Полина

В соцсетях: Отменив увольнение Плющева с "Эха", журналистам просто закрыли рот


В социальных сетях обсуждают ситуацию вокруг "Эха Москвы". По мнению пользователей Facebook, решение об отмене увольнения журналиста Плющева и редакционные корректировки на радио - это не победа, принудительный "размен" в дебюте тяжелой партии.


Фото: РИА Новости

Вчера разрешился спор между главным редактором "Эха Москвы" Венедиктовым и главой "Газпром-медиа" Лесиным. Встретившись, они согласовали меры выхода из конфликтной ситуации вокруг радиостанции, возникшей по вине ведущего Александра Плющева. Приказ о его увольнении будет отменен, но журналиста до 14 января 2015 года отстранят от эфира.

Более того, в уставе редакции появятся дополнения относительно правил поведения штатных сотрудников редакции в соцсетях. Новый регламентирующий документ разработают представители редакции и холдинга "Газпром-Медиа" до конца этого года. Аналогичные правила поведения в соцсетях впоследствии будут распространяться на все СМИ холдинга.

Более того, Лесин и Венедиктов договорились о том, что  трудовой договор главного редактора дополнится мерами "повышения его персональной ответственности за соответствие распространяемых в СМИ материалов требованиям действующего законодательства".

Также в ходе встречи был отменен совет директоров, назначенный 21 ноября, в повестке дня которого должны были решиться три вопроса: о главном редакторе "Эха Москвы", о редакции радиостанции и о формате ее вещания.

Пользователи Facebook очень активно комментируют это событие. "Заседание совета директоров отменено. С первого раза не получилось. Ну, он еще зайдет. Но пока - молодец Веник", - написала главред "Звуки.ру" Соня Соколова.

"Когда-нибудь по мотивам встречи Лесина с редакцией "Эха Москвы" поставят пьесу, а пока читайте лучшие моменты на "Медузе", - написано в группе этого издания в Facebook. Главред "Медузы" Галина Тимченко назвала беседу Лесина и Венедиктова разговором по понятиям. "Внутри про дядю в детском саду, про садомазо, про 55+, про "не нравишься ты мне, старичок" и прочее. Полная расшифровка обновляется и выкладывается по мере готовности", - комментировала вчера процесс публикации текстовой трансляции Тимченко.

Бывший глава "АфишиИлья Красильщик после прочтения публикации отметил, что очень хочет сделать второй том истории русских медиа.

"Finita la comedia", - объявил вчера своим читателям блогер Рустем Адагамов. Однако либеральное сообщество считает, что это далеко не конец; что толку в данном решении нет, и журналистам просто закрыли рот; что таким образом можно прийти к бархатной революции. "Нагнули "Эхо"-то. По сути, ничего не уступив и даже признав увольнение незаконным, заставили Венедиктова пойти на уступки, теперь регламент какой-то примут, ограничив действия журналистов в соцсетях. Шах и мат, и так просто", - написал Aleksey Pol. "Сегодня отменили. Ничего не мешает завтра возобновить. Осадок-то остался", – резюмирует Serhiy Herts.

Писательница Татьяна Толстая назвала встречу Венедиктова и Лесина пьесой "Теремок". На ее взгляд, вот как выглядела беседа:

"Действующие лица: Муха-горюха, Комар-пискун, Зайчик-побегайчик и другие. Появляется Всех-давишь. Лесин: Сегодня есть недопонимание между главным редактором и представителем акционеров. Из зала: По каким вопросам? Лесин: Я все сказал, ребят! По каким вопросам? Знаете вот — жил-жил один человек, у него в жизни ничего не получалось. За что ни возьмется, все разрушается. Чего ни начнет делать, все не получается. Все уже, старый стал, 70 лет. Построил хибарку, залез внутрь. Гроза, гром, [хибарка] разрушилась. Он голову поднимает: Господи, за что мне все это? Что ж такое, за что?! Сверху открывается маленькая форточка: ну не нравишься ты мне, старичок".

Медиааналитик Василий Гатов отметил, что в беседе Венедиктова и Лесина очевидно российское ноу-хау временного запрета на профессию. "Речь ведь не о том, как "договорились", а о том, что де-факто зафиксировали право акционера на морально-этические требования и начали практику " наказаний". Это плохо не тем, что является компромиссом, а тем, что открывает дорогу многочисленным вариантам цензуры "по согласию сторон". Раньше была разная практика, но прошлое - не всегда правильное зеркало. Раньше было меньше возможностей без своего СМИ "выходить в эфир". Раньше не было такого пристального внимания к фигуре журналиста за пределом его работы", - рассуждает Гатов о современной цензуре.

Ведущий радио "Эхо Москвы" Сергей Пархоменко написал также свое мнение: Не понимаю, чему здесь радоваться, и почему это "победа". Чья победа? В чем победа? Это теперь будет такой тариф? 2 месяца отстранения от эфира за каждый твит, который не нравится начальству? А я вот иногда пишу посты в фейсбуке и на полторы тысячи знаков. Меня на год за них будут отстранять? Это не победа. Это принудительный "размен" в дебюте тяжелой партии. А до победы еще играть и играть".

Комментарии

  • Олег Тополин — 02:52, 21.11.2014
    Давно нужно заставить этих либеральных писак думать, что лепишь в сетях. У них врать и клеветать - уже обычные будни.

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно