Мария Подлеснова

Notamedia: «Мы не просто новый инвестор в сфере wellness»

Известное в рунете агентство Notamedia, занимающееся разработкой сайтов для органов власти и созданием медиа-продуктов, выходит на рынок венчурных инвестиций.


Важно выбрать правильное время и место для таких заявлений. Глава Notamedia Сергей Оселедько вот уже полгода общается с нами на тему инвестиций в стартапы. Поэтому я решила выпустить это интервью, чтобы представить рынку нового игрока.

Пара слов о Сергее Оселедько

Сегодня он управляющий партнер digital-агентства Notamedia. Большую часть своей жизни (свыше 20 лет) посвятил сфере IT. Успел поработать программистом, техническим директором, директором по маркетингу, директором по продуктам, генеральным директором.

7 лет назад он пришел в Notamedia как наемный менеджер для развития бизнеса, а в итоге стал совладельцем. Под руководством Сергея Notamedia стало одним из крупнейших российских digital-агентств. Они перешли из 6-го десятка в топ основных рейтингов, повысили капитализацию в 10 раз. За 11 лет работы агентство реализовало более 300 проектов, среди самых известных клиентов — «Эхо Москвы», «Независимая газета», ВТБ24, 1С, «Роснефть» и НЛМК. 

 


Мария: Сережа, давай начистоту. Ты полгода ходишь и говоришь: «Марусь, мы хотим инвестировать в стартапы». Зачем? Чтобы что? Это веяние моды? Ты хочешь быть на волне со всеми? 

Сергей:  Давай сначала о том, кто мы такие. Агентство Notamedia делает цифровые медиа, создаёт медиа-пространство. То есть мы берем любую информацию, которая есть, и делаем из нее медиа. При этом медиа для нас — это не только СМИ. Это пространство коммуникации с людьми, а не контентный сайт, где есть редакция. Основной наш клиент – государство (больше 70% выручки) и СМИ (медиа- и коммуникационные проекты).  Важно отметить, что мы — не студия, а именно агентство, потому что предлагаем немного другой уровень сервиса, чем просто создание сайтов. 

Мария: Какие именно медиа (сайты) вы создаете для госорганов и для кого?

Сергей:  Для ведомств, министерств и для регионов. Государственные сайты — это тоже по большому счёту медиа. Просто там в качестве редакции, как правило, выступает пресс-служба. На каждом сайте есть новостная история, поэтому они по бизнес-процессам и по функционалу мало чем отличаются от СМИ. Вот к примеру, сайт mos.ru — наш самый новый продукт. 

Мария:  А если говорить про 30% медиа-клиентов?

Сергей: Это больше полутора десятка разных СМИ: от «Эха Москвы» до «Независимой газеты», до тех же «Актуальных комментариев» и «BIZ 360». Мы не просто их создали и отдали владельцам, а отвечаем полностью за их поддержку и развитие. 

Мария:  А можешь назвать то медиа, которым ты больше всего гордишься? 

Сергей:  «Дилетант», наверное, мне больше всего нравится.


Мария:  Красиво. Хорошо. Вот вы делаете медийные проекты, и вдруг решили, что теперь будете инвестировать? Во что? 

Сергей:  Мы решили, что нам нужно куда-то двигаться.  Расти именно как Digital-Production дальше — сложно. Поэтому надо расти как-то горизонтально либо в какие-то новые сегменты выходить. И тут есть два подхода: строить с нуля, или…

Мария:  ... делать что-то в синергии с агентством.

Сергей:  Конечно! Вокруг Notamedia сформировался клуб партнеров, которые доверяют нам, как экспертам, и готовы соинвестировать. 

Мария:  Откуда деньги? 

Сергей:  Во-первых, мы инвестируем свои деньги. Бизнес Notamedia прибыльный и позволяет нам развиваться в таком направлении, как инвестиции и покупка интересных технологий. Во-вторых, вокруг Notamedia сформировался пул друзей, которые нам доверяют и готовы вкладывать деньги в эту историю. 

Мария:  То есть вкладывать хотите и деньги друзей?  При этом у тебя нет опыта управления чужими деньгами, но вы берете на себя такую ответственность? 

Сергей:  Берём.  К тому же в команде есть человек, у которого есть такой опыт управления. Важно понимать, что помимо денег мы инвестируем нашу ценную экспертизу и опыт. Как никто другой мы знаем все о создании проектов, как они развиваются, какие есть подводные камни. Поэтому кроме денег мы планируем вкладываться и «руками», а именно талантливой командой разработчиков, креаторов и маркетологов.

Мария: В какие индустрии ты и твои партнеры готовы вкладывать деньги? Первое — это медиа, да?

Сергей: Медиа – безусловно.


Мария: Медиа – это что? Я придумала новое СМИ и бегу к вам? Дадите денег?

Сергей:  Нет, СМИ как продукт нас не интересует. Нас интересуют технологии для СМИ. Например, если это продукты, которые:

  • позволяют монетизировать медийный трафик;
  • реализуют новые рекламные модели в рамках медиа;
  • привлекают и управляют трафиком;
  • облегчают процесс производства медийного контента.

Вторая история — это диджитал, технологии для социальных сетей. Реклама вполне себе тоже да. То есть интересны такие проекты, как Relap или K50.

 

Мария: А твоя задача покупать команду целиком? Вы будете выкупать долю? Или брать чужие технологии и внедрять в свои продажи по модели revenue share? Какая стратегия инвестирования?

Сергей:  Возможно всё. Мы — не фонд. Мы не покупаем для того, чтобы потом перепродать. Мы покупаем для того, чтобы а) заработать и б) чтобы это дало рост нашему основному бизнесу. Важно, чтобы и мы и команда стартапа понимали, как зарабатывать.

 

Мария: А сколько сейчас для меня как для заказчика обойдется медиа-продукт у вас? Сроки?

Сергей: По-разному. В среднем от 1 млн до 5 млн рублей и 6 месяцев производства.

 

Мария: Соответственно, если есть сервисы/технологии, которые помогут тебе как поставщику делать медиа-продукты быстрее, то вы купите?

Сергей: Конечно-конечно. Мы готовы.


Мария: Так. Заинтересуй меня еще как-нибудь, как создателя технологии. Что ты мне как «инвестор» можешь предложить еще?

Сергей: Деньги.


Мария: А еще?

Сергей: Мы можем дать выход на крупных заказчиков, как из медиа, так и из государственного сектора. Мы можем дать экспертизу в продакшене и помочь доработать какие-то компоненты или интегрировать новую технологию в большие системы потенциальных клиентов. В конце концов, у нас есть контакты, которые могут открыть большие и короткие перспективы к важному стратегическому партнерству.


Мария: Допустим, я тебе поверила. Теперь расскажи нашей аудитории, если вы такие сами с продакшеном, может вам достаточно просто идеи? Что ты вообще думаешь о поиске инвестиций под голую идею? 

Сергей: На этой стадии бизнес-стратегия и планы редко реализовываются.


Мария: Поэтому, ребята, те у кого только идея, к Оселедько не идём.

Сергей: Не идём.


Мария: Давай поговорим о цифрах. Сколько ты готов вкладывать в одну компанию? На каких условиях?

Сергей:  Мы рассматриваем для себя оптимальную долю как 35% от молодой компании. Чтобы, с одной стороны, иметь по-прежнему мотивированную команду, и при этом иметь потенциал для синергии этого бизнеса с нашим. Диапазон нашего чека в проект — от $500 тысяч до $3 млн.


Мария:  Ты хочешь выкупать долю основателя (cash out) и продолжать его дело, или это будут инвестиции на новые совместные продукты?

Сергей: Возможно и то и другое, зависит от конкретной ситуации. В каких-то случаях это может быть одновременно и так, и так. Мы какую-то часть готовы давать деньгами, какую-то часть — маркетингом, экспертизой, клиентами.


Мария:  Хорошо. С медиа разобрались. Причем здесь медицина?

Сергей: Как я уже говорил, Notamedia не только свои деньги вкладывает. Это особое пожелание одного из наших партнеров. Ему эта тема очень интересна, причем интересна настолько, что может быть даже ради этого сегмента, в котором он и мы ожидаем некий бум. Это не совсем медицина, это скорее wellness. Это digital (включая гаджеты, датчики и проч) для здорового образа жизни, для улучшения качества жизни.


Мария: А это B2C или B2B?

Сергей: В первую очередь B2C.


Мария: На какой стадии?

Сергей: Здесь можно даже рассматривать стадию идеи и прототипа. То есть проект-прототип, которому есть шесть месяцев, имеет шансы.


Мария: Тогда мы опять возвращаемся к вопросу инвестирования на стадии идеи. Что ты думаешь про людей, которые боятся рассказывать свои идеи из-за страха, что их украдут?

Сергей: Если боишься — не рассказывай никому. Тогда берись и делай. Понятное дело, что мы можем и NDA подписать, намерений воровать идеи у нас нет. Но в моём мире идеи сами по себе ничего не стоят. Ценны идеи, за которыми стоит конкретная команда единомышленников, когда есть хотя бы какие-то конкретные производственные, финансовые и маркетинговые планы.


Мария: У тебя нет вообще экспертизы в околомедицинских стартапах. Как ты будешь принимать решение? По принципу «нравится — не нравится»?

Сергей: Да, это будет абсолютно эмоциональное решение. А иначе как?


Мария: Неожиданно откровенно. Спасибо. А тогда опиши мне портрет предпринимателя, который предложит тебе проект в области wellness. Это должен быть врач? Спортсмен?

Сергей: Для нас гораздо важнее его предпринимательские «скиллы». Или, по крайней мере, впечатление, которое он производит как предприниматель. Не наука.


Мария: У тебя есть правило «Я никогда не дам денег…» — кому?

Сергей: Я могу себе представить ситуацию, когда я дам денег любому, если он принесёт то, что мне безумно понравится. Сам человек играет не главную роль.


Мария: Мы в прошлом году делали исследования, и 90% инвесторов ключевым фактором называли именно качества самого человека. А ты говоришь, что тебе важнее продукт.

Сергей: Да.


Мария: То есть даже если тебе не понравится человек, но понравится его технология, то — вперед? Как же ты с ним будешь работать?

Сергей: Поскольку я не собираюсь покупать контроль, мы с ним договоримся о зонах ответственности. Понятно, что есть базовые вещи: я должен ему доверять. Если он, например, курит, пьет и матом ругается, то с этим я смогу жить, несмотря на свои вегетарианские и прочие убеждения.


Мария: Как вы в такое время решаетесь давать деньги?

Сергей: А какая альтернатива? Тем более рынок сейчас становится рынком инвестора, а это удобно.


Мария: Сейчас на рынке сейчас очень много компаний, находящихся в так называемой «долине смерти». Они запустили свой продукт, первых клиентов получили, но в ноль еще не могут уходить, либо ровно в ноль и живут.  У тебя к таким компаниям больше лежит душа, потому что они дешевле?

Сергей: В первую очередь, да. Во-вторых, у нас есть инфраструктура, которой мы можем помочь (разработчики, клиентские заказы и т.д.). Поэтому мы, в отличие от фонда, можем поддержать не только деньгами.


Мария: Спасибо за беседу. А те, кто дочитал до этих строк, могут написать письмо Сергею Оселедько и предложить ему свой стартап.
Свяжись с героем материала
Notamedia ищет стартапы
Notamedia ищет стартапы
связаться
Rusbase Connect: медиа как сервис

comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно