроения и боевого духа.

- Ну все, буду действовать своему начальнику на нервы невыносимо аппетитным запахом блинов! – подмигнув, рассмеялась Ольга. – Он у меня вечно худеющий: весь день ничего не жрет, а вечером приходит домой и срывается – пихает в рот все, что найдет. Это я слышала, как он нашему дизайнеру жаловался.

- Вы по-прежнему на ножах? – спросила Марина.

- А как иначе? У нас по-другому не будет.

- Это у него от голода, наверное. Обостряется сучастость. Неужели он вообще ничего не ест?

- Ну как ничего... Как приходит, наливает себе огромную чашку крепкого черного кофе без сахара. И потом весь день его пьет, закусывая маленьким квадратиком черного горького шоколада. Он этот квадратик целый день ест: посасывает и откладывает, потом опять посасывает и опять откладывает.

- Фу, перестань! Меня сейчас вырвет! – Марина скривило лицо. – И как ты с ним рядом можешь сидеть? Как ты его выносишь?!

- С трудом... с трудом его выношу. Уж не знаю, хорошо или плохо, что он целыми днями только и делает, что общается по скайпу...

- Держись! Все будет хорошо, - Марина, выходя из лифта на своем этаже, формально подбодрила Ольгу ничего не значащей фразой.

- Ага. Нам скоро улетать в командировку, а он еще банкетное меню не утвердил... Пойду трясти.

 

Анатолий Константинович, руководитель отдела корпоративных коммуникаций «РосГосСтройИнжиниринг Интер», перестал улыбаться в камеру ноутбука и недовольно взглянул на Ольгу, когда она вернулась на свое рабочее место. Запах блинов заставил его поморщиться и бросить на подчиненную взгляд, полный ненависти. Ольга, словно не замечая реакции начальника, спокойно села за свой стол, уткнулась носом в компьютер и принялась смачно жевать блины, предварительно обмакивая их в сметане.

 

Еще год назад она и представить себе не могла, что однажды ее трудовые будни сведутся к банальному противостоянию с «гаденьким и противненьким» начальником – малодушным и подлым человеком. Ольга уже приняла твердое решение уволиться, потому что концом этого ада было только кардинальное действие – или она, или он. Понятно, что ее начальник-самодур держал в своих руках нужные ниточки и определенные подходы к руководству компании, поэтому ретироваться нужно было Ольге, тем более, что эта гос.контора ей порядком надоела. Здесь не стоило ожидать профессионального развития и карьерных перспектив, и Ольгу пока держали зарплата, хороший соцпакет и необходимость не портить резюме слишком скорой переменой мест работы.

 

Отдел корпоративных коммуникаций обитал в маленьком кабинете-пенале – шириной 1 м. 80 см. и длиной около 7 м. (Ольге хотелось взглянуть в лицо архитектору, спроектировавшему такое безобразие) – с огромным панорамным окном, которое занимало всю стену от пола до потолка. На этом крохотном пространстве, как на льдине, прижавшись к друг другу столами, ютилось 3 человека: руководитель отдела, собственно Ольга и дизайнер Юрий.  Место Ольги было самым ущербным: стол длиной 110 см., шириной 80 см, на проходе и с открытым всем монитором.

 

Юрий, не утруждающий себя работой, все время смотрел кино, уткнувшись в огромный экран Макинтоша, за которым не было видно его самого, и ему самому ничего не было видно. Когда возникала необходимость все-таки хоть что-нибудь сделать, он медленно нажимал на паузу, снимал свои огромные наушники и недовольно включался в рабочий процесс. Хотя, надо отдать ему должное, Юрий был дизайнером высшего класса и всегда выдавал отличный результат.

 

«РГСИ Интер» имела 3 контракта – с двумя странами Ближнего Востока и одной североафриканской страной N на строительство инженерных сооружений. Именно последний – на несколько миллиардов долларов – был основным и являлся причиной существования этой госконторы. Организация хоть и выиграла тендер на строительство в N, сама особо ничего не строила, нанимая сербских и турецких субподрядчиков и привлекая только часть российских инженеров. Деньги, уплаченные N согласно контракту, давно осели в карманах государственных чиновников и руководства головной структуры, дочкой которой и являлась «РГСИ Интер». Компания худо-бедно продолжала что-то строить, сильно отставая от графика, и делая ставку на политические реверансы в сторону руководства N, дипломатию и различные активности, проводимые отделом корпоративных коммуникаций.

 

Предшественник Анатолия Константиновича работал один и занимал невнятную должность «советника генерального директора». Всю работу, связанную с корпоративными отношениями (что бы ни подходило под это определение), выполняло коммуникационное агентство за хорошую абонентскую плату. Но советника достаточно быстро поймал на откатах только пришедший в компанию директор по экономической безопасности. С недобросовестным сотрудником расстались быстро и без проблем, проанализировали его работу и посчитали, что дешевле и продуктивнее нанять креативщика и дизайнера, чем искать нового человека на должность, снова нанимать подрядчика и охотиться за откатами.

 

Анатолия Константиновича быстро перекупили у агентства, он подтянул за собой дизайнера, тогда же была открыта вакансия менеджера отдела, но именно с ней и возникла главная трудность. Ее не могли закрыть почти год. Анатолий Константинович пару раз предлагал своих кандидатов – девушек из креативных агентств. Но ни одна из них не смогла пройти серьёзную проверку службы безопасности: несмотря на юный возраст, у них уже был условный срок за «участие в массовых беспорядках» и в несанкционированных митингах.

 

После этих затянутых во времени и бесплодных попыток, к поиску подключился отдел кадров и через какое-то время через hh.ru нашёл Ольгу, которая уже работала в госкомпаниях и имела разносторонний опыт в области маркетинга и рекламы. Несмотря на хорошее резюме, Ольга искренне удивилась, получив приглашение на собеседование. В телефонном разговоре сотрудница отделов кадров осторожно сообщила, что обязанности связаны с частыми командировками в Северную Африку и спросила, как Ольга к этому относится.

 

- Я нормально к этому отношусь. Люблю открывать для себя новые страны, - уверенно отреагировала та.

Встреча прошла успешно, Анатолий Константинович был любезен, HR-специалист интересовалась только техническими вопросами. По итогу со всех документов Ольги сняли копии для проверки службой безопасности и отпустили домой. Через неделю ей позвонили и сообщили, что готовы сделать предложение о работе. Ольга согласилась. Неделя у компании ушла не только на проверку, но и на выяснение отношений руководителя отдела кадров с Анатолием Константиновичем.

- Ну что, Анатолий Константинович, берете девочку на работу? – улыбаясь, спросила Анна Анатольевна, руководитель отдела кадров, встретившись с ним на пути к директорскому кабинету.

- Ну так…- попытался уклониться от ответа Анатолий Константинович, чуть замедлив ход.

- Это не ответ. Говорите прямо. Вы уже несколько дней тянете с решением, а время-то идет.

- Она мне не понравилась. Я считаю, она нам не подходит, - насупившись конкретизировал тот.

- А служба безопасности считает иначе. По их мнению, кандидатка просто отличная! – тон Анны Анатольевны перестал быть мягким, а улыбка с лица пропала. – Своим халатным отношением к работе вы портите нам показатели. Штатная единица создана почти год назад. Замечу, создана для вас и по вашей просьбе. Не возьмёте девочку, я уберу должность из штатного расписания. Думаю, вопрос решен.

И не дожидаясь ответной реакции, Анна Анатольевна оставила Анатолия Константиновича стоять в коридоре.

 

Через две недели Ольга вышла на работу. Новые реалии – тесный и душный кабинет, пустые рабочие формальности, характерные для отсталых госструктур, отсутствие возможности есть в офисе, привлекательный и нервный начальник – заставили ее быстро пожалеть о сделанном выборе.

 

Анатолий Константинович отнесся к ней с осторожностью и страхом. Ольга же наивно подумала, что это такая своеобразная форма застенчивости. Анатолий Константинович был интересным мужчиной неопределённого возраста, который, судя по его фигуре, много увлекался спортом, в том числе и какой-то борьбой (Ольга заметила характерные мозоли на костяшках).

 

Ольга, девушка симпатичная и прекрасно знающая об этом факте, самонадеянно решила, что произвела настолько сильное впечатление на новоиспеченного руководителя как женщина, что он совсем оробел. Если бы она знала правду, то ей стало бы стыдно и за свою глупость, и за свою слепоту. В реальности же, Анатолий Константинович подумал, что Ольга «блатная» (как подавляющее большинство сотрудников данной конторы), что она может «сливать» информацию (причем непонятно, кому и на какой уровень, но, наверное, на самый высокий). Еще он отметил, что по внешним данным она соответствует предпочтениям исполнительного директора, который фактически и «рулит» всей компанией: стройная, высокая и с темно русыми волосами – именно такими были две последние его ассистентки. Когда первая – Диана – была повышена до помощника, появилась вторая – Екатерина. Анатолий Константинович попросту малодушно испугался, что новенькая подчиненная – не только привлекательная внешне, но умная и опытная – будет быстро замечена начальством и займёт его место. А он уже привык к своему тепленькому креслу, зарплате в 250 тыс. и ничегонеделанию.

 

Как детальная барышня, не боящаяся трудностей, Ольга сразу развернула бурную деятельность. Ее никто не собирался детально вводить в курс дела, поэтому первое, что она сделала – изучила информацию о N, познакомилась с секретарями, отделом документооборота и начальником службы безопасности и быстро нашла с последним общий язык. Даже своему маленькому и некомфортному рабочему месту она смогла придать налёт уюта: принесла из дома цветок в горшке и красивый стакан для ручек. Работать стало веселее.

 

Через пару дней вечно нервно ерзающий на стуле начальник обратился к сотрудникам своего отдела:

 

- Итак, коллеги, через три недели нас ожидает командировка в N. Мы должны подготовить мероприятие для руководства, доделать ролик о нашем грандиозном строительстве и придумать прославляющие его рекламные плакаты. Начинаем мозговой штурм. Что будем изображать в этот раз?

 

Ольга, которая за два дня сумела детально изучить все результаты скудной деятельности своего нового отдела, деловито выступила с предложением:

 

- Я посмотрела на уже имеющиеся плакаты и поняла, что они все однотипные. Я понимаю, что это вызвано жесткими ограничениями арабского мира. Но мы можем внести разнообразие. Можно поместить строителей, у которых не будет видно лиц. Они будут в касках и повернуты к зрителю в три четверти. И строительный кран. Один строитель на переднем плане, смотрит вверх и как бы кричит: «Вира!». И там балки какие-нибудь кран поднимает... И еще надо повернуть изображение в другую сторону. Я заметила, что во всех предыдущих дизайнах композиция, привычная для европейского глаза, а у арабов все как бы в зеркальном отражении, наоборот все – справа налево.

 

- Ерунда какая! Большей глупости я в жизни не слышал! Вот, что значит позвать креативить девчонку! – воскликнул Анатолий Константинович.

 

- Не поняла... Я думала, что у нас мозговой штурм, - сухо и обиженно произнесла Ольга. – А одно из правил мозгового штурма, что можно говорить даже откровенные глупости, и никто не должен никого осуждать за это.

 

Она насупилась.

 

- Если ко мне такое отношение по гендерному признаку, я, пожалуй, в штурме участвовать не буду.

 

И она отвернулась к своему ноутбуку. Юрий с грустью посмотрел на начальника и тоже уткнулся в свой монитор. Анатолий Константинович перевел взгляд с Ольги на Юрия, вздохнул и вышел из кабинета.

 

Через день Ольга увидела на столе у Юры распечатанный в цвете плакат, уже утверждённый и подписанный у руководства, на котором были изображены два строителя и кран с балкой. Оба строителя стояли так, что не было видно лиц, один смотрел вверх и как бы что-то кричал, делая жест рукой. Композиция была непривычна и «резала» глаз движением в обратную сторону, характерным для арабской письменности и восприятия.

 

- Это что такое? – удивлённо воскликнула Ольга, махнув распечаткой в воздухе около Анатолия Константиновича.

- Это наш новый дизайн, - невозмутимо ответил тот.

- Вот, видите, хорошо ведь я придумала? А вы говорили, что моя идея – ерунда.

- Какая твоя идея?

- Как какая? Со строителями, краном и балкой и направленностью в другую сторону...

- Это не твоя идея, а моя. И она уже утверждена у руководства. Кстати, меня похвалили за понимание арабского восприятия, - Анатолий Константинович смотрел ей прямо в глаза. Уверенно и нагло. Ольга не была готова к такой подлости.

 

***

 

Первая командировка в N прошла быстро и спокойно.

 

Уже в аэропорту, несмотря на ночь, в лицо Ольге пахнул душный, жаркий и тяжелый воздух. Днем со стороны Сахары дул сильный ветер, поэтому всех засыпало песком: мелкий, как пыль, он проникал сквозь ткань и словно впитывался в кожу, волосы, глаза и уши, забиваясь в поры.

 

Перед поездкой Ольга прошла инструктаж службы безопасности, на котором ей объяснили, как себя вести, что можно делать, а чего – нельзя. Было страшно и немного не по себе. С особым отношением к женщинам она столкнулась уже при расселении в отеле: ей дали маленький неуютный номер с обшарпанной мебелью и крохотным окном-заглушкой, выходящим во внутренний двор-колодец. При таком же бюджете Юрию достался богато украшенный огромный двухместный люкс с двумя большими панорамным окнами.

 

Эта история повторялась и во все последующие поездки.

 

На улице ходить одной было некомфортно, поэтому пребывание Ольги в N ограничивалось гостиничным номером и офисом. От постоянного нахождения в четырех стенах, невозможности активно проводить время, настроение быстро портилось.

 

Пару раз она все же вышла вечером погулять вместе с Юрием. В темное время суток улицы были заполнены одними мужчинами. Ярко одетые – как правило, во что-то зелёное, красное или жёлтое и спортивное – с блестящими от какого-то бриолина черными кучерявыми волосами – они о чем-то переговаривались, сидя небольшими компаниями в домашних забегаловках или на стульях, расставленных прямо на мостовой. Парикмахерские, магазины с одеждой для мужчин и убогие кафешки со скудной едой были самыми распространенными заведениями. На Ольгу, идущую в безразмерных шароварах и такой же закрытой тунике с длинными рукавами, устремлялись дикие, страшные взгляды. Ольга не отличалась ни робостью, ни слабостью, но ей становилось не по себе, и она понимала, что вряд ли когда-либо решится выйти здесь на улицу одна, несмотря на то, что служба безопасности накануне отъезда убеждала ее в том, что N – место безопасное, и что там вряд ли случится что-то плохое, если вести себя подобающе и не провоцировать местных жителей.

 

***

- Как вам здесь живется и работается? – спросила Ольга у офисного IT-специалиста, который налаживал ей интернет в N-ом офисе «РГСИ Интер».

 

- Непросто, - как-то дёргано ответил тот, – тяжело тут. Заняться нечем: спорта нет, кино нет, театра нет, клубов нет, музыки нет, женщин нет... У нас люди еле полугодовой контракт отрабатывают... Очень тяжело. Но есть единичные экземпляры, которые тут уже по паре лет сидят. Психика железная! Я сам только домашними тренировками и спасаюсь. Жду не дождусь, пока контракт закончится.

 

Впервые в своей жизни Ольга ощущала, что ей настолько комфортнее в офисе, чем вне его, что не хочется уезжать в конце рабочего дня. Здесь ее окружали соотечественники, а обстановка была более или менее привычна глазу, не считая видов за окном и одежды, в которой ходили сотрудники.

 

В первые дни ее ожидали встречи с подрядчиками. Начальник уехал на строительные объекты, находящиеся в нескольких часах езды от основного офиса, поэтому Ольге надо было со всем разбираться самой. Первым делом она с водителем объехала всю адресную программу, по которой были расположены билборды с рекламой «РГСИ Интер». Для нее оставалось загадкой, зачем вообще ее делать, ведь она бессмысленна со всех точек зрения, к тому же, стоила немалых денег. Но надо так надо: по неким чисто политическим соображениям.

 

Начиналось все хорошо: яркие картинки со строителями, краном и балкой украшали собой улицы, перекрестки и главную магистраль, ведущую в аэропорт. Но скоро пошли проблемы: Ольге стали попадаться изображения, на которых не хватало нужных цветов. Хорошо знающая нюансы полиграфии, Ольга поняла, что при печати (в четыре краски – CMYK – cyan, magenta, yellow, key color) сначала закончилась желтая краска, а затем – малиновая. Из 25 плакатов 4 были напечатаны уже в 3 краски, а 9 – в две! Ольга была в шоке. Она не могла понять, как можно было не только выпустить такой некачественный продукт, но и расклеить его на рекламные поверхности! Неужели людям, которые это делали, было настолько безразлично, что они клеят откровенно бракованные плакаты.

 

- Они что, настолько тупые, что не могли взять телефон, позвонить руководству и рассказать о браке?! – искренне возмущалась Ольга.

 

Она сделала по несколько фотографий каждого борда с разных ракурсов, чтобы было четко видно и расположение, и некорректное изображение, пометила дефекты в распечатке адресной программы и со всеми собранными доказательствами поехала в офис поставщика.

 

Владелец типографии – он же управляющий – молодой, привлекательный мужчина, зажиточный по меркам N (получил образование в США, имел дом с бассейном, 2 автомобиля топовой комплектации – Land Rover и спортивную BMW), расслабленно сидел в своем большом и красивом кабинете и смотрел кино на DVD, когда к нему ворвалась Ольга, сопровождаемая водителем.

 

- Хасим, здравствуй! Я Ольга из «РосГосСтройИнжиниринг Интер» («Убить бы тех, кто придумал это название для использования в общении с иностранцами», - тут же подумала она).

 

- А... Ольга... – Хасим улыбнулся, но даже не встал с кресла, чтобы приветствовать гостью. 

- Хасим, хоть мы недавно знакомы, пусть и заочно, но я к тебе хорошо отношусь и уважаю тебя. Но зачем так поступать?

- Не понимаю.

- Ты расклеил 13 бракованных плакатов.

- Не понимаю. Плакаты напечатаны? Напечатаны. Расклеены? Расклеены. Что не так?

Ольга открыла ноутбук и повернула к нему экран.

- Посмотри, вот нормальные плакаты в 4 краски, как и должно быть, а вот плакаты с 3-мя красками, без желтой, а вот вообще только в 2 краски! Как такое возможно?!

- Не понимаю, - Хасим был равнодушен. – Вы заказывали печать? Я распечатал. Я наклеил. Работа выполнена.

- Хасим, работа должна быть выполнена качественно. Сейчас же половина работы – это брак.

- Не понимаю, что такое «брак». Я выполнил работу и точка, - Хасим начинал раздражаться.

- Нужно переделать, - твердо заявила Ольга. – Причем все должно быть готово через 2 дня.

- Переделать?! Не буду я ничего переделывать! Работа выполнена, все напечатано и расклеено. Что еще надо?!

- Надо переделать. В 2 дня. Причем, поскольку это твоя ошибка, переделка за твой счет.

Хасим вскочил с кресла.

- Не буду я ничего переделывать! Работа выполнена. Я все распечатал и наклеил! Все. Разговор окончен.

- Хасим, ты меня уважаешь? – Ольга смягчила тон и прищурила глаза. – Ты хочешь с нами работать дальше? Ты хочешь, чтобы мы заплатили тебе за эту работу?.. Тогда переделывай.

Хасим смотрел на нее выпученными глазами:

- Я больше не буду работать с вами по пост-оплате.

- Будешь, - еще мягче отреагировала Ольга. – Сообщи, как все будет сделано, я проверю каждый борд. Не забудь: 2 дня на все про все. Косты твои. Дай знать, как все будет готово. Вот мой N-ый номер, - она протянула ему листок.

Ольга села в машину и сказала водителю:

- Поехали ко второму.

Офис другого подрядчика, который занимался размещением рекламы в СМИ, совмещался с его студией звукозаписи и монтажа. Хозяин бизнеса Ахмед, который сам же им и управлял – мужчина под 40, немногословный, спокойный и инфантильный – сразу приступил к делу. Он передал Ольге все экземпляры газет с рекламными полосами и статьями и продемонстрировал ролик с уже наложенной звуковой дорожкой из музыки и закадрового голоса, говорящего на арабском языке.

- Я пришлю к вам переводчика, который проверит корректность перевода, - сказала Ольга после просмотра.

- Хорошо, не вопрос. Предупредите заранее о его визите, чтобы у меня в студии был человек, - ответил Ахмед, выдувая сигаретный дым практически ей в лицо.

Несмотря на то, что вся встреча прошла быстро, Ахмед успел выкурить 4 сигареты, даже не спросив у гостьи формального разрешения. Ольга не выносила табачный дым, ей стало плохо, но она держалась.

 

«Вот тебе и гостеприимство, - подумала она. – Была бы я мужчиной, ко мне бы так не относились...»

 

Как бы там ни было, стоящие задачи были выполнены: плакаты переклеены в срок (как раз к приезду начальства), перевод проверен на корректность. За стандартный банкет для руководства «РГСИ Интер» и N она не волновалась: этим вопросом занималась служба пятизвездочного отеля, где работали высокопрофессиональные турки, поэтому там все было на высоте. Ольга лишь заранее организовала встречу с ответственным за мероприятие, чтобы удостовериться, что все в порядке с утвержденным меню и зал соответствует всем требованиям. Затем она приехала за 2 часа до банкета, чтобы проверить рассадку, поставить таблички с именами на нужные места и сделать корректировки по расстановке цветочных композиций. Она бросила последний взгляд на уже подготовленный зал и вдруг сказала:

 

- Тут очень плотно стоят стулья. Вот вы... сядьте сюда, - Ольга позвала двух официантов и посадила их на соседние стулья. – Вам тесно?

- Нет, - оба замотали головами.

- Это потому что вы худощавые, - с сомнением ответила она. – А вот наше руководство, оно не такое худощавое, оно более мощное...

Ольга мгновение в задумчивости смотрела на столы и стулья, резко приняла решение и срочно потребовала сделать расстояние между стульями и принести дополнительные столы. Рассадка была быстро скорректирована, и Ольга восхитилась тем, как оперативно, четко, аккуратно и слаженно работают сотрудники отеля.

«Вот почему остальные так не могут?!» – подумала она и поблагодарила всех за содействие и понимание.

 

Все, что нужно, было сделано, руководство не высказало недовольства и претензий, а значит, все прошло как надо и можно было чуть-чуть расслабиться. Вечером за 2 дня до отлета домой Ольга, Юра, Анатолий Константинович, пара сотрудников головной структуры и какая-то девушка Ксения сидели в кальянной в центре города. В стране, где был полностью запрещен алкоголь, мужчины часами сидели и курили кальян. Ольга уже ощущала на себе эффект легкой степени опьянения и одурманивания, ей было хорошо, и окружающие люди и обстановка не казались такими страшными и удручающими. Она заметила, что Анатолий Константинович активно флиртует с Ксенией.

 

- А это что за Ксения такая? – спросила она на ухо у Юры, который сидел рядом и делил с ней один кальян.

- Оказывается, она временами подрабатывает в нашем филиале в качестве переводчика. Только в этой командировке с ней познакомился. Она сама из Украины, ее мама здесь уже несколько лет работает врачом в больнице. А Ксеня приезжает к ней и живет в N по несколько месяцев.

- Понятно... – тихо и задумчиво ответила Ольга, наблюдая за воркованием безвозрастного Анатолия Константиновича и молоденькой Ксении, которой на вид было года 22-23. – Интересно, а она знает, что у него есть жена и маленький ребенок, ведь обручальное кольцо-то он снял?

Ей снова стало грустно и противно, захотелось поскорее вернуться в Москву к своему молодому человеку, с которым она каждый день переписывалась и по которому сильно скучала.

- Поехали завтра за город, смотреть развалины, оставшиеся со времен Римской империи? - до Ольги донесся звонкий голос Ксении. – Там очень красиво и интересно, и я знаю дорогу.

- Мы завтра уже улетаем, - коллеги из головной организации отказались.

- А мы, пожалуй, поедем, - ответил за всех Анатолий Константинович. – У нас законный выходной день.

 

На следующее утро все четверо погрузились в такси и поехали смотреть главную N-ую достопримечательность. В отличие от подобных мест где-нибудь в Италии или Греции, здесь не было туристов, только охрана и смотрители. Огромные пространства с отлично сохранившимися амфитеатром с красивейшими барельефами, арками, колоннами и прекрасными статуями производили ошеломляющее впечатление. Ольга не могла наглядеться на это великолепие, она отделилась от группы и ходила, погруженная в собственные мысли. Время от времени она натыкалась то на Юру, то на Анатолия Константиновича с Ксенией. Она уже видела их идущими и держащимися за руки («быстро же они»), видела, как Анатолий Константинович бегал вокруг Ксении, что-то увлеченно рассказывая и активно жестикулируя, и однажды – как он резко кинулся на землю, лег, встал кулаками на каменную плиту и начал быстро-быстро отжиматься. Он так хотел произвести впечатление на молоденькую девушку, что Ольге даже стало его жаль, ведь Ксения и бровью не повела, медленно и равнодушно пошла дальше, оставив своего пыхтящего и потеющего кавалера далеко позади.

 

- Девушка давно ушла, а он все отжимается, - сочувственно заметила Оля, обращаясь к Юре.

- Да уж, - скривился тот.

- Неужели он так быстро забывает о том, что у него, между прочим, есть семья?

- Ну у него жена так еще с..ука. Она ужасная, - уверенно ответил Юра.

- Ты ее знаешь лично?

- Нет, но мне Толик так рассказывал.

- А, ну тогда ясно. Конечно, она с..ка, - саркастично отреагировала Ольга и посмотрела вдаль, где ее начальник уже догнал Ксению, обнял ее сзади и поднял в воздух, а она громко завизжала от восторга и неожиданности. Ольга удрученно помотала головой, словно не соглашаясь со всем происходящим. – Всегда всему есть оправдание. Даже самым гнусным поступкам...

 

Этот «курортный» роман, который по всем законам жанра, должен был закончиться по возвращению домой, оказался на редкость живучим и продолжительным.

 

Теперь Анатолий Константинович каждый рабочий день выходил через скайп на связь с новой пассией прямо со своего рабочего места. Он приобрёл наушники с микрофоном и часами ворковал с возлюбленной. Он терпеливо давал ей советы по рисованию, оценивал обновки из магазинов, сокрушался по поводу всех ее мелких неприятностей и сильно ревновал, если она была занята и не уделяла ему достаточно времени. Его не смущало присутствие Ольги и Юрия, а также то, что он самоустранился от всех рабочих вопросов. Ольге приходилось подолгу ждать, пока начальник соизволит отвлечься от своей личной жизни и подписать бумаги или принять решение. А еще Анатолий Константинович стал организовывать себе длительные и никому ненужные командировки в N. Он придумывал липовые дела и улетал к Ксении на 1-2 недели не реже 1 раза в месяц. Теперь он просил бронировать себе уже не номера в гостиницах (где следили за всеми гостями и посетителями), а апартаменты.

 

Когда Ольга приходила в другие департаменты, женщины обязательно мечтательно спрашивали ее об Анатолии Константиновиче: мол, как у него дела и где он пропадает. Она безразлично отвечала, что он в N в очередной командировке.

 

И тогда, вздыхая, ей отвечали:

 

- Ой, бедняжечка, все работает и работает, не покладая рук. Ты его береги. Он у нас один такой... И вообще, тебе так повезло, что ты сидишь рядом с таким мужчиной!

- Ага. Обязательно, - сухо реагировала Ольга. – Вот кому точно повезло, так это его жене и ребенку.

- Так Анатолий Константинович женат?! – удивлялись женщины. – И у него и ребенок есть?

- Конечно, красавица-жена и ребенок 1,5 года отроду, - уверенно произносила Ольга и оставляла своих расстроенных собеседниц переваривать только что полученный удар.

 

За прошедший год Ольга привыкла к самостоятельности, к тому, что ее начальник – похотливый м..ак, растрачивающий средства компании на свои любовные утехи,  привыкла к бесполезности и бессмысленности своего труда, к формализму и жесткой субординации, к душному кабинету-пеналу и к тому, что в «РГСИ Интер» ничего не делается быстро. Она поднаторела в общении с N-ми партнерами, все решала четко и жестко, но при этом сохраняя достоинство и относясь с уважением к своим контрагентам, и полностью взяла на себя обязанности своего начальника, которого с каждым днем ненавидела все больше и больше. 

Читать другие книги из раздела "Библиотека" >> 

Все события и персонажи вымышленные, любые сходства с реальными людьми или событиями случайны.

 


Комментарии


Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно