Екатерина

Султанна Французова: "Гордиться тем, что ты не умеешь продавать, - это смешно в наше время"


В 2007 г. из-за конфликта с инвесторами Султанна Французова потеряла права на использование своего имени-бренда. В 2012 г. решением Палаты по патентным спорам дизайнер вернула себе торговый знак Sultanna Frantsuzova. С того момента она и ее муж Евгений Мерман сфокусировались на интернет-магазине марки. В интервью RB.ru Французова рассказала о планах по открытию производства в России и поиске точек роста в кризис, отличии израильской моды от гонконгской и о том, как воспитывать ребенка, живя на три страны. 

- Есть ощущение, что вы пропали из публичного пространства…
 

- Мы вернулись в 2010 году – в 2006 г. бренд Sultanna Frantsuzova прекратил существование. Какое-то время мы работали над проектом So French, потом он тоже прекратил свое существование, и у нас несколько лет был тайм-аут. Поскольку мы не могли продолжать работать под собственным брендом, думали, что делать, как быть. За это время мы вернули себе имя. В 2010 г. начали работать безымянно – с чистого листа. У нас был маленький интернет-магазин, постепенно появилось 7 оффлайновых магазинов. Сейчас мы развиваемся на собственные средства, у нас нет инвесторов – это семейный бизнес. Мы растем, просто не так масштабно, как 10 лет назад, когда все начиналось, когда были огромные рекламные бюджеты. Но мы продолжаем делать свои коллекции. Кому нужно – нас легко найти в интернете.
 

Сейчас мы живем в Израиле, куда переехали из Гонконга - в Китае прожили в общей сложности 10 лет. Решили, что это максимум, который может провести там белый человек – почему-то все наши знакомые после 10-15 лет уезжают (по крайней мере те, у кого нет   связей со страной  (например, китайского мужа или жены).

orig
 

- Как вас изменила Азия?
 

- Я не думаю, что мы внутренне как-то поменялись. Там хороший климат, влажность помогла мне сохранить кожу в хорошем состоянии (смеется – ред.)...  Не думаю, что Азия на меня повлияла, а может быть, я просто не замечаю. Естественно, я больше узнала про ментальность - мне стало проще общаться с азиатами, с китайцами. Насколько это возможно, я могу просчитать, как с ними говорить, когда нужно замолчать. Это все для бизнеса. Друзей среди китайцев у меня нет.
 

Я никогда не ставила цели учить язык, но, естественно, он нужен. Однако нужно обладать феноменальными способностями, чтобы учить китайский язык и еще делать что-то, кроме этого. Проще, когда ты студент и тебе 20 лет. Поскольку у меня куча забот, мне неохота было тратить время на изучение языка. Но у меня нет угрызений совести по этому поводу. Вполне хватало англоязычных переводчиков. Единственная проблема – я не могу общаться напрямую с рабочими, это существенный минус. Я знаю 20 важных китайских слов, с голоду не умру.
 

- Как сейчас устроена ваша жизнь? Ваше производство - в Китае, вы живете в Израиле, а сбыт – в России?
 

-  Приходится жить на три страны.  Устроена - как в демотиваторе про "чайка-менеджмент". Естественно, у нас в Китае есть технолог, а в Москве исполнительный директор, который за все отвечает. Одна из причин, по которой мы переехали из Гонконга в Израиль - он ближе, можно чаще летать в Россию. Есть возможность больше контролировать, устраивать съемки. В Китай я езжу раз в 3-4 месяца, делаю коллекцию. Сейчас мы думаем о том, чтобы сделать лабораторию в Москве и начать организовывать производство в России. Развиваемся медленно, но верно.

orig
 

- Идея открыть производство в России продиктована азиатским кризисом?
 

- Во-первых, все подорожало в связи с ростом курса доллара, да и в плане комфорта мне было бы удобнее делать коллекции в Москве – туда проще привозить ткани. Было бы логичнее делать дизайн в Тель-Авиве, но здесь пока мне не все доступно и понятно. Я не могу со 100-процентной уверенностью сказать, что нам удастся наладить бесперебойное производство в России. Причина в том, что в России люди пока не хотят работать. Например, швея хочет получать зарплату на уровне менеджера. Я совершенно не принижаю достоинства швеи, но это работа руками, не головой, это процесс прикладной. Профессии токаря, слесаря, монтажника потеряли привлекательность. Не знаю, насколько мне удастся это возродить – нужно создавать какую-то государственную программу, чтобы привлекать людей.  Но, с другой стороны, у нас много людей сидит без работы (если говорить о регионах) и пьют целыми днями водку. Они мечтают либо быть топ-менеджерами, либо бухать. Третьего не дано. Мне рассказывали про швей, которые получали зарплату и исчезали на месяц –  уходили в запой. Китайцы, например, не пьют, они очень работоспособные. В общем, у меня есть большие сомнения по поводу производства в России. Но чаще всего мне везет с людьми – если мы это дело раскрутим, мне кажется, что повезет с работниками. Я как тот мужик, который надеется на русский авось.
 

- Что произошло с другим вашим брендом Anybody’s Blonde?
 

- Поскольку нам нельзя было использовать свой бренд, мы решили придумать новый проект, который мы смогли бы, возможно, реализовать не только в России, но и на Западе. Это был такой фильм 30-х гг. Поскольку мы вернули свое имя, приняли решение развивать бренд Sultanna Frantsuzova. Сейчас Anybody’s Blonde закрыт.
 

- В Израиле вы пока не представлены?
 

- У нас в планах есть открытие магазина в Тель-Авиве, не сегодня и не завтра, может быть, через год.  Мы сейчас как раз находимся в поиске помещения, с этим тут не просто. Поэтому и ставим такие сроки. Хорошее место в хорошем ТЦ здесь нужно ждать около года. Сейчас удачный момент, чтобы начать развиваться в России. Сейчас предлагают самые выгодные ставки по аренде – глупо этим не воспользоваться. У нас налажен строительный процесс при открытии магазинов. Мы знаем примеры, когда крупные бренды поднимались и развивались именно в кризис. Мы хотим использовать этот отрезок времени, надеюсь, что он будет небольшой.
 

- То есть вы возвращаетесь в оффлайн?
 

- Интернет-магазин можно активно развивать, когда у тебя мультибренд, когда у тебя много позиций. В интернет-магазине покупают люди, в чьих городах нет наших магазинов – а таких городов достаточно много. Мы сейчас пытаемся развивать розничные продажи.
 

- Как темп жизни отражается на вашем творчестве? Как город влияет на творчество? Ведь наверняка Тель-Авив более расслабленный по сравнению с Гонконгом?
 

- Возможно, я просто не замечаю. Я живу в 20 минутах от пляжа, в Гонконге у нас было то же самое – мы жили на острове, там немного другие краски, другая еда. На меня больше влияют другие вещи, нежели темп мегаполиса. Я домосед, не очень часто выбираюсь в город. Здесь другие девушки, они выглядят по-другому, у них другие фигуры, они одеваются по-другому. Естественно, подспудно все это влияет на дизайнера. Я могу вдохновиться чем угодно. Город, конечно, тоже может повлиять. Пока на сегодняшний момент Тель-Авив никак не повлиял на мое творчество. В большей степени на меня влияет то, что происходит в моем микроклимате.
 

- Вы в одном из своих интервью говорили, что самое важное по отношению к детям  – это быть здоровой и много работать, чтобы не отупеть. Как правильно организовать свою жизнь работающей маме, чтобы ей хватало времени на все? Есть ли у вас свои лайфхаки?
 

- У меня нет никаких лайфхаков. Самое главное в нашем случае - школа находится в соседнем доме, ребенок самостоятельно туда ходит. Я не могу жить по расписанию, моя жизнь – это сплошная спонтанность. Если бы у меня был график и режим, наверное, мне бы удавалось делать гораздо больше. Я честно скажу, что не очень много времени уделяю ребенку, но мы довольно много времени проводим вместе – естественно, бывает и так, что и мама, и папа, и ребенок сидят в девайсах. Единственный, может быть, мой лайфхак, - это что-то делать вместе. Например, вместе смотреть кино, чтобы это было приятно и мне, и ему. Никогда не нужно изображать интерес – дети все равно это чувствуют.
 

Я работаю, когда угодно – у меня нет специальных часов. С Китаем у нас разница 4-5 часов, поэтому мой рабочий день может начаться в 5-6 утра, когда там уже 9-10. Слава богу, у Тель-Авива и России – один часовой пояс. Я не могу долго отдыхать – ничего не делать, забыть о работе. Даже если я на отдыхе, я всегда отвечаю на вопросы.
 

- Вы себя кем больше считаете - творческим человеком или бизнесвуман?
 

- Раньше мне хотелось больше считать себя творческим человеком. Сейчас всем понятно, что дизайн одежды - это никакое не чистое искусство. Сейчас такой период, когда дизайнер должен быть бизнесменом, уметь считать хотя бы чуть-чуть. Много дизайнеров не хотят этого делать – гордятся тем, что не умеют продавать. Такие дизайнеры должны работать, условно говоря, «на дядю». Я не хочу работать «на дядю», поэтому у меня просто нет другого выхода. Я бы тоже хотела не иметь отношения к деньгам и просто творить. Но гордиться тем, что ты не умеешь продавать, - это смешно в наше время. Если ты хочешь быть успешным дизайнером, нужно уметь найти баланс между коммерческой частью и тем, что тебе интересно. Чтобы к тебе пришли те клиенты, которым нравится то, что ты делаешь. Чтобы нащупать это, мало быть просто художником.
 

- Как бы вы оценили состояние модной индустрии в России?
 

- Пока у нас не будет производства тканей, сырья и т.д., о чем вообще может идти речь?  Мы, как ни крути, связаны с Италией, Китаем. Если бы у нас организовалось производство сырья… Но все, что происходит сейчас в России, пока делается на коленках.
 

- В 2012 г. вы говорили, что благодаря интернет-продажам вы можете удерживать  ценник на уровне 2000 руб. за платье…
 

- А теперь у нас уже 5000 руб. Тогда доллар стоил 35 рублей, цена 5000 руб. за платье - это все равно в рамках 100 долларов.  Держим цену  для наших клиентов. Мы поняли, что тяжело делать интернет-торговлю с монобрендом. Такой практики, когда монобренд становится гигантским, нет даже в мире. Тот же Asos сейчас выпускает одежду под своим брендом – но все равно это мультибрендовый интернет-гигант, в первую очередь.  Мы просто поняли, что тяжело сидеть на одном интернет-магазине, когда у тебя небольшая коллекция. Ты не можешь бесконечно делать 1500 изделий в сезон – а именно столько нужно для крупного интернет-магазина.  Нам проще развивать розничную торговлю. Мы очень мало денег вкладываем в ремонт, чтобы покупателям не приходилось переплачивать за нашу одежду. 

 

- Какая мода в Тель-Авиве? Получается, Израилю не хватает вашего романтичного ретро-стиля?
 

-  Здесь есть дорогие местные дизайнеры (300 долларов за платье) и есть массмаркетовые бренды (H&M, Topshop) - мне кажется, что мы как раз впишемся в середину по цене. Чем отличаются азиатские модницы от израильских – в Азии любят одеваться в бренды, в Prada, Lanvin, причем делают это строго по картинке в журнале. Я не видела индивидуального стиля - все одеты примерно одинаково. Если спуститься в метро в Гонконге, люди одеты очень аккуратно и не раздражают глаз. Такое иногда происходит в Тель-Авиве. Тель-авивская модница очень любит балахоны, безразмерные платья, черные и серые оттенки – такой Margiela 90-х гг., и дизайнеры примерно все такие же местные. Такой минимализм. В принципе, это выглядит симпатично. Но здесь тоже редко встретишь какой-то индивидуальный стиль – в Москве, Париже, Нью-Йорке я гораздо чаще вижу  индивидуалисток, нежели в Гонконге или Израиле. Я не могу сказать, что я в восторге от тель-авивской или гонконгской моды – ни там, ни тут я не увидела до сих пор классно одетую девушку в моем понимании. Мне бы хотелось, чтобы количество людей, одетых приемлемо в моем понимании, было больше, чем одетых ужасно, страшно, безвкусно. Я не буду ничего адаптировать специально для израильтян – буду делать ровно то же самое, что и для России. Мне кажется, что моя одежда в Израиле найдет отклик. Мне кажется, здесь не хватает такой одежды. У меня есть интуиция – я чувствую, что это будет востребовано и здесь появится много девушек, которые будут с удовольствием носить мои вещи. 

 


Комментарии

  • Вячеслав Богданов — 07:14, 9.10.2015
    господи...сколько развелось этих "дизайнеров", "стилистов","визажистов","экспертов моды" и т.д. и т.п.
  • Марина Осипова — 16:23, 9.10.2015
    ну да уж, пальто в виде банного халата, действительно - новинка. интересно, а качество ткани как у Пластитиной, один раз одел и можно выбрасывать ? или на пару-тройку раз хватит

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно