Екатерина

В соцсетях: "Лозунг "Я Шарли" не в защиту карикатур, а в защиту свободы слова"


После публикации карикатур на разбившийся на Синайском полуострове российский самолет Airbus A321 французский сатирический журнал Charlie Hebdo вновь оказался в центре скандала. Пользователи разделились на тех, кто "все еще Шарли", а кто уже нет

Фото: РИА Новости  
 

На одной из карикатур падающие с неба обломки самолета и человек, почесывающий голову (пишут, что это российский президент), летят на другого - человека с бородой и автоматом. "Даешь: российская авиация активизировала бомбардировки", - гласит подпись на картинке. Другая карикатура с черепом на фоне разбившегося самолета подписана так: "Лучше летать на кокаине, чем на российских лоукостерах". Карикатуры выложены  в  открытых источниках.
 

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков прокомментировал реакцию французских сатириков на трагедию на Синае так: "У нас в стране это называется очень емким словом - кощунство.  Это не имеет отношения ни к демократии, ни к самовыражению, ни к чему".  Пользователи соцсетей тут же выразили ему сочувствие, "особенно его дочке, которая вынуждена жить в этой бездуховной Франции!"
 

"А носить часы за 37 млн и покупать дом за 1 млрд рублей в то время как вся страна по смс собирает деньги для онкобольных и на дрова пенсионерам, не кощунство?" – добавили другие.
 

Журналист Анастасия Кириленко выступила в защиту газеты левых интеллектуалов, которую назвали "отвратительной желтушной и малоталантливой помойкой":
 

"Это не Веселые картинки. Это газета левых интеллектуалов, поколения 68-го, которые привыкли бороться за права бомжей, женщин в мусульманских странах, мигрантов, других обездоленных людей, в общем, за права всех. Убитый Кабю, который был известнейшим художником, вел детскую передачу во Франции. С трудом вяжется образ "желутушного развратника" с тем добряком, который вел детскую передачу. Вы уверены, господа, что хоть что-то поняли в этой ситуации? А что вы читали, кроме Фейсбука Захаровой?"
 

"История про Шарли Эбдо - это история про "распятого мальчика", - полагает она.
 

Далее Кириленко обстоятельно объясняет, что "глумления над Мухаммедом" не было (рекомендуем прочитать ее пост по ссылке, а здесь цитировать не будем, т.к. имеем предупреждение от Роскомнадзора за публикацию карикатур). 
 

"Про карикатуры по поводу самолета, опубликованные на последней странице в рубрике "забракованные рисунки обложки" 4 ноября, сказано достаточно. Когда мудрец указывает на Луну, идиот видит только его палец. Только идиот может подумать, что газета интеллектуальной сатиры "издевается" над смертью. Здесь вам нет Задорновых. Впрочем, Россия давно живет в мире распятых мальчиков - это относится как к госпропаганде, так и к т.н. "либеральным СМИ", факты никому не нужны. Вот потому-то Россия и не Европа", - заключает Кириленко. 
 

В другой записи Кириленко добавляет, что "бдительные граждане на ломаном французском заявляют "вы не стыд? там могли быть ваши дети". а потом в дискуссии спорят, что " по закону" не все достойны компенсаций и французы бы "с законом не спорили". 
Все ради детей..."

 

Кинокритик Антон Долин тоже примерил, как он сам выразился, мантию Капитана Очевидность:
 

"1) Лозунг "Я Шарли" не значит и никогда не значил безоговорочной поддержки редакционной политики и всех карикатур этого французского издания. Charlie Hebdo существует много лет, но лозунг родился только после варварского расстрела 12 членов редакции в Париже. Это лозунг в защиту не карикатур, а исключительно свободы слова как абсолютного принципа. "Я Шарли" говорит тот, для кого никакие (еще раз, медленно, по слогам: ни-ка-ки-е) карикатуры и шутки не могут служить причиной для убийства. Если вы говорите "Я Шарли", это не превращает вас в читателя и подписчика Charlie Hebdo. Если вы говорите "Я не Шарли, это значит, что вы одобряете (или хотя бы понимаете) убийц карикатуристов. Если вы не определились со своим отношением к вопросу, или он вас не интересует вовсе, вы не выдвигаете никакого лозунга, а спокойно идете дальше по своим делам. Все элементарно.
 

2) Карикатура – не просто бессмысленная картинка, нарисованная из желания вас оскорбить. Это некое сообщение, зашифрованное в картинке. Давайте же прочтем его, раз уж картинка так вас взволновала. Карикатура N1 (с черепом) говорит нам об опасности русских лоукостеров. Дескать, летать на самолете с кокаином безопаснее. Вы меня извините, но у меня вся фейсбучная лента кишит такими же сообщениями: незачем летать всякими "Когалымавиа". В любом случае, в этой мысли ничего кощунственного не содержится. Карикатура N2 (с обломками, падающими на террориста) говорит примерно следующее: Путин тратит деньги и силы на бомбардировки Сирии, а обеспечить безопасность собственных гражданских самолетов не в состоянии. Теперь представьте себе эту фразу в колонке любого умеренно оппозиционного российского СМИ. Вызвала ли бы она у вас сопротивление и возмущение? Сомневаюсь.
 

3) Выходит, содержание карикатур само по себе ничуть не оскорбительно – хотя можно признать его спорным. Дело в форме? Да, в России не принято делать материалом для сатиры события, которые мы считаем трагическими. Но у нас в стране из-за разного рода цензур вообще никогда не было политической карикатуры – а такие безусловно трагические события, как апартеид или война, поводом для карикатуры становились очень часто. Просто пострадавшая сторона там изображалась с симпатией. Точно так же обе карикатуры Charlie Hebdo никоим образом не являются издевкой над погибшими или их близкими – хотя критикуют перевозчика (в самом деле, не обеспечившего безопасность).
 

4) Предпоследнее и, возможно, главное. Вы не читаете Charlie Hebdo, вам не близок и неинтересен их юмор? Ок, никаких проблем. Не читайте – и не возмущайтесь. Они что, вам навязываются? Внимание, предлагаю операцию: зайдите на официальный сайт Charlie Hebdo и отыщите там возмутительные карикатуры. Получилось? У меня – нет. Если они там и вывешены, то найдут их только самые виртуозные поклонники журнала, к тому же, франкоговорящие. В любом случае, надо быть пристрастным читателем (то есть, атеистом и либералом со специфическим чувством юмора), чтобы самостоятельно до этих картинок добраться. Теперь вспомните, откуда о них узнали вы. Рассказали доброжелатели? Так обратите свои претензии к ним! Простой пример: представьте, кто-то сунул вам в ленту порнографическое видео или фото. Кто в этой ситуации вызовет ваше неудовольствие – подсунувший или артисты самой порнографии? Будете ли вы кричать, что мужчины и женщины с той неприличной фотографии – бесстыжие скоты, и жаль, что их не расстреляли исламисты? В общем, опомнитесь и поговорите с теми, кто растравляет свои и ваши болячки, копаясь в свежем номере Charlie Hebdo и подсовывая вам их карикатуры.
 

5) При всем вышеизложенном у вас есть полное право возмущаться карикатурами журнала Charlie Hebdo. Я же возмущаюсь песнями Стаса Михайлова. Просто мне не придет в голову кричать на каждом углу, что они меня оскорбляют, и хорошо бы какой-нибудь террорист Стаса поскорее взорвал. Я просто их не слушаю".
 

Генеральный директор издательского дома Look At Media  Алексей Амётов ответил тем, кто спрашивает, поддерживает ли он Charlie Hebdo после новых карикатур:

 
"Эти карикатуры, конечно, не вызывают радости, их трудно назвать уместными и они могут ранить людей, потерявших своих близких. Но я поддерживал редакцию Charlie Hebdo не потому, что большой фанат их творчества, а по двум причинам: все имеют право говорить и писать все что пожелают, никто не может быть убит за свои слова или убеждения, какими бы странными или тупыми они ни были. Мое мнение по этим двум вопросам не изменилось".

 

 

 


Комментарии


Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно