Ректор Стокгольмской школы экономики: России нужны иностранные преподаватели

Это необходимо для выхода образования на мировой уровень


Весь мир давным-давно повернулся в сторону бизнес-образования. "Давным-давно" – это как минимум 100 лет: именно столько существует Стокгольмская школа экономики. Исполнительный директор Ольга Лосева и ректор российского отделения Андерш Лильенберг рассказали, как обстоят дела с программами MBA в России сегодня.
 
- Образование – это абстрактный продукт. У него нет вкуса, запаха, цвета, формы. Его можно понять только на собственном опыте. Поэтому 100 лет существования нашей школы – это важно. – Так начал свое выступление Андерш. – У России свой путь бизнес-образования, отличный от Европы. Здесь вся экономика началась только лет 15 назад, и это отразилось на требованиях рынка к бизнес-образованию. В 90-е, казалось бы, ниша была свободна, конкурентов мало, но не все так просто! В итоге многие назвали себя школами MBA, по сути таковыми не являясь. Но за последние годы ситуация поменялась. Главное же изменение заключается в том, что теперь студенты приходят, в первую очередь, не за дипломами, а за знаниями. 


 
Андерш говорит, что быть шведским преподавателем в России интересно. Это вдохновляет, есть отдача – даже несмотря на то, что такой труд достаточно тяжел. А чтобы российское бизнес-образование выходило на мировой уровень, властям следует задуматься об улучшении имиджа страны. Многие люди, не испытывавшие желания сюда ехать, после первой же встречи с Россией влюблялись в нее, рассказывает Андерш. Так что стоит чаще приглашать иностранных специалистов в гости, уверен он.
 
Про сами программы MBA Андерш мог бы говорить часами. Но свел все к кратким тезисам.
 
- Шведские традиции заметно отличаются от общеевропейских и американских. Мы не делаем тайн, не храним секретов. Кулак – это хороший пример. Если вы держите его сжатым, вы ничего не выпустите. Но, с другой стороны, ничего и не получите. В наших программах истина иногда рождается прямо в аудитории, через споры, спровоцированные преподавателями. Участники учатся также и друг от друга, обсуждая бизнес-вопросы. Немаловажно и то, что люди обрастают связями в процессе обучения на программе.


 
Школьные узы
 
- Мы не теряем связь с сокурсниками по MBA программе, часто обращаемся друг к другу, если нужна помощь или совет в бизнесе. Нам легко общаться: доверие и открытость, взаимное уважение – главное, что мы приобрели в Школе, - подтвердила слова Андерша Ольга Лосева, которая сама является выпускницей программы Executive MBA Стокгольмской Школы Экономики.
 
- Контакт с выпускниками помогает нам постоянно быть вовлеченными в бизнес-реальность, и соответственно адаптировать, развивать наши программы, - продолжает Ольга. – В последний год наши студенты, кроме академического обучения и защиты диссертации стали работать над консалтинговыми проектами для реальных компаний, сразу применяя полученные знания на практике..
 
В планах школы – открытие собственного кампуса для программы "Бакалавриат". Денег на это надо немало – Андерш назвал лишь приблизительную цифру: 15 млн евро. Эти деньги пойдут не только на строительство здания, но и на подбор команды:
 
- В России много достойных преподавателей. Все они рассредоточены по разным институтам. Мы хотели бы собрать лучших из лучших. Пока же 80% наших преподавателей – иностранцы. В этом начинании нас, в частности, поддерживает председатель санкт-петербургского Комитета по науке и высшей школе Андрей Максимов.
 
На оставшиеся у RB.ru вопросы ответила Ольга Лосева.


 
- Что сейчас происходит на рынке MBA?
 
-  В России много учебных заведений, которые выдают диплом МВА. Не секрет, что во многих из них обучение никак не отвечает международным стандартам. Тем не менее, в некоторых ведущих Университетах появились программы, соответствующие международным критериям – как минимум, по формату. Немаловажный  вопрос сейчас, и не только в России, но и в других странах – действительно ли так нужен этот диплом? То ли это образование, которое нужно? Как это образование должно выглядеть, что оно должно давать? Как должны различаться программы  для молодых начинающих менеджеров и опытных руководителей?
 
- За MBA идут взрослые люди. Есть какие-то сложности в преподавании для них?
 
- Большая сложность – убедить, что нужно сперва вернуться к основам. У наших студентов, обладающих активной жизненной позицией, нет на это времени, они хотят все схватить быстро, и воплотить в жизнь уже сейчас.  Поэтому мы совмещаем лекционные занятия с бизнес-симуляциями, интерактивными семинарами, много работаем с практическим опытом студентов. Именно поэтому мы отправляем наших студентов работать консультантами.
 
- А как это, кстати, происходит?
 
- Мы работаем с компаниями, которые позитивно воспринимают инновации и заинтересованы в том, чтобы развитие тех или иных бизнес-направлений оценили профессионалы со стороны. Это инновационный подход, и он очень хорош. Часто, кстати, получаются весьма интересные результаты. Наши студенты – люди, уже имеющие опыт в бизнесе и сочетающие этот опыт со знаниями, полученными у нас.
- Интересно, а какие задания получают студенты-консультанты?
 
- Не то, чтобы задания. Скорее, проекты. Например, оценить перспективы выхода на тот или иной рынок. Создать проект нового завода. Иногда их просят придумать новое направление развития для существующего бизнеса.
 
- Чтобы бизнес-школе попасть в рейтинги, нужно, помимо прочего, обучать иностранных студентов. Как у вас с этим?
 
- У нас учатся в основном, иностранные студенты, работающие в России. Немного – 1-2 человека в группе. В рейтингах Financial Times наши выпускники принимают участие вместе с выпускниками Стокгольмской и Рижской EMBA-программ. СШЭ – единая организация, у нас одинаковый уровень качества, одна и та же академическая база, и российские студенты получают тот же диплом, что и шведские.  Российские выпускники способствуют хорошим местам в рейтингах за счет быстрого роста заработной платы и карьерного развития, у нас активный человек может достигнуть многого достаточно быстро – в отличие от Европы.
 
- В России у вас другие программы? Они отличаются от западных?
 
- Для того, чтобы участвовать в рейтингах FT, у нас должны быть сравнимые по формату программы по всему миру. Это не означает стопроцентную кальку. Содержание – одно и то же. У нас один уровень преподавателей. Формат же, наоборот, разный. Шведские студенты готовы в течение четырех-пяти модулей изучать основы микроэкономики, макроэкономики, статистики … Российские студенты такого не выдерживают. Приходится их увлекать, вовлекать, создавать атмосферу. Мы начинаем с того, что открываем им новые грани предметов. Когда становится сложно, русские начинают страдать. И учиться.
 
- А преподавателей как подбираете и оцениваете? Вы говорили, что для рейтингов все они должны быть одного уровня.
 
- Ну, тут, сами понимаете, к единому уровню прийти довольно трудно. Наши преподаватели имеют, как минимум степень PhD. Или обладают большим опытом в бизнесе,  и достаточным объемом знаний, который умеют передавать. Было время, когда мы пытались оценивать преподавателей по какой-то тарифной сетке, по званиям, но быстро поняли, что всегда все субъективно. Есть яркие преподаватели без званий, а есть талантливые исследователи с огромным материалом, которых слушать скучно.
 
- Программы MBA очень дорогие…
 
- Да, но мы все равно являемся non-profit organization…  Мы не будем учебным заведением, если в наших стенах не будут проводиться исследования и публиковаться научные работы, диссертации – на это тоже нужны деньги. Любой Университет выживает благодаря спонсорской поддержке. Иначе не будет преподавателей, публикаций и новой научной мысли. У нас в России такой поддержки нет, справляемся, как можем.
 
- Как правильно выбрать бизнес-школу? Или этот вопрос некорректен?
 
- Обычно, когда меня об этом спрашивают, я говорю, что школа должна соответствовать вашим потребностям. Чего вы хотите на сегодняшний день? Какой у вас опыт, на каком витке карьеры вы находитесь. К нам приходят те, кто ориентирован на международный опыт и хочет трансформировать его для применения в России. Это менеджеры иностранных компаний, которые хотят продолжать строить свою карьеру, они учатся на английском языке. На нашей русскоязычной программе  (которая идет с синхронным переводом) все больше людей из российских компаний, которые работают с иностранными партнерами, выходят на международные рынки.
 
- Не так давно Дмитрий Медведев предложил ввести в школьную программу уроки от российских бизнесменов, олигархов. Такие занятия больше подходят бизнес-школам, как думаете?
 
- В Сколково они ведут занятия. У нас есть guest-спикеры, приглашенные лекторы. Обычно это бизнесмены и есть. Часто это наши выпускники.
 
- Раньше российское высшее образование котировалось очень высоко. Сейчас, кажется,  уже нет. Я говорю не об MBA программах, а вообще об образовании. Как считаете, верное утверждение?
 
-  Я не специалист в этой области, могу только рассуждать логически. Котировалось инженерное, техническое, химическое образование – не все подряд. Была определенная советская школа. Были сильные преподаватели. Несмотря на присутствовавшую уже тогда коррумпированность, поступить в вуз было сложно. Потом произошла перестройка, развал, и что случилось? Образовалась дыра. Сейчас преподаватели уже пожилые, а молодежь преподавать  и заниматься наукой не хочет, потому что этот труд стоит копейки. Хотя я знаю, что сохранились еще достаточно сильные технические ВУЗы, выпускники которых успешно работают в России и за рубежом.

Комментарии

  • Александр Репьев — 11:03, 23.09.2011
    Фраза "России нужны иностранные преподаватели" бессмысленна. И. Кант призывал учить не мыслям, а мыслить. России нужны хорошие преподаватели, которые бы учили слушателей мыслить, а не наращивать интеллектуальный жир. При этом их национальность не имеет значения. По своему опыту скажу, что на Западе много преподавателей-ремесленников, пересказывающих параграфы. Это особенно убийственно в маркетинге. К сожалению, большая часть вузовского маркетинга на Западе -- это котлероидное убожество. См. «Котлер и котлероиды» – http://www.repiev.ru.../Kotleroids.htm
  • Юрий Ковалев — 15:19, 23.09.2011
    у нас и своих жуликов полно
  • Дина Красильникова — 07:40, 24.09.2011
    Глобальный кризис- следствие западной модели экономики - Капитал. Ценностью, целью является прибыль. Само по себе абсурд. И какие бы школы не создавались на этом фундаменте - это прежде всего прибыль. А на каком месте Человек? Судя по реалиям - где-то далеко за машинами, оборудованием и прочими основными материальными и нематериальными активами. Можно лишь гордиться тем, что Запад думает о России- это подтверждает, что у нас действительно СВОЙ ПУТЬ! А преподаватели шведские пусть приезжая к нам вроде как учить, познают сущность Русской Души, им нас на этом поприще не догнать никогда и пусть учатся быть ЧЕЛОВЕКОМ! У НАС!
  • Андрей Петров — 14:08, 25.09.2011
    Это не России нужны западные преподаватели и учителя, а Швеции нужен наш Фурсенко. Он им реально поможет, а то всё нам да нам...

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно