Мария Илюшина

Кто отправится покорять Марс


Проект Mars One определился с сотней кандидатов для полета на Марс и создания человеческой колонии, о чем сообщает официальный сайт программы. Из этих ста человек в финальном раунде будут отобраны 24, которых объединят в группы по 4 человека для тренировок по тим-билдингу. 

Всего заявок на участие в Mars One подали более 200 тысяч человек. В следующий тур прошли 660, а в третий — 50 мужчин и 50 женщин. Среди кандидатов 39 человек являются жителями Северной и Южной Америки, 31 человек — из Европы, 16 — из стран Азии, 7 — из стран Африки и ещё 7 — жители Океании. Есть и пятеро россиян — 28-летняя Анастасия (журналист), 27-летняя Оксана (географ), 26-летняя Екатерина (тренер и психолог по образованию), физик Татьяна (32 года) и 24-летний химик Владислав.

Rusbase пообщался с одной из российских финалисток — журналистом Анастасией Степановой:

Анастасия Степанова, 28 лет, Москва

В чем вы видите основную миссию этого проекта? 

Во-первых, долететь до Марса, благополучно приземлиться и безопасно жить и осваивать новую планету. Во-вторых, показать людям, что нужно стремиться к высоким целям, к невозможному, к лучшему. Показать, какие выгоды нас ожидают от освоения космоса. 

Как вы решились отправить заявку, и какие у вас сейчас мысли и эмоции относительно прохождения в сотню финалистов?

Решаться не нужно было, я была рада сделать это. С момента участия в проекте жизнь изменилась. Я открыла для себя новый прекрасный мир, я поняла, что все возможно, самое главное не бояться, верить в себя и работать над достижением целей. Сейчас я просто рада и понимаю, что нужно еще больше стараться, чтобы пройти в следующий тур. 

Как к этому относятся друзья и семья?

Мнения разделились на 2 лагеря: поддержка и осуждение. Но это вполне нормально — жизненный баланс. 

Какой вы себе представляете свою жизнь на другой планете?

Очень трудной, рискованной, но безумно интересной!

Что будете делать, если не удастся полететь?

Не буду опускать рук и дальше добиваться своей цели — полет в космос. Займусь популяризацией науки и космонавтики, чтобы школьники выбирали профессии из этой сферы, чтобы они понимали ценность нашего мира и безграничность познания вселенной.

Также CNN пообщался с двумя отобранными участницами из Великобритании.

Элисон Ригби, 35 лет, Восточный Лондон

Ригби — химик по образованию и в настоящее время работает лаборантом в средней школе. Подать заявку ее заставила давняя любовь к космосу:

Я всегда интересовалась космосом, так как росла в 80-е, наблюдая за запуском шаттлов, но всегда была уверена, что космические путешествия — только для американцев. Когда я узнала о такой возможности, то мне просто необходимо было попробовать.

Она признается, что не все были рады ее решению:

В целом реакция друзей и семьи была очень положительной, когда я сказала, что прошла в сотню финалистов, но это будет тяжело для моей мамы. Я еще не сказала ей.

Заявку Ригби подала в 2013 году, и ее мать была уверена, что ее дочь выберут для миссии, поэтому выступала против этой идеи.

Это, конечно, вызывает во мне сомнения, но я считаю что обязана большому количеству людей.

По ее мнению, вся цель миссии — вдохновить новые поколения, и она обязана сделать это для тех, кто отправится на планету после нее. Ригби также скептически относится к тем, кто считает идею заранее провальной:

Пионеров чего-либо всегда высмеивают, но я делаю это во благо и принесу пользу большому количеству людей, а не просто буду сидеть дома и радовать свою мать.

Чувство ответственности и любовь к делу — именно то, что позволило Ригби пройти дальше. В своей видео-заявке она произнесла заготовленную речь, в которой описывала свое видение программы Mars One как огромного блага для человечества. Она прошла стандартное медицинское обследование и 15-минутное интервью, в котором ее спрашивали о предыдущих миссиях на Марс — на все вопросы она ответила верно.

Конечно, я боюсь. Это то, что никто никогда до этого не делал, прыжок в неизвестность. Когда люди спрашивают меня, зачем я отправляюсь на Марс чтобы умереть, я отвечаю, что мы все умрем, важно то, что мы сделаем перед смертью.

Клэр Уидон, 27 лет, Кент

Уидон работает менеджером и не хочет до конца своих дней вести офисную жизнь с девяти до пяти: 

Я хочу войти в историю, я хочу иметь возможность сказать, что я сделала что-то для будущего человечества.

Научного образования у Уидон нет. Ее брат также подавал заявку, но не попал в сотню финалистов. 

Мой брат теперь мне завидует, но другие члены семьи и друзья очень гордятся мной.

Единственное исключение здесь — молодой человек Клэр, который против ее космического путешествия.

По мнению Уидон, пройти ей позволили ее навыки командной работы — на своей нынешней работе она трудится в отделе из четырех человек (именно такого размера и будет финальная команда, которая отправится на красную планету). 

Когда я думаю об этом всерьез, мне становится страшно, но не отталкивает меня от этой идеи — наоборот, я чувствую какой-то драйв. 

Однако неизвестно, удастся ли этой четверке действительно отправиться в космос. Исследователи в MIT поставили под сомнение жизнеспособность проекта, к тому же программа пока не собрала нужное количество средств ($6 млрд). Проект не спонсируется ни одним государством. В 2013 году на Indiegogo была запущена кампания по сбору денег, но привлечь удалось лишь $300 тысяч из заявленных $400 тысяч. Также основатели миссии хотят привлечь средства, продав права на трансляцию такого своеобразного реалити-шоу о колонизации Марса. 


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно