Анна Соколова

Виталик Бутерин: Я верю в будущее блокчейна и Ethereum в России

Жизнь и взгляды русского блокчейн-гения


В свои 19 лет наш бывший соотечественник Виталик Бутерин переосмыслил блокчейн, созданный мифическим Сатоши Накамото вместе с биткоином. Он начал разрабатывать собственную блокчейн-платформу Ethereum, которая позволяет программистам создавать децентрализованные приложения.

Запуску платформы предшествовали $100-тысячный грант от знаменитого инвестора Питера Тиля, награждение Виталика премией World Technology Awards и невиданная краудфандинговая кампания (почти $20 млн за две недели).

В марте этого года капитализация проекта превысила $1 млрд (сейчас она составляет $928 тысяч). Сегодня с Ethereum сотрудничают Microsoft и 40 крупнейших банков мира. Криптовалюта Ether заняла второе место после биткоина. На базе Ethereum создано более 200 блокчейн-приложений.

На днях Виталик Бутерин прилетел в Москву, чтобы пообщаться с российскими блокчейн-энтузиастами, бизнесменами и высокопоставленными чиновниками. Rusbase побывал на конференции Ethereum Russia 2016 и записал самые яркие тезисы звезды блокчейна.

О себе

Я родился в России, первые 6 лет своей жизни прожил в Коломне, потом переехал в Канаду. С компьютером я игрался с раннего возраста, писал всякие макросы в Excel. В 10 лет папа (Дмитрий Бутерин работает в софтверной компании Wild Apricot, — ред.) подарил мне несколько книжек по программированию. Когда мне было 12, я начал писать на C++, использовал библиотеку Allegro. Сначала писал простые игрушки, затем начал делать игры сложнее. Потом написал такую сложную игру, что, кажется, только я и еще один человек в мире победили туториал. У меня две маленькие сестры: одной четыре, другой семь. Я закончил школу в Торонто, потом пошел там в университет, но через восемь месяцев его бросил, чтобы заниматься блокчейном.

О биткоинах

О биткоинах я впервые узнал в 2011 году от папы. Когда он рассказал мне о них, я подумал: это же просто цифры в компьютере, у них нет никакой внутренней стоимости, как они могут быть валютой? Потом через три недели еще раз услышал, потом еще раз, решил посмотреть и начал проникаться. Я прошел весь процесс: сначала пошел на биткоин-форумы, потом начал зарабатывать биткоины написанием статей. Помню, как заработал 8,5 биткоинов и потратил их на футболку. Это оказался очень интересный эксперимент. Я увидел, как это перестраивает экономику. Меня всегда интересовали открытость и свобода.

Как родился Ethereum

В 2012 году я бросил университет и путешествовал по разным местам, где были биткоин-проекты. В конце концов я доехал до Израиля. Там много людей сфокусировалось на концепции применения блокчейна для других вещей, кроме монет. Проекты были интересные, но они были сделаны как швейцарский нож. Разработчики предлагали создать отдельные протоколы для каждого применения блокчейна, специальные виды транзакций. Я быстро понял, что это очень ограничивает.

Мне пришла идея сделать универсальную платформу с внутренним языком программирования, чтобы на нем можно было написать любое приложение. Я написал white paper и разослал 15 друзьям для критики, они переслали ее своим друзьям. За две недели около 20 человек ответили мне, что проект интересный и они хотят помочь с программированием, маркетингом, созданием стартапа. Так что круг единомышленников собрался очень быстро.

Некоторые члены команды хотели коммерческой реализации Ethereum, но мы выбрали некоммерческий подход. Чтобы люди приняли проект, нужна была система, которая не принадлежит никому. Деньги на реализацию мы получили путем краудсейла: люди посылали нам 1 биткоин и получали за него 2 тысячи эфиров. Так мы получили 30 тысяч биткоинов, которые использовали на зарплаты программистам.

О команде

Наша команда насчитывает 30 человек. Она разбросана по всему миру. Наша штаб-квартира находится в Швейцарии (офис на 3-4 человек), у нас есть офис на 5-7 человек в Берлине, офис в Амстердаме, есть отдельные разработчики из Канады, Китая, Польши, России и Бразилии. Я знаю в лицо практически всех. Хотя у нас есть руководители, структура управления более горизонтальная, чем в других организациях.

О комьюнити

Численность сообщества вокруг Ethereum сложно оценить. Это как с языком Эсперанто — кто-то знает на нем пять слов, кто-то может говорить. Я знаю, что 250-300 человек делают на Ethereum проекты фултайм. А в нашем блокчейне около 100 тысяч аккаунтов. Правда где-то посередине.

Над чем Ethereum работает сейчас

Сейчас основных приоритетов несколько. Это программное обеспечение для работы с эфирами, developer tools (инструменты для разработчиков, - ред), которые помогают программистам, и исследования — нам нужно придумать, как будет работать следующая версия Ethereum, какие нужны апгрейды блокчейн-протоколов, масштабируемость и приватность.

На что живут

Сотрудники Ethereum Foundation получают зарплаты за программирование. Тех денег, которые у нас есть, хватит на четыре года работы команды. У нас расходы $2,3 млн в год, а денег осталось $13 млн. Так что краткосрочной потребности в деньгах у нас нет.

О любви к путешествиям

Зачем я сам такой децентрализованный? Мне нравится, что наше комьюнити глобально, и нет места, которое сильнее остальных. Я много путешествую, потому что люди обращаются, хотят использовать блокчейн, хочется приехать, посмотреть и помочь. Да и просто в плане разработки своей платформы важно разговаривать с людьми и понимать, чего они хотят. Я сейчас приехал из Лондона, где встречался с компаниями и представителями британского правительства, а после Москвы поеду в Пекин.

Об узком месте блокчейна

Увеличение пропускной способности — один из больших вопросов для нас. Невозможно произвести финансовую революцию при 3 или 15 транзакциях в секунду. У нас есть стратегия увеличения количества транзакций в секунду в сто и даже тысячу раз, но для этого нужны исследования и тестирование.

В чем сила Ethereum

Первое преимущество нашей платформы — универсальность. Она дает возможность сделать огромное количество приложений. Это цифровая собственность, финансовые контракты, регистрация нефинансовой информации, хранение данных и другие. Второе важное преимущество — легкость и быстрота разработки. Программисты говорят нам, что им легко разрабатывать приложения на Ethereum. Сообщество будет расти именно за счет простоты. Если 2016 год — это год экспериментов и тестов, то в 2017-2018 мы увидим большие проекты.

Даже не важно, какие применения блокчейна сработают, а какие нет. Платформу все равно можно будет использовать. Идея такая, что не я и не программисты выбирают направления развития Ethereum, а это выбор комьюнити, что им строить. Сегодня это одни приложения, завтра могут быть другие.

О публичности

Когда я начинал проект, я написал больше 400 статей в Bitcoin Magazine. Если бы я попытался быть анонимным, статистический анализ меня бы вычислил через неделю.

Почему Ethereum написан на трех языках

Мы писали проект сразу на трех языках — Gogo, Python и C++. Множественность клиентов очень помогает нам с тестированием. Проблема биткоина — централизация разработки. Одна команда разрабатывает главный биткоин-клиент и имеет большой уровень контроля. А у нас всегда был такой подход, чтобы программисты одной версии не получали права контролировать протокол. Это делает наш протокол децентрализованным.

Когда блокчейн пойдет в массы?

Раньше всего блокчейн придет в финансовую индустрию, потому что она уже активно с ним экспериментирует. Думаю, уже в следующем году начнется масштабное применение. То же самое — с хранением информации о собственности. Хотя мне кажется, что все направления будут идти параллельно. Вопрос не в том, в каком состоянии сейчас находится та или иная индустрия, а в том, насколько быстро эта индустрия сможет двигаться.

Думаю, быстрее блокчейн будет внедряться в ИТ, где можно просто написать программу и сразу использовать, более медленно — там, где блокчейн нужно будет долго интегрировать с реальным миром. Неизвестно, где это будет. Есть много городов, где сильно продвигается блокчейн — в Нью-Йорке, Сан-Франциско, Лондоне, Китае, Сингапуре, и здесь (в России, — ред.) есть немало возможностей. Технология будет развиваться децентрализованно.

Советы стартаперам

Я рекомендую всем обратиться к Питеру Тилю. Thiel Foundation каждый год находит 20-25 человек, которые делают интересные вещи, и выплачивает им $100 тысяч за два года. Эти 4167 долларов в месяц дают вам возможность использовать все ваше время, чтобы реализовать проект.

Конкурс там не очень большой. Три года назад в нем участвовали 500 проектов (сейчас больше). Три года назад нужно было просто заполнить форму и у тебя был шанс 2,7% получить $100 тысяч. Сейчас претендентов чуть больше, но все равно. И они открыты для проектов из разных стран мира.

Университет помогает получить знания, но это не для всех. Есть люди, которым лучше заниматься своими проектами. Они могут учиться самостоятельно и получать знания из опыта, а не из школы. Питер Тиль ищет именно таких людей. Многие идут в университет ради диплома, а Thiel Foundation дает высокий статус вместо университета.

Как сделать свой Ethereum

Сейчас я расскажу за 30 секунд, как любому русскому программисту сделать аналог Ethereum. Ему нужно посмотреть наш код (он весь открытый), пойти на страницу Ethereum на Github и нажать на кнопку Fork.

О России

Я верю в будущее блокчейна и Ethereum для России. Я приехал в Россию впервые за последние 5 лет и сильно впечатлен. В Москве сильное комьюнити. Вот эту большую конференцию смогли сделать меньше, чем за месяц. Такие же проходят в Нью-Йорке и Сан-Франциско.

О российских разработчиках

У российского образования есть немало преимуществ. На международных хакатонах 20% команд говорят по-русски. Я сам участвовал в олимпиадах по математике и информатике, и там все так же: американцы, китайцы и русские. Хотя доля русских самая маленькая, но она там есть, важно этого не забывать. Нужно продолжать поддерживать предпринимательство, чтобы люди не боялись пробовать новое. Это касается не только блокчейна, а информационных технологий в целом.

Как блокчейн поможет миру

Блокчейн решает проблему манипуляций. Когда говоришь об этом на Западе, многие отвечают, что доверяют Google, Facebook или банкам. Но в остальном мире такого доверия к организациям и корпорациям нет — это касается Африки, Индии, Восточной Европы, России. Я не говорю о тех местах, где люди уже совсем богатые.

Вот в странах, которые этого уровня пока не достигли, возможности блокчейна самые большие. Я считаю, что эта технология, если все правильно сделать, может стать частью истории. Благодаря блокчейну многие страны смогут очень быстро повысить уровень своей инфраструктуры.

О будущем

Хочется верить, что через 10 лет Илон Маск уже будет на Марсе.


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно