Сергей

Виктор Сиднев, директор наноцентра в Троицке: инновационная среда складывается десятилетиями

RB.ru попытался понять, с чем едят анонсированные Анатолием Чубайсом "наноцентры"


На прошедшем вчера в российской столице  первом Конгрессе предприятий наноиндустрии, созванном, по выражению Анатолия Чубайса, чтобы "консолидировать представителей отрасли", глава "Роснано" анонсировал новую форму стимулирования инновационных бизнес-проектов – наноцентры.

Уже в этом году ожидается открытие одного такого инкубатора в Казани. Еще 10 стартуют в следующем году в Москве и Подмосковье, в Ленинградской области, Саранске, Ульяновске, Томске и Новосибирске. Что это за новое слово в отечественной наномысли, RB.ru спросил у бывшего мэра подмосковного Троицка Виктора Сиднева, ныне  руководителя одного из таких центров - "ТехноСпарка".

Анатолий Чубайс анонсировал так называемые "наноцентры", что это будут за организации?

На самом деле три наноцентра уже функционируют – как раз в Казани, а также в Новосибирске и подмосковном Зеленограде. 

То есть уже работают? Хорошо. Так что это вообще такое будет, какая-то новая венчурная компания, инкубатор или что?

Функционал у нас пока не устоялся, но, мне кажется, очень важно, чтобы в рамках наноцентров развивались инжиниринговые компетенции. Вопрос ведь в чем – чем наноцентры отличаются от других институтов развития. Ведь есть Фонд технологического развития, есть Внешэкономбанк, есть "Роснано", Российская венчурная компания – существует довольно много инструментов… А наноцентры должны не только консультировать, финансировать, но и предоставлять возможность реально изготовить инновационный продукт.

То есть обеспечить технологическую базу?

Именно. Конечно, специализация может отличаться. Кто-то может быть специалистом в микроэлектронике, как Зеленоград, мы будем специализироваться на приборостроении, пусть в специфических областях, но все равно это приборостроение. Грубо говоря: в советское время каждый НИИ имел свое опытное производство. Сейчас оно либо полностью уничтожено, поскольку это довольно дорогое удовольствие, либо – те, которые остались – абсолютно не соответствуют по своему технологическому уровню задачам модернизации страны. Невозможно заниматься инновациями, имея станки эпохи "догнать и перегнать"!

Поэтому задача – привнести в эти высокотехнологические начинания современные технологии. Это не инновация, это – модернизация. Очень любят у нас сравнивать, и на конгрессе это было, как все организовано на Западе. А на Западе такой проблемы вообще нет. Поскольку там много таких небольших компаний, и компании, имеющие самые современные продукты, мировые бренды, часто не имеют собственного производства. У них все производство на аутсорсинге. Вы можете разработать продукт, сделать лабораторный образец, потом прийти в такую компанию – и они вам все сделают: промышленный дизайн, начинку…

И наноцентр будет выполнять функции такой аутсорсинговой базы?

Да. У нас в России, я знаю, уже есть две таких компании. Одна  - это компания Андрея Брызгалова (руководителя центра технического обеспечения Новосибирского технопарка, ООО "Унискан" - RB.ru) и вторая – в Нижнем Новгороде. Причем нижегородская компания получает свои заказы в основном из-за рубежа. В нашей стране сейчас трудно найти место, где вы сможете изготовить опытный образец или малую партию нового продукта.

Но при этом в наноцентре присутствуют и элементы трансфера технологий. То есть там может быть и консалтинг, и услуги по привлечению венчурного капитала, и маркетинговые услуги. Это все может быть, но это есть и у других. А вот инжиниринговых услуг у других нет. И наноцентры должны взять на себя эту задачу, я считаю.

Хорошо, вернемся к вашему "Техноспарку". Инвестиции предоставила "Роснано"?

Да, основной источник инвестиций -  это "Роснано". Причем "Роснано" инвестирует двумя способами: часть они инвестируют в капитал, наравне с частными инвесторами, это примерно 250 млн рублей. Половина от бизнесменов Троицка, половина от "Роснано". Но кроме этого "Роснано" примерно 750 млн инвестирует в оборудование. Фонд инфраструктурных и образовательных программ "Роснано" закупает это оборудование. Оно остается на балансе корпорации, но, поскольку фонд является некоммерческой организацией, он может передать это современное оборудование наноцентрам на очень льготных условиях. Дело в том, что во всех инновационных проектах есть проблема инфраструктуры – она очень дорогая, и тянет вниз экономику любого стартапа.

Можете подробнее рассказать, какие специализации будут у вашего центра?

В нашем случае, в Троицке мы ориентируемся на технологии, которые разработаны на наших институтах, на их компетенции. Это различное применение лазеров, технологии искусственных кристаллов, алмазов, прежде всего. Радиационные, технологии жесткого ультрафиолета, например, для микроэлектроники. Это все, чем всегда была сильна троицкая наука. Но чего ей не хватает, в чем отличие науки от инноваций? Инновации – это бизнес. Естественно, в академгородке никогда не существовало бизнес-составляющей. И наша задача – привнести эту компоненту, с участием троицких ученых создать бизнесы на основе, тех технологий которыми мы располагаем.

Соответственно, раз бизнес – откуда спрос?

Естественно, для бизнеса это вопрос номер один. Но, на наше счастье, есть компании, которые уже существуют на рынке, и мы им помогаем выйти на новый уровень. Например, есть компания "Оптосистемы", которую создал директор Центра физического приборостроения Института общей физики РАН Сергей Вартапетов. Им сегодня принадлежит 70% российского рынка машин для офтальмологии. Первые машины они разрабатывали для Центра микрохирургии глаза, для Федорова. Следующий этап – это сделать так чтобы те операции которые все еще проводятся с помощью специального скальпеля тоже выполнял лазер. Для этого нужен новый тип лазера – пентасекундный лазер, и такие установки уже будут делаться с участием троицкого наноцентра.

Какие у вас обязательства перед "Роснано"? Показатели прибыльности? Или чего-то еще?

Основной показатель наноцентров – это количество стартапов.

И сколько их должно быть? В год, например?

Мы рассчитываем, что примерно 10 успешных стартапов в год будет. Так что первое  - количество стартапов, затем количество проданных лицензий. На этом наноцентр будет зарабатывать помимо оказания услуг, на капитализации наших стартапов.

И когда вы стартуете?

Сейчас мы заканчиваем строительство двух производственных зданий, по 3 тысячи метров примерно, и приступаем к закупкам оборудования. К середине следующего года мы уже все запустим.

Каким образом можно попасть к вам в наноцентр?

У нас ест экспертная группа, которая посмотрит проект и предложит различные способы его продвижения, начиная от нашего участия в самой компании и представления инвестиций и льготного доступа к технологическому оборудованию и заканчивая консультативными  услугами и помощью в привлечении капитала из других источников. Зависит от стадии. Если это посевная стадия, под нее трудно найти венчурных инвесторов, но есть государственные инструменты, например, фонд Бортника (Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере – RB.ru) или РВК. Если более поздняя – собственно, "Роснано" может быть одним из инвесторов.

Самое главное – это наличие людей, которые могли бы все это реализовать. Именно в этом, я считаю, заключается успех Новосибирского технопарка. Это не чистое поле, там есть академическая база, студенты, бизнес, поскольку Новосибирск довольно большой город, в этом залог успеха. С этой точки зрения сколковский проект вызывает сомнения. Там получится город, никто не сомневается, но вот удастся ли создать среду… Новосибирскому академгородку более 50 лет, Троицку 35. На формирование инновационной среды требуются десятилетия. 

Кстати, о Сколково. Какие-то правовые, налоговые наработки иннограда будут применяться при создании наноцентров?

Вы имеете льготный правовой и налоговый статус? Во-первых, они уже применяются. До 2014 года существует понятие виртуального резидента Сколкова, то есть вы можете не находиться в иннограде физически, но быть там зарегистрированы. Но это до 2014 года. Однако Минэкономразвития сейчас рассматривает механизмы распространения сколковского опыта на другие центры, например, наукограды.

И завершая наш разговор – в чем главная проблема развития высокотехнологичных производств в нашей стране?

Это уже не проблема денег. Это проблема людей, проблема отсутствия компетенций. И глобальная – отсутствие спроса на инновации. Российская экономика устроена так, что, к примеру, у наших монополистов уже все хорошо, им ничего не надо. И вот эта глобальная задача изменения отечественной бизнес-среды – самая важная.

Комментарии

  • Игорь Андреев — 12:42, 20.09.2012
    пустобрёхи, ничего не умеют, без мозгов, и ещё требуют денег на десятилетия. 3 месяца - это испытательный срок (по Трудовому кодексу),не достиг мирового уровня техники, то пошёл вон!Уступи тому, кто может, не держи страну в жопе!
    • И. Андреев
      Игорь Андреев — 12:42, 20.09.2012
      а почему не выскочили "ой!"?
  • Игорь Андреев — 12:46, 20.09.2012
    "Это проблема людей, проблема отсутствия компетенций" - вот врёт-то, чем это я c Ту-160 не компетентен, дурачок?
  • Игорь Андреев — 03:21, 21.09.2012
    http://www.rb.ru/blo...owentry=2012824 - вот такая "инновационная среда", в которой нет ни одного таланта, одни дебилы в технике

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно