Топ-менеджер ABBYY оставляет свой пост, чтобы возглавить школу в Армении

Арам Пахчанян рассказал о причинах ухода с должности директора департамента продуктов для ввода данных и о своих дальнейших планах


Арам Пахчанян, пришедший в ABBYY 16-ым по счету сотрудником и проработавший более 20 лет, принял решение посвятить себя образовательному проекту компании в Армении и возглавить школу "Айб" в Ереване. При этом Арам Пахчанян останется вице-президентом и будет представлять компанию в различных общественных организациях. В интервью RB.ru топ-менеджер рассказал о проекте и о том, как планирует совмещать новую должность с работой в ABBYY.


Фото: Armenian Business School, коллаж RB.ru

 

- Арам, с чего все началось? Как возникла школа?

 

- Несколько друзей из одной и той же школы в Ереване, включая меня и Давида Яна (основатель ABBYY - прим. ред.), решили, что нам надо вернуть долг школе. Наша школа нас многому научила, благодаря ей мы стали тем, кем стали. В 2007 году мы создали фонд и начали работу по модернизации системы образования Армении, а спустя несколько лет стало понятно, что нужна школа, в которой мы будем "обкатывать" новые программы, методы, технологии преподавания. К нашей инициативе подключилось более ста спонсоров. Сейчас уже состоялось два выпуска старшей школы, у нас появилась начальная школа, открывается средняя. Это некоммерческий проект, но поскольку школа частная, мы берем плату только на то, чтобы покрыть расходы на школу.

 

 


  - В чем заключается уникальность образования, получаемого в школе "Айб"?

 

- На постсоветском пространстве школ, где дети могли бы получить образование, с которым без дополнительной подготовки можно поступать в Стэнфорд, MIT, Оксфорд, не было. Мы создали такую школу, чтобы получить международное признание. Качество образования соответствует самым высоким стандартам. Мы делаем упор на универсальное образование. Даже те дети, которые мечтают стать физиками, программистами, должны получать минимум 7 баллов по любому предмету (в Армении 10-балльная система оценок). У каждого ребенка своя программа, в школе используется кредитная система: каждый ребенок должен набрать определенное количество кредитов. Даже имея "десятки" по математике, он должен иметь не меньше "семерки" по остальным предметам. Мы хотим, чтобы наши выпускники обладали широким кругозором и были способны поддержать разговор и с физиком, и с искусствоведом.

 

- Сколько стоит обучение?

 

- Начальная и средняя школа оплачиваются родителями - $6000 в год. Старшая школа тоже платная, стоит примерно столько же. В старшую школу мы принимаем детей на основе экзамена - когда они сдают экзамен, мы не спрашиваем родителей, есть ли у них возможность платить за обучение. Когда дети уже приняты, тогда мы обращаемся к родителям и спрашиваем, могут ли они оплачивать образование. Если они могут, они оплачивают. Если нет - приносят подтверждающие документы, а дальше финансовый комитет принимает решение о том, какую часть готов компенсировать фонд. Примерно для 70% учащихся мы полностью или частично компенсируем стоимость образования.

 

- Можете ли вы похвастаться успехами ваших выпускников? Куда поступили дети?

 

- Когда они приходили к нам, они воспринимали нас как некий трамплин в мир, рассчитывая уехать в Америку, Европу. Но проучившись у нас три года, многие не захотели уезжать из Армении. Большая часть детей решила остаться здесь, они пойдут в Американский университет в Ереване - это современный, динамичный вуз. Одна девочка поступила в Йельский университет.

 

- Как вы подбирали педагогов?

 

- Рабочая группа, занимавшаяся воплощением в жизнь идеи школы, привлекла специалистов: физиков, химиков, биологов, которым это было интересно, в том числе, и преподавателей из университетов. Наша учительница биологии работала в Дании, руководила лабораторией, переехала в Армению. У нас совсем немногие преподаватели - школьные учителя, большинство - те, кто впервые пришел работать в школу. В некотором роде это испытание для школы, потому что не всем хватает педагогического мастерства. Но когда мы спрашиваем детей, почему они хорошо учатся, они отвечают, что потому что не хотят обидеть педагогов. У детей отношение к ним таково, что педагогического мастерства не требуется. От преподавателей требуется знать свой предмет и хотеть донести его до детей.

 

- Как все это время вам удалось совмещать свою работу в ABBYY и в школе?

 

- Изначально школой руководили сотрудники фонда. Школа "Айб" - не единственный проект, у нас есть математическая олимпиада "Кенгуру", проект общеобразовательной школы в Дилижане, проект сельской школы. Директор фонда совмещал пост с должностью директора школы - но сейчас количество проектов в школе так выросло, а сама она начала расти (средняя и начальная школа разрослись) так, что требуется отдельный руководитель. Раньше я лично приезжал раз в 2 месяца, а в остальное время мы обсуждали вопросы по Skype, но на месте всегда был кто-то, кто воплощал идеи. Стало понятно, что так больше не получается, а найти в Армении людей с опытом, пониманием, как управлять суперсовременной школой, довольно сложно.

 

- То есть получается, что, кроме вас, оказалось некому?

 

- Мы с друзьями посмотрели друг другу в глаза и поняли, что кто-то из нас должен возглавить эту школу, иначе придется отказываться от всего, что мы сделали. И выбор пал на меня. Чтобы вы понимали, в Армении эта школа - некий бум, мы стали значительной частью реформы образования. Для меня отказаться значило бы проявить равнодушие. Я очень переживал, мне очень тяжело оставить свою позицию в ABBYY, но, слава Богу, мы нашли модель, при которой я буду продолжать работать в ABBYY и заниматься проектами, связанными с общественной работой.

 

- А вы уезжаете или будете жить на два города?

 

- Жить надо там, где проводишь большую часть работы. Поскольку работать я буду в Ереване, то и жить буду в Ереване. В Москве и везде, где потребуется мое участие, буду бывать регулярно, потому что география деятельности нашей компании глобальна.

 

- В чем состоит самая главная сложность в работе топ-менеджера в крупной IT-компании?

 

- Не знаю, в чем именно главная сложность, ничего простого в этой работе нет. Ответственность очень большая. Когда ты работаешь на такой высокой позиции, ты связан с множеством задач, и самое важное в такой ситуации - уметь отвечать на вызовы времени, быть готовым к переменам. Может даже оказаться, что то, что я резко поменял сферу деятельности, спровоцирует других людей к каким-то изменениям внутри компании. Мир сейчас таков, что если ты быстро не меняешься, то тебя могут списать. Сегодня более 40% компаний из списка топ-500 10-летней давности уже не в нем. Мир требует перемен. Когда много ответственности, много людей, успешный бизнес - надо быть готовым к переменам, двигать эти перемены.

 

- Как вы думаете, что в вашей будущей работе будет самым сложным?

 

- Наверное, опять же - быть двигателем перемен. Мы - школа другого типа, мы должны доказать, что имеем право называться лучшими, убеждать остальных идти за нами. Наша цель - не просто сделать одну хорошую школу, ведь в одной хорошей школе мы не сможем обучать больше 800 детей, а талантливых детей очень много. Наша цель состоит в том, чтобы убедить другие школы перенимать наш опыт или лучшие черты нашей школы. Мы хотим, чтобы в других странах открывались такие же школы. Если мы найдем интересные возможности, мы готовы этим делиться. Нельзя отрываться от мира, очень важно коммуницировать и передавать опыт. У нас уже налаживаются хорошие отношения с несколькими московскими школами.

 

- Как вы думаете, какое место в будущем займет онлайн-образование?

 

- Онлайн-образование уже заняло очень важное место - лекции как способ преподавания уходят в прошлое, вместо этого приходит новая концепция, когда студенты к началу занятий уже должны знать материал. Сами занятия должны быть сугубо практическими, чтобы закрепить знания. Пойдет ли это дальше, удастся ли построить систему образования, при которой станет возможным полностью получать знания, не посещая занятий и не имея человеческого контакта - большой вопрос, потому что все же влияние учителя на ученика значительно и совсем пренебрегать этим фактором нельзя. То, что знания стало легче получать из видео-лекций, а не из книг, - это произошло, с этим я согласен. Но вторая часть - взаимодействие с педагогом - пока спорный вопрос, надо еще доказать состоятельность. Если это случится, мы будем говорить о том, что онлайн-образование реализовалось.

 

- В вашей школе уже внедрена эта методика, когда ученик должен быть готов к уроку?

 

- Мы внедрили это на уроках биологии и физики и собираемся внедрять повсеместно. Это позволяет разгрузить детей, дать им больше возможностей и учиться работать самостоятельно. Количество знаний, которое ребенок должен получить в школе, год от года растет. В Армении школьное образование уже занимает 12 лет, в России, думаю, тоже скоро сделают 12-летку. Увеличиваются часы, все субботы заняты, но это не помогает. Реальный путь - это все-таки учить детей учиться самим, цель школы - не дать определенный набор знаний (в современном мире вся эта информация есть в любом iPad на расстоянии вытянутой руки), а научить ребенка мыслить и учиться. Для этого надо дать больше возможностей для самостоятельного получения знаний и меньше его грузить формальной передачей знаний, формальные знания нужны только как сырье. Намного полезнее нарабатывать практические навыки.

 


Комментарии


Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно