Екатерина

В соцсетях скорбят по погибшим в авиакатастрофе в Ростове-на-Дону


Рано утром 19 марта при заходе на посадку в Ростове-на-Дону разбился самолет авиакомпании FlyDubai. Погибли 55 пассажиров и семеро членов экипажа. По одной из версий, причиной крушения могли стать плохие метеоусловия. 
 
Фото: МЧС России
 
"Ужасная трагедия в Ростове. Опять упал самолет. И летел ведь опять из арабской страны! Мои соболезнования всем, кого это коснулось... Кстати, по поводу этой катастрофы: вы то же, что и я, думаете? Я угадал?" - написал бывший вице-премьер Альфред Кох.
 
Блогер Рустем Адагамов заметил, что в субботу москвичи, несмотря на трагедию, отправились в один из московских парков отмечать День Святого Патрика (напомним, после другой катастрофы (над Синаем - на которую намекает Кох) -  многих также осуждали за то, что они пошли на Хэллоуин.  
 
Адагамов также приводит ссылку  на заметку, в которой сообщается, что в аэропорту Ростова-на-Дону сразу после трагедии началась торговля: 
 
"...На входе международного сектора аэропорта Ростова предприимчивая ростовчанка начала продажу живых цветов и мягких игрушек для тех, кто приходит почтить память погибших в авиакатастрофе.
За невзрачную розу женщина просит 200 рублей, а игрушки вообще стоят заоблачно — от 850 рублей и выше".

Журналист Аркадий Бабченко считает, что СМИ не должны так широко освещать трагедии, как это принято делать в последнее время. По его мнению, естественная реакция психически здорового человека при виде смерти - отвернуться, тогда как желание узнать ненужные тебе подробности гибели другого человека - отклонение от нормы.  В этом смысле российское информационное пространство однозначно больно. 

"Каждый раз, когда разбивается самолёт, начинается одна и та же информационная вакханалия. Списки погибших, фотографии, эксклюзивные подробности, аккаунты в соцсетях, эксперты, версии, онлайн-трансляции. 
Самолеты разбиваются. Это бывает. А уж в России это бывает так часто, что, казалось бы - уже как за хлебом сходить. 
Здесь вообще людей убивают. Здесь люди как мухи гибнут. Здесь только детей за год две тысячи убивают. Здесь вообще война. 
Но нет. Каждый раз одно и то же. 
Каждый раз выбирается интонация, что случилось что-то невероятное. Что-то такое, после чего наша жизнь никогда не будет прежней. Какое-то настолько дикое и редчайшее событие, про которое нужно узнать все, в деталях, в подробностях, немедленно и прямо сейчас. С интонацией- если ты отвернешься от экрана, от этого будет зависеть твоя жизнь.
В мире семь миллиардов человек. 
Мне не нужно знать имени каждого из них. 
Не нужно видеть фотографию каждого из них. 
Даже если он и погиб.
Зачем мне онлайн-трансляция о падении самолета рядом с обгороженным ленточкой местом трагедии? Я что, председатель комиссии по расследованию? Какие жизненно необходимые подробности вы хотите мне сообщить, которые требуют вот этого прямого непосредственного залезания в мой мозг? 
Которые НАВЯЗЫВАЮТ моему сознанию включение механизма - если ты не хочешь знать, какого цвета лак для ногтей был у жены погибшего пилота перед вылетом - ты мерзавец?
В этой трагедии непричастного человека должно интересовать только три вещи
1. Причины
2. Если есть фактор вины, то кто понёс наказание. 
3. Что сделано для предотвращения повторения в будущем.
Все. Больше мне ничего знать не нужно. Всем остальным должны заниматься профессиональные, специально обученные - в том числе и психологически - люди.
Любое другое навязывание подробностей смерти вызывает только ответную агрессию и раздражение.
Берегите себя. Берегите своё здоровье. Не позволяйте СМИ под видом сочувствия к трагедии впаривать вам жареные факты. Не позволяйте им вводить вас в состояние искусственного неоправданного стресса. Не позволяйте им расшатывать вашу психику. Не впускайте в свою голову негативной не нужной вам информации больше, чем это необходимо.
Точно ли тебе надо знать это? Точно ли тебе надо читать это? Точно ли тебе надо видеть это? 
А главное - точно ли тебе надо репостить это?
Точно ли ты должен непременно заставить своих друзей увидеть это на своём экране?
Знать и не делать - хуже, чем не знать.
Если Вы не можете влиять на ситуацию - Вы имеете право на незнание. 
Помните об этом. 
Не глазейте на смерть. Отвернитесь. 
Не будьте механизмом в руках других для решения их проблем или достижения их целей - коммерческих ли, рейтинговых ли, истерических ли.
Это - Ваше право на незнание.
Воспользуйтесь этим своим правом. 
А главное - постарайтесь соблюдать его в отношении других"
 
В пятницу вечером, 18 марта, на Васильевском спуске прошел митинг-концерт, посвященный двухлетию референдума в Крыму, в результате которого полуостров вошел в состав России. По данным полиции, на него собралось 100 тыс. человек. Погода не задалась, поэтому многие не дождались окончания. Корреспондент Meduza узнал у участников митинга, сколько платят за подобную работу - 500 рублей. 
 
"Чёта не задался седня путинг на Васильевском спуске....
Силком согнанные люди прорвали кордоны полиции и ушли с митинга за час до его начала.
Правда выплаченные им за участие бабки - не вернули. А по дороге ещё и прихватили своим супругам цветы с мемориала Немцова.
Все - в дом, все - в дом... Недаром говорят: у русских семейные ценности шибко уважаются..." - прокомментировал митинг Альфред Кох. 
 
PR-директор "МегаФона" Петр Лидов пересказывает, чем закончился конфликт с цыганским табором в Тульской области - компромиссом.  

"Решили так: поселок Плеханово, где община не давала ремонтировать газопровод, будет вновь газифицирован, но без незаконных врезок в трубе. При этом в самом поселке будет снесено 121 незаконно возведенное здание. Сначала жильцам предложат снести свои строения самостоятельно, а затем, если это не будет выполнено, демонтаж будут проводить местные власти. Есть, правда, ощущение, что как только власти приступят к сносу, компромисс закончится, но до этого всем участникам переговоров надо еще дожить. Возможно, цыгане рассчитывают в короткий срок узаконить 121 строение, оформив необходимые документы… Коля-Писарь, когда трезвый, любую справку нарисует - не отличишь от настоящей, вопрос сроков и объема работы", - размышляет он. 
 
Тем временем журналист Егор Максимов съездил в табор и поделился своими впечатлениями. По его мнению, вся эта история - "про то, какой ад в России с проживанием таких вот этносов, и про волю случая".

"Табору 60 лет. Документов на землю и дом ни у кого нет. Все коммуникации воруют. Платили на руку властям, и никто их не трогал. Старики-цыгане почти уверены, что это и называется "провести газ".
На той неделе газовщики приехали просто починить трубы. Обоих баронов в таборе не было (совпадение) — цыгане испугались и решили что? Правильно, избить (ред.) рабочих.
Федеральные новости, скандалы, потеющие чиновники, да еще и губернатор-охранник Путина. Все испугались и начали всех оформлять цыган официально. Только как это сделать, когда у тебя несколько сотен домов стоит на земле, не предназначенной под застройку, никто не знает.
Вряд ли сейчас в России есть война безнадежнее, чем война с документами и законами за свои права.
Ну и главное — табор самый большой в России. А сколько их еще таких поменьше? А не цыган? Но они ОМОН бить не будут. Поэтому у них ничего не изменится. В общем вот.
Посмотрите сюжет. Тут еще про Путина и Майдан".



Комментарии


Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно