Элина Кириллова

Почему я ушёл из Acronis и запустил свой стартап


Есть много причин для топ-менеджеров покинуть крупную успешную компанию: хочется независимости, роста, драйва... Но у Максима Цыпляева всё это было и в Acronis — и много драйва, и возможности для роста. Так почему он решил снова «стартапить»? Мы решили в этом разобраться, а заодно узнать об опыте работы в команде Acronis вообще.

И, похоже, что перед нами тот самый пресловутый «человек стартапа» — который не может жить без работы по выходным, десятков поставленных задач, тысячекратного роста проекта... Сейчас Максим Цыпляев возглавляет две компании: Comindware (адаптивные системы планирования бизнес-процессов) и SlickJump (инструмент повышения доходности рекламных кампаний в интернете).

Почему решили уйти из Acronis? Когда созрело такое решение, долго ли оно созревало?

Говоря откровенно, я до сих пор не ушёл из Acronis на 100%.

Я планомерно стал удаляться от компании, когда мы начали думать о выходе на IPO. Я — не CEO для публичной компании, так что было решено нанять профессиональный американский менеджмент для конкретной задачи — вывести Acronis на NASDAQ. Всё продвигалось планомерно до тех пор, пока не настал кризис 2008 года. Планы выхода на IPO остались, просто отложились по времени.

Непосредственно во время кризиса я снова активно погрузился в дела компании. В конце 2009 рынки вновь начали расти, Acronis на том этапе уже был относительно большой компанией — и появилась уверенность, что в обозримом будущем моё вовлечение не потребуется.

Стоит уточнить: Acronis, как, впрочем, и Parallels — это компании, которые растут довольно хорошо — десятки процентов в год. Но одновременно с этим стало понятно, что лучше инвестировать в то, что показывает результаты в эквиваленте десятки тысяч процентов в год, как в своё время развивался Acronis. Опыт, который я получил в Acronis и Parallels, хотелось использовать для реализации новых проектов.

Почему, когда встал вопрос о выходе Acronis и Parallels на IPO, вы решили отойти от дел, а не переучиваться на менеджера публичной компании?

Вопрос не в переучивании, а в том, что кому больше подходит. После выхода компании на IPO возникает ряд бюрократических моментов и правил, которым надо строго следовать. Также, в отличие от частной компании, где можно принимать любые бизнес-решения, когда акции компании торгуются на бирже, резких шагов делать нельзя. Менеджер, который руководит компанией, вышедшей на IPO, очень много времени посвящает делам, мало связанным с реальным бизнесом. Мне намного интересней вникать в дела компании, чем заниматься бюрократией.

Как пришла идея создания компании Comindware (может быть, был какой-то момент «озарения»)?

Когда рынки показывали рост, пришла мысль, что нужно чуть меньше времени тратить на Acronis и больше — на что-то новое и другое. Понимания, что именно мы хотим делать, пришло в конце 2010 года.

Если описывать, откуда взялась идея, то здесь есть несколько важных составляющих:

Во-первых, хотелось сделать инновационный проект, который будет востребован на уже существующих рынках, поскольку при создании рынкообразующего продукта риски на порядок выше. Можно прийти на уже существующий рынок и привнести что-то новое. Именно так произошло с Acronis: мы проанализировали рынок резервного копирования и привнесли конкретные инновации, благодаря которым хорошо выросли. В случае с Comindware мы выбрали тот же путь, предоставив инновационное решение для уже существующего рынка управления и оптимизации деятельности компаний.

Во-вторых, хотелось сделать корпоративный продукт. C точки зрения бизнеса, хорошая компания — это та, у которой один тип клиента, и компания решает его конкретную проблему. Таким клиентом мы выбрали корпоративного пользователя. Этот бизнес лучше с точки зрения экзита. Компания может зарабатывать на cash или на экзите. С точки зрения экзита, корпоративный пользователь — это наиболее ценный клиентский сегмент. Сейчас ещё рано говорить о конкретных сроках экзита, но именно это является нашей бизнес-моделью.

В-третьих, мы постарались найти что-то по-настоящему инновационное. Снова приведу в пример Acronis, где на устоявшийся рынок мы привнесли новую технологию, и она выстрелила. Мы стали искать такую же тему: где есть большой рынок и большой спрос, но нет адекватного решения. И нам удалось найти свободную нишу. Сопряжение проектов и процессов и коллаборативная рабочая среда — Comindware Team Network, на основе которой реализованы продукты Comindware Project для работы с проектами и Comindware Tracker — для оптимизации бизнес-процессов.

Что касается SlickJump — это немного другая история. Кроме «execution»-бизнеса хотелось создать прорывной продукт — бизнес, который потенциально может выстрелить. На тот момент на рынке интернет-рекламы возможности существующих технологических решений были практически исчерпаны, и любые последующие инновации не давали как качественного, так и количественного роста. Мы создали принципиально новое решение, которое, даёт пользователю удобный сервис по поиску и просмотру информации прямо с текущей страницы, на которой он находится, а также предоставили владельцам ресурсов новые возможности зарабатывать на контекстной рекламе.

Какой опыт из Acronis помог вам развивать свой проект?

Когда начинали делать Acronis, практического опыта не было. Было желание — и мы действовали путем проб и ошибок. К счастью, ошибок было не так и много. Сейчас понимаю, оглядываясь назад, что некоторые вещи можно было сделать лучше.

В принципе, строить глобальный продуктовый бизнес из России — само по себе уникальный опыт. С Acronis и Parallels появилось понимание, что делать и как реализовывать это эффективнее.

Стоит отметить, что с Acronis ничего бы не получилось, если бы люди не работали 7 дней в неделю по 16 часов в день (по крайней мере, ключевые исполнители). Для того чтобы сделать качественный продукт и большой бизнес, необходимо полное самоотречение. Во многом Acronis получился потому, что была заоблачная мотивация и желание работать.

На таких сложных проектах на старте должна быть сфокусированная команда: каждый ключевой сотрудник команды должен понимать свою роль в реализации продукта.

Если вы начинаете новый проект, в котором планируете работать по графику, ничего не получится.

По теме: Почему я ушел из Google и запустил свой проект

Что изменилось в жизни после старта Comindware?

Ничего! В режиме, который описан выше, я живу последние лет пятнадцать. Когда я начинал Comindware, понимал, что если с Acronis уже можно немного расслабиться, то новый проект втянет меня в такой же стиль жизни ещё на несколько лет. Когда я принимал это решение, то делал это совершенно осознанно и был готов вложить все свои навыки и опыт в его реализацию.

А когда, при режиме 16 часов/7 дней в неделю, остается время на родных, друзей, книги, фильмы...?

Баланс найти сложно, но, моя семья меня полностью понимает и поддерживает. Кончено, я периодически беру перерывы и путешествую или выезжаю за город.

А на какие средства развиваете проект? Привлекали бизнес-ангелов?

Ангелов не привлекал и не планирую привлекать. Тем не менее мы получили поддержку в виде грантов от государственных научных фондов — Фонда Сколково (резидентами которого мы являемся) и Фонда Содействия Развитию Малых Форм Предприятий в научно-технической сфере, также известный как Фонд Бортника.

Можете описать какие-то забавные случаи из работы в Acronis?

Когда наша команда была очень маленькая, и люди были очень сильно мотивированы на результат, эмоции иногда зашкаливали. Однажды два ключевых сотрудника в эмоциональном споре буквально готовы были выкинуть друг друга из окна. Спор там заключался в том, какие технологии будет правильнее использовать в каком-то аспекте. Это хороший показатель того, как люди подходят к тому, что они делают и насколько они не безразличны к результату своей работы.

А были уже забавные истории в Comindware или в SlickJump?

Сильно забавных случаев пока не было, но, может, это и к лучшему. Очень часто забавный случай означает не самый хороший прецедент для бизнеса. На данном этапе мы рады тому, что забавных случаев нет.

Какие планы на ближайшее будущее?

Много работать. Обе компании находятся на начальной стадии развития и требуют огромного вовлечения.

Как вы оцениваете деятельность венчурного фонда Runa Capital? Делаете какие-то прогнозы?

У меня недостаточно внутренней информации, чтобы давать какие-то количественные оценки, поскольку в прямую деятельность фонда я не вовлечён. Что касается качественных оценок, то это наиболее продвинутый венчурный фонд на нашем пространстве, поскольку там собрались люди с уникальным практическим бизнес-опытом, которого у большинства молодых предпринимателей нет. Мне бы лично такой опыт лет 15 назад с Acronis сильно помог.

В одном из интервью вы сказали, что не видите себя в качестве инвестора. А можете ли представить себя в роли бизнес-ангела — скажем, лет через 10?

Честно говоря, не могу. Если воспринимать это как бизнес, то это не очень хорошая бизнес-модель, поскольку инвестиции происходят на самом раннем и самом рискованном этапе, а дальше, даже если проект выживет, обязательно произойдет сильное размытие доли. Если рассматривать это как благотворительность, то есть много других способов для гораздо более осмысленного занятия благотворительностью.

Какие еще идеи проектов есть в вашей голове — расскажите, пожалуйста.

В принципе, идей довольно много, основная проблема — это люди, которые могут эти идеи воплощать в жизнь. Это основная проблема большинства бизнесов: не отсутствие интересной идеи, а отсутствие высококвалифицированных людей. Интересных идей много, а хороших людей мало.

Idea-image via Shutterstock.


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно