Никита Стаценко

Мы готовы инвестировать в производство — Владимир Шаталов, «Промсвязьбанк»

Куда идти за инвестициями на кафе и прачечные и почему фонд «Промсвязьбанка» и «Опоры России» заинтересовался бизнесами на производстве — в разговоре с Владимиром Шаталовым из «Промсвязьбанка».


В СМИ чаще можно прочитать о каком-нибудь инновационном стартапе, нежели о «обычном труженике». Наукоемкие проекты, IT и т. д. — это, безусловно, важно для развития страны. Но не отменяет необходимости развивать производство товаров и услуг, которые нужны каждый день. Финансовые институты на такой сегмент экономики смотрят с опаской, особенно на молодых предпринимателей, решившихся открыть кафе или прачечную. Риски невозврата средств, отсутствие у молодых опыта осложняют диалог бизнеса и инвесторов.

Проектами в сфере инноваций занимаются специализированные фонды — Фонд Бортника, бизнес-инкубаторы, технопарки. А вот у предпринимателей из реального сектора экономики гораздо меньше возможностей.

Один из немногих проектов в этой сфере — Венчурный фонд, созданный 3 года назад общественной организацией «Опора России» и «Промсвязьбанком». Фонд называется «венчурным» не в классическом понимании этого термина. Фонд ориентируется на малые бизнесы, которые не могут получить кредит в банке, так как являются для банков проектами с высокими рисками.

Фонд выбрал для себя нишу – помощь молодым (от 18 до 35 лет) предпринимателям, которые уже создали успешный бизнес и планируют расширять производство или выходить на новые рынки.

Фонд предоставляет предпринимателям финансирование за долю в проекте, которую предприниматель обязуется выкупить в будущем.

Общий размер фонда — 300 млн рублей. Сумма инвестиций в один проект — от 1,5 до 10 миллионов рублей.

Об особенностях работы с малыми предпринимателями рассказывает заместитель председателя правления «Промсвязьбанка», руководитель блока «Средний и малый бизнес» Владимир Шаталов.

Стоит ли вкладываться в проекты, где коммерческая отдача не так очевидна?  

Одно не противоречит другому. Венчурный фонд — для «Промсвязьбанка» это даже не отдельная программа кредитования, а, скорее, социальный проект с коммерческой отдачей на перспективу. Мы ориентированы на развитие сегмента малого и среднего бизнеса, где, как банк, хотим увеличить свой портфель.

Как много предпринимателей, которым Фонд поверил за первые три года работы?

Мы проинвестировали больше 100 млн рублей. На данный момент в портфеле Венчурного фонда 25 сделок из разных городов России.

У нас нет задачи просто раздать деньги. Мы хотим поддержать эффективных ребят и ожидаем, что 80% наших «подопечных» покажут отличный результат. Скажем честно, на рынке не так много интересных проектов и профессиональных молодых предпринимателей.

Троих мы выделяем особенно, потому что им уже удалось совершить «выход» — продажу нашего пакета акций.

Давайте уточним. Социальная миссия проекта не означает, что Фонд выдает гранты. Проценты банку всё-таки придется платить?

Все верно. Проект должен быть прибыльным и дохода должно хватить и инициатору, и фонду. Что касается процентной ставки, то она в нашем случае очень гибкая, влияют различные параметры сделки. График возврата инвестиций — здесь мы придерживаемся индивидуального подхода.

Привлекать инвестиции от нас имеет смысл, если предприниматель уверен в своих силах и сумма будущей прибыли в 1,5-2 раза больше стоимости инвестиций.

В инвестиционной декларации зафиксирована минимальная стоимость финансирования — 25% годовых. Сравнивать со ставкой по стандартному банковскому кредиту некорректно, так как наши клиенты не имеют возможности его получить. Причины разные — малый срок существования бизнеса, отсутствие достаточного оборота денег и прибыли для обслуживания запрашиваемого кредита и т. д.

А какие три проекта уже осуществили «выход»?

Первый — наш самый крупный проект, «Велодрайв» из Санкт-Петербурга. Его инициатор Кирилл Остапенко первый предпринимательский опыт получил в студенчестве, когда перепродавал сотовые телефоны. Во время поездки в США по программе Work&Travel пришлось купить велосипед, чтобы добираться до работы. Идея бизнеса пришла после ДТП, в котором он повредил средство передвижения. Оказалось, что починка — недешево. Вернувшись в Россию, Кирилл организовал веломастерскую и точку продаж вело-аксессуаров. Постепенно из одной точки продаж предприниматель развил целую сеть. Мы инвестировали в ее развитие 10 млн рублей. Сейчас «Велодрайв» продает собственную франшизу. За 10 лет предприниматель прошел путь от вело-палатки на окраине до развернутой сети магазинов с выручкой 200 млн рублей в месяц.

Сегодня Кирилл остался с «Промсвязьбанком» – перешел на стандартные условия кредитования.

Вторая история «выхода» – это компания «НИКо» из Вологды. Супруги Наталия Корепина и Юрий Попов с 1998 года вели  семейный бизнес — торговля продуктами питания. Сначала была одна точка, постепенно появились четыре собственных капитальных магазина. Средства фонда помогли завершить большой проект — открыть торговый центр в одном из активно развивающихся районов Вологды, приобрести торговое и техническое оборудование. Фонд инвестировал 4,4 млн рублей сроком на 3 года. При рассмотрении сделки на инвестиционном комитете в качестве одного из плюсов проекта была отмечена низкая зависимость от импортных товаров (всего 15% в структуре продаж компании). Подобное распределение ассортимента в текущей ситуации позволяет минимизировать валютные риски в торговле.

К концу 2015 года вологодские предприниматели досрочно погасили инвестиции фонда, выкупили все доли. В таком бизнесе, наверное, каждый предприниматель стремится остаться единственным выгодополучателем.

И, наконец, третий знаковый для нас проект — ориентированная на студентов новосибирская прачечная самообслуживания «Баба-Шура». Эту компанию собственники выставили на рынок и продали по выгодной цене, которая позволила рассчитаться с фондом. На самом деле, это «штучный» для российского малого бизнеса кейс.

Новых заявок на фоне кризиса поступает меньше?

Нет смысла лукавить: влияние кризиса ощутимо. Открыв фонд, за 2013-й год мы собрали около полутора тысяч заявок. И большинство сделок уходят корнями в этот период.

В 2014 году резко изменился характер поступающих заявок. Предприниматели из сферы услуг и торговли стали обращаться в поисках инвестиций не на развитие, а для пополнения оборотных средств — задачей номер один стал не рост, а спасение текущего бизнеса. Это не наш фокус.

Фонд готов подставить финансовое плечо тем, стремится нивелировать валютные риски, вкладываясь с оборудование и технологии. Предприниматели долгое время считали, что нужно наладить продвижение, а не менять процессы в корне.

Вы как-то изменили фокус все-таки?

В 2015 году вектор поддержки сместился в сторону импортозамещения, производственных проектов. Заявления Правительства подталкивали предпринимателей обратить внимание на эту отрасль. И мы увидели, что бизнес действительно меняет приоритеты, строит планы на той сырьевой базе и рынках сбыта, которые доступны сейчас. Минимум импортной составляющей в себестоимости – максимальная ориентация на экспорт.

Мы готовы вкладывать в производство. Сейчас всерьез рассматриваем ряд заявок.

Сейчас мы смотрим в сторону небольших производств. Производственный сектор не такой простой с точки зрения организации процессов, но за ним, очевидно, будущее.

Что нужно, чтобы Фонд поверил в ваш продукт? В первую очередь вы сами должны верить в него и уметь аргументированно доказать свою идею на всех уровнях. При этом не стоит приукрашивать реальные показатели проекта. Их легко проверить. Наш выбор — честные молодые предприниматели, которые трезво оценивают ситуацию.

Бизнес по франшизе — наверное, тоже антикризисный вариант? Проверенная модель снижает риски. Фонд ведь инвестирует во франшизы?

Мы поддерживаем открытие бизнеса на условиях франчайзинга, а также покупку готового бизнеса.

Но настоятельно советуем предпринимателям не расслабляться и самостоятельно анализировать перспективы проекта на конкретной территории.

У нас в портфеле есть показательный кейс. В октябре 2014 года молодые предприниматели Олег Родионов и Дмитрий Астафьев решили открыть в Чите бар «Дорогая, я перезвоню». Получили средства, купили мебель, кухонный инвентарь, оформили помещение, выучили персонал, открылись. Но реальные финансовые показатели заведения сильно отличались от заявленных франчайзером. Совместно с предпринимателями мы стали анализировать, почему клиент не идет в бар. Пришли к выводу, что менталитет в Чите сильно отличается от столичного. Не оценили посетители атмосферу, концепт — он не соответствует местным привычкам, хотя сами собственники заведения очень верили в формат. Одним словом, недостаточно проработали целевую аудиторию.

После довольно продолжительных переговоров было принято нелегкое решение — заведение адаптировали к территории, отказавшись от франшизы. И финансовые показатели растут.

Так что франшиза – не панацея. Важна активная позиция самого предпринимателя.

Но молодому предпринимателю не всегда хватает компетенций…

Хочу еще раз обратить внимание, что мы не работаем с теми, кому нужно объяснять азы ведения бизнеса. Вы правы, большинству наших молодых предпринимателей для развития проектов требуется экспертная поддержка. И они могут на нее рассчитывать.

Консультации и наставничество — большое поле деятельности фонда. Мы поводим мастер-классы, организуем столы по разным темам, учим бизнес-планированию.

Практически все 25 наших проектов под давлением кризиса скорректировали бизнес-модели, хотя мы все вместе проверяли и утверждали их на старте.

Будут ли меняться условия выдачи инвестиций?  

Нет, мы не планируем изменять инвестиционную декларацию.

Продолжим курс на усиление консалтингового направления. В финансировании сейчас делаем ставку на производственные проекты. Было бы отлично инвестировать минимум в 10 компаний в 2016 году. Сейчас специалисты фонда детально изучают меры поддержки, которые предусмотрены для российских производителей.

По теме:

Как и где продать готовый бизнес?

Где взять деньги на бизнес, если он не имеет отношения к IT

Как получить поддержку от Венчурного фонда Промсвязьбанка

Куда идти за госденьгами


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно