Екатерина

Технологический прогресс и страхи человечества 2005-2015 гг.: мир ждет лекарство от рака


По данным исследования ReTIC, Россия входит в число стран, больше всего говорящих о прогрессе, видит в инновационном процессе перспективы (а не угрозы и риски, как многие развитые страны), с энтузиазмом относится к роботизации (а рассматривает как угрозу рынку труда). Кроме того, она оказалось в числе стран, больше всего испытывающих раздражение от вмешательства государства в сферу регулирования рынка инноваций.

Фото: Shutterstock 

В октябре специалисты исследовательской группы ReTIC (Research: The Innovation Constraints) под руководством Василия Гатова представили исследование, проведенное с помощью технологии ABBYY Compreno, которое выявило, какие сферы технологического прогресса вызывают у людей из разных регионов мира энтузиазм, а какие – опасения.

По данным исследования, человечество больше всего беспокоят технологические вызовы, связанные со здоровьем и медициной, образованием, влиянием технологий на культуру и ценности, роль государственного регулирования науки и технологий. По сравнению с 2005 годом мир в два раза больше стал беспокоиться о том, как нашу жизнь меняют цифровые технологии.

Машина проанализировала около 3 миллионов материалов научной, государственной, общественной и ценностной рефлексии развития в СМИ за период 2005 — 2015 годы из 45 стран мира, и выявила закономерности, отражающие отношение людей к прогрессу.

 
Где в мире больше всего говорят о прогрессе?
 
Это Северная Америка, Европа, Китай, Япония и Россия. Далее следуют Южная Корея, Сингапур и Египет - страны, где передовые технологии развиваются в рамках традиционной культуры. При этом Канада, Великобритания и Нидерланды обсуждают именно риски и проблемы, связанные с технологиями, в то время как Сингапур, Россия и Швейцария видят в инновациях и технологиях скорее перспективы. Возможно, это отражение системных усилий правительств этих стран по развитию инновационной экономики. А в случае Швейцарии – возможным объяснением может быть наличие такого научного мегапроекта, как Большой адронный коллайдер.

Инфографика: ABBYY 

Тема роботов и искусственного интеллекта не так значительно волнует человечество, как ожидали эксперты - она упоминается всего в 1,51% общего массива публикаций о техническом прогрессе (т.е. из 3-х миллионов тестов). Россия, Китай и страны Азии обсуждают скорее перспективы и возможности, связанные с роботизацией. В то время как страны Евросоюза и Большой семерки сконцентрированы на угрозах и рисках в этой области.
 
Главное опасение, которое возникает у людей – это возможная безработица. Лингвистические связи между понятиями "роботы" и "безработица" составляют почти 25%. Это говорит о том, что человечество пока относится к роботизации очень практично – люди просто не хотят терять работу.
 
О космосе. На старте исследования эксперты прогнозировали прагматичное отношение человечества к покорению космоса. Ожидалось, что его воспринимают как дорогую и бесполезную игрушку. Однако выяснилось, что большая часть публикаций на космическую тематику – явно позитивные. А еще за последние 5 лет интерес к этой теме резко вырос. Сегодняшняя доля космической проблематики в общем объеме данных об инновациях – 3,3%.
 
 
Пять главных тем, волнующих человечество:

Инфографика: ABBYY
 
Первое место

Инфографика: ABBYY

12,6% публикаций о техническом прогрессе посвящены индустрии здоровья. Главной проблемой, беспокоящей человечество, остается неспособность науки и медицины победить ряд болезней, в частности, рак и туберкулез. Лекарство от рака – самое ожидаемое научное открытие на протяжении 30 лет.
 
Второе место

Роль государства в регулировании науки, инноваций и технологических рынков. Мир думает об этом очень много – 10,2% проанализированных данных затргивают эту  тему. Человечество в целом скорее не верит в эффективность государства по этому вопросу – 40% негативных публикаций против всего 18% позитивных.
 
Наибольшее раздражение вызывают действия государства в инновационной среде в самых разнообразных, казалось бы, странах: в США, Великобритании, России, Индии, Иране. Нейтральное отношение к государству как участнику инновационного процесса - в Китае и Корее, тогда как в Израиле и Японии и вовсе склонны верить в умную силу государства в вопросах технологического прогресса.
 
Третье место

10% публикаций посвящены угрозам безопасности, связанным с рисками войн и террора. Эта тема имеет и высокий рейтинг, и устойчиво растущий интерес. Всплески этих страхов связаны с появлением новых высокотехнологичных и "аморальных" видов оружия, таких как военные дроны и крылатые ракеты. При этом человечество сегодня боится террора больше, чем войн в классическом понимании.
 
Четвертое место
 
Самый динамично растущий страх человечества - "цифровая нагота". С проникновением интернета границы частной жизни человека стираются. В начале века об этой проблеме говорили единицы. А сегодня упоминаний очень много – 9,7% всего массива данных. В "облаке понятий" этой гипотезы - и вмешательство в частную жизнь, и вездесущие спецслужбы, и киберпреступность.
 
Пятое место
 
Человечество крайне обеспокоено влиянием технологической революции на его сознание и мозг. Этому посвящен огромный массив текстов – 8,1% общей базы.  Интересно, что проблематика шизофрении в контексте технического прогресса имеет больший вес, чем, например, безработица.
 
Психологические и когнитивные проблемы гораздо больше волнуют развитые страны (США, ЕС, Японию). Интересно, что после разоблачений Эдварда Сноудена в 2013 году наблюдается глобальный взрыв негатива в отношении "светлого цифрового будущего". Но особенно это касается развивающихся стран.


Василий Гатов, руководитель ReTIC, вице-президент Гильдии издателей, научный сотрудник Центра по изучению коммуникационного лидерства и политики Университета Южной Калифорнии:

"Причина спада в общественных и социальных науках в 2014-2015 состоит не в том, что много уехали (для большинства баз не имеет значения, где работает ученый, если он сохраняет связь со страной - либо пишет о ней, либо имеет вторую-третью аффилиацию). Основная причина спада в социо-гуманитарной проблематике в РФ - в изменении ориентиров университетов и РАН.
Вторая важная причина (которую нужно анализировать отдельно) - это технологическое запаздывание гуманитарных и социальных текстов - издание, например, сборников Института философии РАН опаздывает на 2-3 года относительно реальной даты написания текста. Например, сборник 2012 года вышел только в самом начале 2015 г. Кроме того, важно понимать, что даже очень массовые дискурсивные исследования - это не наукометрия и не социология".
Гатов объясняет, что задачей было не получение "объективных данных" о том, где и какая активность. Исследовались субъективные данные о том, где и как проявляется этический дискурс, причем под определенным углом - что мешает развитию, "проблема вызовов".
 
При этом Россия вполне себе в русле мировой тенденции, только чуть более оптимистична, чем наиболее развитые страны. Хотя по многим направлениям чувствуется отставание - и это отражается в тревожном и/или враждебном отношении к развитию и инновациям. США (и в целом страны G7), по мнению Гатова, сбалансированно относятся почти ко всему.

Гатов это противоречие (с одной стороны, оптимизм, с другой – отставание) объясняет  гипотезой Зубаревич о "трех Россиях" (согласно которой страна одновременно живет в трех разных "временных зонах"). "Примерно так же существует (и ощущает себя) наука с точки зрения философской самооценки: часть дисциплин и направлений развиваются и ощущают себя в синхронии с мировым развитием (физика, математика, отчасти биология, химия, материаловедение и многие другие естественные науки), другая часть продолжает жить в "советском времени" - в идейной изоляции от мировой повестки, занимаясь сугубо внутренними и зачастую давно отринутыми в мировом контексте проблемами. В частности, это социальные науки прежде всего. Там четко чувствуется "страх перед вызовами", прежде всего, вызовом отставания. Есть и третья "наука", которая наукой-то не является, а скорее рудиментом архаичного общества, чем-то вроде астрологии и алхимии, которая яростно защищает "древнее знание", "евразийство", "особый путь". Это совершенно не обязательно только гуманитарии или социальные ученые, таких немало и среди естественников, и среди математиков, и среди биологов. Эти - в ужасе от прогресса. Им реально страшно, что мир вокруг настолько опережает их понимание - зачастую метафизическое, религиозное. Соответственно, у этих "трех научных Россий" совершенно разное ощущение вызовов, препятствий, инновационных барьеров", - говорит Гатов. 


Комментарии

  • Валерий Воложин — 17:58, 30.12.2015
    В области науки везде перекосы, во всех странах. Человечество в целом глубоко больно, а население России к тому же вымирает либо постепенно заменяется на китайцев, таджиков и т.п. На первом месте должны быть исследования в области медицины и фармакологии, именно на это должны быть направлены государственные дотации в первую очередь. Вместо этого они направляются на оборону - во много раз больше, чем нужно для обороны, то есть по существу, для военных нападений.Не разработаны лекарства от ВИЧ-инфекции, от рака, от некоторых других заболеваний, которые считаются "неизлечимыми". Далее, нет достаточных исследований в области защиты окружающей среды. Например, проблема консервации отходов ядерного топлива не решена до сих пор.
  • Валерий Воложин — 15:19, 4.01.2016
    Ссылка По ссылке статья "Путин, помоги": шок-прогноз на 2016 год"
  • Валерий Воложин — 16:35, 6.01.2016
    СсылкаПо ссылке - статья в "Новой газете" под названием "МИД РФ призвал мир "сохранять выдержку" после испытаний водородной бомбы в КНДР".

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно