Ксения

В соцсетях обсуждают статью о бытовом насилии: Обычно об этом не говорят. Молчат, потому что стыдно


На сайте проекта w-o-s.ru опубликована статья о бытовом насилии. Ее героиня рассказывает свою историю и дает рекомендации, как действовать, если избил муж, бойфренд или родственник. Эту важную статью пользователи обсуждают в социальных сетях, делятся своими историями и соглашаются, что нельзя молчать об этом.


Фото: Fotoimedia

"Обычно об этом не говорят. Молчат, потому что стыдно. Стыдно идти в полицию, стыдно ехать в больницу. Молчат, потому что в "нашей среде" такого не происходит. Это происходит в любой среде. Мне не стыдно, и никому не должно быть стыдно", - говорится в материале.

В тексте Анна не только делится очень личной историей, но и отвечает на часто задаваемые на эту тему вопросы, а также рассказывает о том, как обращалась в суд, и о некоторых юридических нюансах.

"Я бы не смогла. И не смогла. И никто из моих подруг, у каждой из которых по истории, не смог. А очень-очень смелая Анна Жавнерович рассказала. Спасибо!" - написала о статье журналистка Ксения Леонова.

"Когда мне было 20, меня избил и пытался изнасиловать друг, у которого я жила. Потому что я решила съехать, а у него на меня были планы. Он знал некоторых моих друзей, мою маму. И его это не остановило. Я чудом оттуда свалила. Реально, чудом. Без вещей, без ничего. Мама сообщила, что вероятно, я его довела, т. к. "он положительный человек, это всем видно". Ну да. Всем остальным я сообщила, что упала с лестницы. Потому что тогда уже была работа, я делала серьезные вещи и мне казалось, что вот такое вот избиение просто разрушит мою репутацию, просто никто не сможет меня нормально воспринимать. (****** (Ужасно - ред.), но я реально так думала). Потребовалось года три, прежде чем я поняла, что иногда люди просто превращаются в чудовищ. Или чудовища притворяются людьми. Это риски, которые мы несем, а никакая не вина", - рассказала в комментариях к записи Ксении журналистка Елена Костюченко.

"2002 год. Мне 20. Одногруппник. Встречались к тому моменту больше года. Ревнив был. Мог выкинуть с балкона мою аккредитацию и запретить пойти на работу. Мог выкинуть мобильный в люк машины на ходу, потому что мне позвонил друг детства. Я была глупа. нужно было сразу развернуться и уйти. После первого же эпизода. Наступило лето. Мне было что-то плохо и я попросила забрать меня с работы. Он приехал, но позже, чем должен был и уже начиналась его смена. Тогда я сказала, что коллега меня подвезет. Он разозлился и ударил меня кулаком в живот. Никого в кабинете не было в тот момент. В глазах потемнело, зашатало. Я кое-как все же решила ехать домой. В лифте поняла, что не могу стоять и вернулась. Вызвли скорую. На тот момент уже коллеги вокруг хлопотали. И он тоже. И я ПОСТЫДИЛАСЬ сказать прямо там, при всех, кто это сделал. сказала, что на улице попытались выхватить сумочку. Приехала скорая. Отвезли в 20-ю больницу. Он поехал со мной. Отсавили на ночь. Я ушла под подписку. Он привез меня ко мне домой. Утром уехал. Мне было больно совсем и мы с мамой поехали в госпиталь. Сделали УЗИ. РАЗРЫВ СЕЛЕЗЕНКИ, СВОБОДНАЯ ЖИДКОСТЬ В БРЮШНОЙ ПОЛОСТИ, СРОЧНАЯ ОПЕРАЦИЯ", - рассказывает в комментариях Ануш Попова.

"В связи с одной там колонкой одного главного редактора (ремарка: которого люблю, считаю добрым и классным товарищем, на одном поле сяду и все такое) вспомнилась одна старая история из жж. Там какая-то женщина практически в шоковом состоянии писала (дальше беременным и особо чувствительным советую не читать) о том, как у нее погиб ребенок, попал под машину, или что-то такое, в той истории ребенок почти в прямом эфире умирал, в общем, само по себе ад адский - и нашлись умники (и немало), которые явно не мозгом, а другими запчастями своих организмов, увидели в этом "да она на таком поводе решила попиариться просто". То есть, наверно, это может показаться странным и чем-то ранее невиданным - строчить про свой ужас и мир рухнул в жж и отвечать на комментарии, когда у тебя ребенок погиб. Но то, что это такой шок, в голову не пришло, а вот про "пиар" пришло.
Вообще, попытки увидеть "пиар" и "они просто хотели набрать лайки" во всех подряд публичных проявлениях чего бы то ни было -- это такой стикер "я не очень умный, и про пиар слыхал в передаче по телевизору, не помню какой", либо, в более тонком варианте - "я знаю жизнь, я много о ней читал". Те, кто действительно в разной степени к пиару имеет отношение, от таких речекряков(с), как правило, садятся в углу и горько плачут. Это первое.
Второе: любой слет-симпозиум общественности в стенах фейсбучека/твиттера/итэдэ по любой острой теме в какой-то момент превращается в чемпионат "кто выскажет мнение пооригинальнее, да покрасивше объяснит, что "не все так просто [в такой-то истории]". Так вот, порой это бывает круто и полезно, но чаще - нет, потому что, вот так сюрприз, чтобы иметь действительно неожиданное мнение по какой-нибудь теме, нужно в этой теме разбираться, и не хоть немного, а хорошо. В данной истории речь даже не столько о "разбираться в проблеме домашнего насилия" (хотя стоило бы), а в знании формата "колонки", целях и задачах того или иного материала, контекста, что уже писали о проблеме (а о ней пишут) и так далее. "Молчи - за умного сойдешь", если совсем коротко.
Впрочем, все, кто любит высказываться, и у кого есть читатели, хоть раз в такую лужу садились (и ваша покорная белопальточница тоже), круто, в ней сидючи, вынести урок из", - отмечает редактор коммуникаций РБК Злата Николаева.

"Анна Жавнерович - огромная молодец и сильный человек. Это, кстати, самый сильный текст и честный... о домашнем насилии", - написала депутат Мосгордумы Алена Попова.

Автора статьи поддерживают коллеги. "Аня, я с тобой!", "Ты супермолодец, обнимаю", "Ты очень сильная, спасибо", "Рука не поднимается лайкнуть, но какая же она молодец, что не побоялась и смогла", "История сильная и совсем не уникальная, и когда публичные люди об этом рассказывают - это очень важный механизм! Комментарии показательные: пришел домострой, и все стало хорошо. Морализаторство по поводу чужих отношений - это наша новая религия, видимо. Плохо - изменять и жить вне брака, а делать из лица ранее любимой женщины месиво - это ок, понятно!" - пишут ей.

Проект "Сноба" к юбилею Первого канала

"Сноб" запустил спецпроект к юбилею Первого канала, где подготовил материалы о важных для канала персонах и событиях. Представители медиасообщества обсуждают этот проект.

Известный медиааналитик Василий Гатов написал большой текст об этом спецпроекте на своей странице в Facebook. Он посвящен двум темам: "пиарщик-журналист и его репрезентация в публичном пространстве и роль площадки для корпоративных коммуникаций, которая одновременно является (или хочет быть) значимым средством массовой информации".

"Disclaimer - я вообще не обсуждаю СОДЕРЖАНИЕ этого проекта. Только форму и репрезентацию, поэтому прошу не читать в этом пояснении ничего, кроме профессионально-этического комментария. Мне нечего оценивать ни в словах Эрнста, ни в словах других персон (хотя по поводу Клейменова руки чешутся, но, дай бог, не в юбилей)", - подчеркнул Гатов.

По мнению Гатова, между журналистом и пиарщиком - значительная разница (впрочем, отмечает Гатов, это и так лежит на поверхности). "Журналист, даже если он, как и пиарщик, является корпоративным служащим, занимается информационной деятельностью в интересах общества, численно отличающегося от количества его работодателей. Пиарщик, агент компании по внешним коммуникациям, работает только и исключительно в интересах корпорации, которая наняла его на работу", - говорится в записи.

"Хороший пиарщик настолько предан своему работодателю, что бросается защищать его интересы даже в ситуации, когда работодатель/корпорация не прав, виноват и вообще пойман на месте преступления с бензопилой расчленяющим жертву. Хороший пиарщик в такой ситуации должен отстаивать интересы компании и публиковать информацию о глубинных гуманитарных и творческих терзаниях работодателя-убийцы. Журналист же обязан действовать в интересах общества - пусть это будет общество трех калек и двух обормотов, но журналисту принципиально безразлично, платят ли эти калеки и обормоты ему зарплату, покупают ли они его газету, смотрят ли телеканал, на котором он работает и покупают ли товары, которые рекламируются на этом канале (или радиостанции, если он работает на радио, или в интернете, если он работает на сайт). Интересы журналиста заведомо общественные", - продолжает он.

Завершая эту тему, Гатов высказал мнение, что пиарщик никак не может быть журналистом в той теме (группе тем), к которой имеет отношение его работодатель. Если он хочет оставаться профессионально - как инструмент - "настроенным" журналистом, то может заниматься журналистской работой в любом направлении, которое никак не связано с деятельностью его работодателя.
Что касается второй темы, то Гатов охарактеризовал "Сноб" как важное, хотя и очень узкое по аудитории издание, ориентированное на состоятельную, во многом космополитичную русскоязычную аудиторию, а также еще и на "высшую журналистскую касту", на глянцевых авторов и редакторов, которые за последние десять лет "были настойчивыми авторами и читателями "Сноба" только по той причине, что ждали от журнала/сайта каких-то новых, прорывных идей, скандальных публикаций и неожиданных мнений".

Далее он добавил: "Но в той ситуации, в которой живет ВАША аудитория - не чья-то, а именно ВАША, вы с таким же успехом могли разместить спецпроект "ФСИН РФ празднует 85 лет расстрельному взводу спецтюрьмы НКВД СССР", с трогательными фотографиями палачей, вытирающих неаккуратные капли крови с хорошо протравленных фильтром Марио Тиччино фотографий - эффект был бы ровно такой же. Дело совсем не в том, что Первый канал - это что-то настолько же ужасное, как и Внутренняя тюрьма Лубянки; дело в том, как к его продукту относится - и будет относится, IMHO - ВАША аудитория".

"Дело вовсе не в том, что нельзя делать спецпроект с Первым каналом - да сколько угодно. Только делать его надо, думая о собственной аудитории. Я, может быть, и оторвался от текущей российской действительности, но явно не настолько, чтобы поверить в глубокую заинтересованность читателей "Сноба" в составляющих исторического успеха Первого канала", - резюмирует Гатов.

На ряд недочетов спецпроекта указала главный редактор Meduza Галина Тимченко: "Пошла посмотреть. Увы, проект назвать удачным сложно. И не из-за текстов совсем (я их, к слову, не читала). Кривыми ручками делали.
1. Заходим на главную. Что видим? Есть название проекта? Нет. Он начинается с имени Эрнста и его цитаты. Но под цитатой стоит лид, а под другими персонами их биография или лирическая характеристика - как угодно. Почему лид ко всему проекту не вынести вверх? Эрнст не заслужил отдельной вводки?
2. Скролл подвисает, картинки слипшиеся. Дизайнер отдохнул. Подбор черно-белых вместе с цветными в полотне - задача нетривиальная. А тут еще и шрифт во всю ивановскую. Пропали картинки. С цветом тоже беда.
3. Верстка. почему по скроллу внезапно внизу открывается только текст про Клейменова? Закрыть его можно крестиком в углу. Нажимаешь - текст исчезает, крестик висит. Жмешь еще раз - теперь крестик исчезает, но ничего больше не происходит.
4. Навигация. Хорошо, прочла Клейменова - кликаю на Аксюту. Куда меня выбрасывает? Правильно, почему-то на главную. Но не на Аксюту. Скроллю вниз - ну, может, Аксюта открыт так же, как и Клейменов? Нееет, нужно еще раз кликнуть на заголовок на главной.
5. Верстка внутри текста - ее просто нет, это полотно, читается никак.
6. Картинки внутри текста - ну фоторедактор делал это левой задней. Ни тебе видео, ни тебе красот визуальных, ни тебе хотя бы лого первого, ни меню, ни обвесов со статической информацией- вообще ничего. Это не мультимедийный проект.
7. И вишенка на торте. Откуда мы узнаем название проекта? Только в самом конце любого текста в ссылочном блоке "Читайте также в спецпроекте "Первые на первом".

И это я еще не придиралась - только по верхам. Понимаете, после всех snowfall и short history of highrise, после jockey и firestorm - это глухая деревня и халтура, причем на стороне площадки. Российские СМИ тоже делали и делают отличные мультимедийные проекты - у той же Анны Качекаевой недавно была ссылка. Но не Сноб. И не в этот раз. Простите, если кого обидела. у нас теперь принято извиняться по поводу и без".

Комментарии


Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно