Екатерина

В соцсетях о Лесе Рябцевой: "Какую биографию делаем блондинке собственными руками!"


Все-таки в России есть люди, способные (хоть и ненадолго)  затмить  первое лицо государства и выйти в лидеры на повестке дня. Помощница главного редактора "Эха Москвы" Алексея Венедиктова некто Леся Рябцева разработает кодекс этики поведения журналистов в соцсетях - этот факт вызвал бурную реакцию у медиасообщества.  

Фото: Jourdom

Вчера, 24 ноября, в интервью телеканалу "Дождь" Рябцева рассказала, что возглавила рабочую группу по созданию правил поведения для журналистов в социальных сетях, в которую войдут "старейшины "Эха" — Сергей Бунтман, Виталий Рувинский и Владимир Варфоломеев. Также помощница Венедиктова сообщила, что предложила войти в рабочую группу и Александру Плющеву, который конечно переживает из-за этой всей ситуации, из-за этого конфликта, и хочет помочь урегулировать эту ситуацию. По словам Рябцевой, он уже дал свое согласие.

 

Помогать разрабатывать регламент будут также юристы холдинга "Газпром-медиа", представители Роскомнадзора, Amnesty International, РАЭК и "Репортеры без границ".

 

"Я выбрала консультативные органы, назовем это так. Это эксперты, юристы, организации, которые хорошо знают закон, закон о СМИ, закон об интернете и так далее. Объективно хорошие специалисты. Я их привлекаю к работе. Они не диктуют мне, что я должна внести или рабочая группа должна принять в этом своде правил. Это просто консультация", — отметила помощница Венедиктова (цитата по kashin.guru).

 

Президент ИД "Компьютерра" Дмитрий Мендрелюк считает, что "Эху" не надо останавливаться на достигнутом:

 

"Во-первых, помимо правил поведения журналистов в соцсетях, надо поработать над правилами дресс-кода журналистов во внерабочее время, списком рекомендованной к прочтению литературы и необходимым списком средств личной гигиены;

Во-вторых, привлечь к процессу не только секретарей, но рекламных менеджеров, звукорежиссеров и вахтеров радиостанции".

 

"Рунет вздрогнул и стал более лучше одеваться", - написала ректор Школы Новых Медиа Соня Соколова.

"А на Эхе, я так понимаю, нет ни одного разумного человека, который не побоялся бы зайти к Венику и сказать: "Старик, ау...?" – задается вопросом журналист Наталия Геворкян. - Вот так и к Путину боятся зайти и сказать правду)))"


"Какую биографию делаем блондинке собственными руками)) ", - так Наталия Геворкян перефразировала знаменитое высказывание Ахматовой о Бродском.

 

Медиааналитик Василий Гатов интересуется, всерьез ли общественность считает, что можно написать инструкцию по пользованию жизнью:

 

"В каком-то смысле социальные сети - это жизнь, только определенным образом препарированная и передаваемая друг другу в виде "статусов", вопросов, фотографий и т.д. Конечно, существуют определенные культурные стереотипы и правила, но нигде и никогда не получалось их формализовать, кроме тюрьмы (и то - только на бумаге)", - полагает Гатов.

 

"Раньше, когда малограмотных и инициативных брали на работу секретаршами, риск был не так велик", - заметил экс-гендиректор ИД "Коммерсантъ" Демьян Кудрявцев.

 

Орфография и пунктуация авторов сохранена.




Комментарии

  • вапр про — 11:52, 25.11.2014
    А я милашку Рябцеву ругать не буду... ну напишет, ну от "наезжающих " отпишется, ну это не закон, ну пойдет все как ехело, только злобные враги поутихомирятся. Соцсети подчиняются тем же законам, что и остальные субъекты государства.. Т.е. теоретически. Не понимаю из-за чего шум. Для наезда можно придумать любое обвинение, напрмер, чтобы трерировать толстого, говорить, что надо худеть. Когда он похудеет, говориь, что солидно выглядят только упитанные. Было б желание, а повод отобрать всегда придумать можно! И ногда обвинить и не удается - но разве без вины нелья отобрать, просто применив силу, на основании своего желания получить чужое? Так что шум зря, нужно думать что делать с охочими до чужих нервов, добра, а то и тел (или вообще органов, режут-то всех подряд умирающих, а то и не умирающих, на органы в российских больницах).

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно