Алексей Соловьёв

Откуда берутся деньги у инвесторов


RusBase и РВК в рамках совместного спецпроекта Talk2VC представляют рубрику VC2VC, в которой представители венчурных фондов и частные инвесторы ведут авторские колонки, поднимая темы, важные для коллег, предпринимателей и венчурного сообщества в целом.

Алексей Соловьев, управляющий директор Prostor Capital, в своей колонке описал международную классификацию рынка limited partners и оценил, каков шанс поднять день от участников списка.

В конце июля я встречался с управляющим директором одного нового венчурного фонда. Фонд пока не очень большой, даже не средний по российским меркам, и одна из задач его руководителя состоит в привлечении новых инвесторов. Собственно, это и было основной темой нашей беседы – как поднять деньги. Тема, надо признаться, сложная и во многом для нашего рынка болезненная: желающих деньги взять сегодня гораздо больше чем тех, кто готов их отдать. Более того, со временем эти сложности не сходят на нет, а наоборот — увеличиваются. Фондов образуется все больше и больше, а количество потенциальных LP, готовых при этом передавать средства во внешнее управление, в лучшем случае остается прежним.

Откуда вообще берутся деньги инвесторов? Давайте попробуем взять международную классификацию рынка limited partners и определить степень вероятности поднять деньги от каждого из участников этого списка. Оценка вероятности – от 0 до 5.

P.S.: С учетом текущих отношений России с западными странами и вытекающими из них последствиями, цифры в колонке «западные» можно смело уменьшать на 1 пункт.


Типы LP

Западные

Российские
Пенсионные фонды (государственные и частные), страховые компании

По данным на 2012 года в США до 26% средств, управляемых более чем 400 венчурными фирмами, составляют деньги ТОП 200 пенсионных фондов и страховых компаний. Однако, такие «дикие» с точки зрения развитости рынки, как Россия, вряд ли являются для них привлекательными.


Оценка вероятности поднять деньги из этого источника — 1

В отличие от западных коллег не могут входить в качестве LP в частные фонды, так как пока им это не разрешается им на законодательном уровне – слишком рискованно, с точки зрения государства, для наших пенсионных накоплений и страховых резервов. И РВК, и Роснано уже предпринимали попытки поднять вопрос об изменении законодательства, чтобы обеспечить возможность и тем, и другим комфортно и безопасно работать на венчурном рынке. Хочется верить, что в ближайшее время вопрос сдвинется с мертвой точки: премьер Дмитрий Медведев поручил ведомствам подготовить свои предложения на этот счет к ноябрю.


Оценка вероятности поднять деньги из этого источника — 0
Фонды фондов

Теоретически могут, но вероятность этого стремится к нулю. У западных фондов фондов нет никаких причин работать с нашей страной кроме, пожалуй, диверсификации портфеля, но эту задачу они пока успешно решают в Латинской Америке, Тайване и Индии.


Оценка вероятности поднять деньги из этого источника — 1

В России количество подобного рода структур — одна, это РВК. И все, что она могла вложить, она уже вложила: с ее участием, начиная с 2006 года, сформировано 15 фондов. Но на текущий момент ее инвестиционный цикл практически завершен, а продолжение активности пока под вопросом. В прошлом году была попытка пойти на второй круг, но с нюансом: с целью повышения эффективности работы фондов условия инвестирования были изменены. На сегодняшний день через них пока не «прорвался» ни один фонд.


Оценка вероятности поднять деньги из этого источника — 2
Корпорации

Теоретически западным корпорациям ничего не мешает инвестировать в российские фонды, но на практике количество подобного рода альянсов – почти один (Cisco – Almaz Capital). Наверняка есть и другие (непубличные) примеры, но их тоже единицы. Некоторые западные корпорации достаточно активно разворачивают венчурную активность у нас в стране, но предпочитают вместо того, чтобы отдавать деньги локальным венчурным фирмам в управление, действовать через собственные венчурные движки, как это делает, например, Intel (Intel Capital).


Оценка вероятности поднять деньги из этого источника — 2

Очень привлекательный источник капитала для венчурного рынка и теоретически доступный, но есть одно большое «НО»: вопреки международной практике наши корпорации предпочитают не передавать деньги во внешнее управление, а действовать самостоятельно, создавая венчурные практики внутри себя. Так, например, поступил Сбербанк, Ростелеком и ряд других крупных корпораций, включая ИТ (Softline Venture Partners, Qiwi Venture). Почему – отдельный вопрос, здесь много факторов от менталитета до недооценки сложностей венчурного бизнеса. Но главное – вполне обоснованное недоверие к фондам, которые еще не достаточно убедительно демонстрируют собственную эффективность.


Оценка вероятности поднять деньги из этого источника — 2
HNWI (High Net Worth Individuals) и family offices

Частные лица, обладающие свободными активами от 1 млн долларов. В России есть примеры фондов, которые смогли привлечь средства от частных западных лиц. Их немного, но определенный повод для оптимизма при работе с этой категорией, безусловно, есть.


Оценка вероятности поднять деньги из этого источника — 3

Согласно The Wealth Report в 2013 году обладателей состояния 30+ млн. долларов в России составило 1239 человек, и их число по прогнозом должно увеличиваться на 39% в год. Этот факт позволяется возлагать на этот сегмент самые смелые надежды. Но масштаб их реального участия в капиталах фондов пока не поражает воображение. Здесь нужно разбираться. Для начала вынесем за скобками тот факт, что для любого владельца больших денег существуют десятки альтернативных способов размещения свободных средств. Допустим, что интерес к венчурному инвестированию у них есть. Как будут развиваться события дальше? Владельцы небольших по меркам рынка капиталов (до $3 млн.) чаще всего становятся бизнес-ангелами. Им сложно смириться с тем, что они будут одним из 10 со-инвесторов, работающих на одинаковых условиях. А еще и management fee фонду платить надо! И к принятию решений их часто не допускают! В общем, для порядка поторговавшись, он в итоге отправляются в свободное плавание. Те же, кто располагает более весомыми суммами – см. раздел «корпорации» - тоже стремятся освоить венчурную практику самостоятельно.


Оценка вероятности поднять деньги из этого источника — 3
Банки и инвестбанки

Тоже могут, но вряд ли будут. У любого банкира есть широчайший спектр возможностей для инвестирования, и когда он думает о том, куда вложить деньги, то сравнивает все альтернативы по одинаковым критериям – надежности, доходности, политическим и экономическим рискам и т.д. не думаю, что у российских частных фондов есть шанс а) соответствовать им всем и б) выйти в лидеры по приоритетности.


Оценка вероятности поднять деньги из этого источника — 1

Банки по своей сути игроки консервативные, они предпочитают обычно активы с низким уровнем риска и более классические формы размещения денежных средств (не будем забывать, что venture capital относится к разряду альтернативных инвестиций). Но «смельчаки» среди них все-таки же есть. Самые отважные заходят на венчурный рынок, создавая собственные венчурные фонды, специализирующийся на сегменте финтех и не только. Такие структуры на сегодняшний день есть, у группы Life, Ocean Bank, банка ВТБ и ряда других. В общем, понять их можно (отчего не легче). Для многих венчурное инвестирование — это не столько способ заработать, сколько найти какие-то компании, которые в будущем можно будет использовать внутри своей группы. А это значит, что доверить фондам нужно не только деньги, но развитие собственного бизнеса. На это мало кто решится.


Оценка вероятности поднять деньги из этого источника — 2
Инвестиционные компании

Та же история. Российские венчурные фонды в списке приоритетных вложений западных инвестиционных компаний занимают почетное предпоследнее место. Ничего личного, вопрос стандартной оценки рисков.


Оценка вероятности поднять деньги из этого источника — 1

Могли бы, но не вряд ли будут. Клиенты российских инвестиционных компаний предпочитают менее рискованные и менее долгосрочные вложения нежели венчурные, например, коттеджные поселки в Подмосковье или футбольные клубы Британии.


Оценка вероятности поднять деньги из этого источника — 1
Foundations (общественные, частные, корпоративные национальные фонды)

Некоммерческие организации, которые поддерживает благотворительную деятельность и существуют на деньги, полученные от частных граждан или корпораций. Они, как правило, предоставляют гранты и существуют на доход, полученный от инвестирования. Это фонды, которые ориентированы, в первую очередь, на поддержку социальных сфер и могут вкладывать средства в профильные венчурные структуры, например, фонды, фокусирующиеся на проектах в области образования, медицины и т.д. Не думаю, что кто-то из них решиться передать деньги своих сограждан частной структуре из России.


Оценка вероятности поднять деньги из этого источника — 0

Я не знаю ни одного подобного прецедента в отечественной практике. И пока не могу представить, что, например, Фонду гражданских инициатив Кудрина придет в голову стать limited partner у Prostor Capital в силу того, что в нашем портфолио есть вполне себе социально значимые проекты (Dnevnik, Softrust). А вот почему – не знаю. По-моему, вполне логично. Может предложить им попробовать?


Оценка вероятности поднять деньги из этого источника — 0
Благотворительные фонды при организациях

На западе эта практика достаточно хорошо развита. Схема следующая: богатые спонсоры жертвуют средства некоммерческим организациям (фонд, траст), управляемым различными учебными (колледжи, университеты) или культурными (музеи, библиотеки, театры) или религиозными организациями. Эти средства вкладываются определенным образом, а часть полученных в итоге доходов может отдаваться в управление венчурным фондам.


Оценка вероятности поднять деньги из этого источника — 0

У нас в стране такой практики нет.


Оценка вероятности поднять деньги из этого источника — 0

Итого, что мы имеем на выходе:

— Ни одного 100%-о надежного источника денег. Одни не могут, другие не хотят, третьи — и то, и другое сразу.

— Тех, кто могут, но не хотят, надо убеждать. Но не словами, а результатами. Можно много пенять на санкции, но среди венчурных фондов в нашей стране нет ни одного, который прошел хотя бы 2-3 цикла «инвестиции-выход». Для западных структур это серьезный недостаток, который сводит на нет значимость бурного роста интернет-рынка и интернет-аудитории. Для российских — аргумент в пользу «лучше сделаю сам».

— Кто виноват — разобрались, а что делать — каждый решает сам. Думаю, что в любом случае все будет «по классике»: утром деньги, вечером — стулья. Сначала — доказать свою эффективность, а потом — поднимать новые деньги.


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно