Русские "народные" способы "откатов"

На практике доказать причастность того или иного лица к "откаточной" деятельности достаточно сложно


Недавно на расширенном заседании по формированию Открытого правительства под председательством Дмитрия Медведева были обнародованы привычные для нашей страны статистические данные. «Откаты» в России при ведении бизнеса и оказании госуслуг составляют 1–2 % ВВП, что сопоставимо, например, с дефицитом Пенсионного фонда. Один из опаснейших пороков российского общества, больно бьющий по всем областям отечественной экономики, уже давно не воспринимается как нечто экстраординарное. Более того, в некоторых областях, таких как, например, сфера продаж, «откатинг» является неотъемлемой частью ведения бизнеса. Механизмы выплаты и получения «откатов» не стоят на месте, постоянно меняясь и адаптируясь к изменениям в законодательстве, структуре государственных органов. О различных способах получения «откатов» в России рассказывает адвокат Олег Сухов, («Юридический центр адвоката Олега Сухова»).

«Откат» в виде скидки
Эта схема применяется при долгосрочных партнерских отношениях, позволяя менеджерам и закупщикам иметь стабильный теневой доход. «Откат» дается в виде скидки с общей суммы сделки, которую организация и так могла бы получить в ходе переговоров с поставщиком. При этом в случае проверки служба безопасности или руководство закупщика получает прайс-лист с ценами, по которым и прошла сделка. «Главным плюсом здесь является полная безопасность для обеих сторон. Применяется в сферах, где имеется жесткая конкуренция и закупщику требуются намного более веские основания для приобретения товара, чем одно высокое качество. В сфере продаж негосударственных организаций доля подобных схем составляет примерно 50 % от общего числа "откатов", причем она постоянно растет, так как общая перенасыщенность рынка коррупционными "откатами" все больше и больше ужесточает правила ведения бизнеса», — отмечает адвокат Олег Сухов.

Надбавка сверх цены в прайс-листе
Закупщик при анализе прайс-листов выбирает тот, который предоставляет аналогичный товар за меньшую цену. Затем закупщик достигает договоренности с отделом продаж контрагента о некотором повышении цены до среднестатистической. Например, при номинальной цене продукта в 100 долларов цена закупочная повышается до 150, а разница, которую закупщик платит продавцу, возвращается наличными. В результате в описанном примере закупщик становится богаче на 50 долларов. Данная схема хорошо работает при закупке товаров со сложно сравнимыми свойствами (например, сложное технологическое оборудование – компьютеры), а также при заказе услуг (например, статистических исследований).
При закупке товаров с сопоставимыми характеристиками на конкурентном прозрачном рынке рассматриваемая схема применяется только при небольших партиях либо по настолько низким ценам, что речь может идти лишь о неликвидном товаре.
«Подобные примеры наиболее распространены в негосударственных организациях – таким образом производится около 30 % всех "откатов" в коммерческой сфере и, в меньшей степени, в сфере госзакупок — 20 % «откатов», — рассказывает адвокат Олег Сухов. — Своей распространенностью схема обязана своему удобству: в случае проверки служба безопасности или руководство закупщика получает прайс-лист с ценами, по которым и прошла сделка. Главным плюсом здесь является относительная безопасность для обеих сторон».

Скидка и надбавка
Сначала у поставщика выбиваются скидки, а затем еще накидывается надбавка сверх цены прайс-листа. Это так называемый «двойной откат» (и выторгованные скидки, и полученные надбавки). Чаще всего эта формула «отката» применяется при разовых сделках — практика показала ее нерентабельность для продавцов на постоянной основе. Поэтому наибольшее распространение такие сделки получили в сфере госзакупок — при условии «неограниченности» бюджетных средств размеры «откатов», получаемых чиновниками высшего звена, нередко достигают астрономических цифр и чаще всего являются главным фактором, за счет которого бьются рекорды по стоимости строительства объектов к Олимпиаде или саммиту АТЭС. В госзакупках доля подобных схем составляет до 80 % всех «откатов».
«На практике доказать причастность того или иного лица к "откаточной" деятельности достаточно сложно, если нет заинтересованности конкретных лиц, непосредственно участвовавших в схеме, — рассказывает адвокат Олег Сухов. — А так как в условиях отечественного рынка "откат" зачастую выгоден всем сторонам соглашения, то без серьезного изменения законодательства и, что даже более важно, политической воли лидера нашего государства позитивных сдвигов в этом направлении ждать вряд ли приходится».

Олег Сухов.

Комментарии


Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно