Мария Подлеснова

Добрый бизнес в Москве. «Знакомые уже заражены моей идеей»

Недавно СМИ писали о социальном проекте Providence Mount St. Vincent (Сиэтл, штат Вашингтон), где в одном помещении совместили  дом престарелых и детский сад.  Я не могла пройти мимо. Мне хватило нескольких «рукопожатий», чтобы найти такой же пример в России, а именно — в Москве.  

Мой герой — Наталья Перязева — создатель проекта «Сказки у камина», который базируется в детском саду «7 гномов» и отеле для пожилых «Дом у Парка».


Создатель проекта «Сказки у камина» Наталья Перязева с детьми

«Сказки у камина» — это почти рождественская история о том, как современным детям иногда не хватает старшего поколения. Особенно остро это чувствуется в Москве, где многие молодые семьи растят детей без бабушек и дедушек, которые живут за сотни и тысячи километров. 


Наталья, спасибо вам за то, что вы делаете. И я понимаю, что ваша история уже замечена многими компаниями и медиа. Вот пришла и очередь Rusbase говорить с вами про добрый, социальный, но всё-таки бизнес. Верно?

Наталья: Если углубиться в значение термина «социальное предпринимательство», то мы узнаем, что для для такого вида безнеса характерно все, что отличает любой бизнес, но базируются такие компании на полезных для социума направлениях. Конечно, социальное предпринимательство и сверхприбыль — понятия едва ли совместимые, но такие проекты должны быть, как минимум, самоокупаемыми, как максимум, нести устойчивую прибыль.

Такая модель используется где-то еще в России? Вы сами как пришли к этой истории? 

Наталья: О существовании подобного опыта в России мне пока не известно, хотя я знаю, что некоторые предприниматели из моих друзей в социальных сетях уже заражены моей идеей и хотят продвигать ее у себя в регионах.

Сама я к идее проекта пришла, как ни удивительно, через опыт своей семьи — около года назад, перед рождением младшего ребенка мы стали жить совместно с бабушкой наших детей — мамой моего мужа. Наша бабушка уже весьма почтенных лет — это и стало основанием для объединения.

Однако после рождения сына мы заметили завидные метаморфозы сразу у нескольких членов семьи. Бабушка воспряла, невзирая на все тяготы, которые могут выпадать бабушкам новорожденных внуков. Она старалась нам во всем помогать и иногда давать отдых, а значит, должна была бы очень уставать, учитывая ее возраст. Бабушка, определенно, уставала, но выглядела день ото дня все лучше и лучше, а сын был под бдительным присмотром. Но и еще одного члена семьи коснулись позитивные изменения: наша семилетняя (а на момент начала этой истории еще шестилетняя) дочь менялась у нас на глазах. Если сначала она была достаточно нетерпима к бабушке, ее порядкам, заботе, просьбам, то спустя несколько месяцев в ребенке стали заметны и толерантность, и умение договариваться, и желание увидеть чужую проблему и помочь. А главное, жить без вечерней бабушкиной сказки дочка уже не хотела. Так как опыт создания детского бизнеса к тому моменту уже был, то оставалось только сделать дом престарелых и скрестить одно с другим.

То, что эта история понятна и полезна с точки зрения пожилых людей, это очевидно. Но все ли родители готовы «отдавать» своих детей для общения с чужими бабушками и дедушками? Вот, например, комментарий на моей странице в фейсбуке: «Я бы не хотела, чтобы к Эмилии в садик приходили старички и старушки, лучше молодые люди с новыми технологиями... Это очень адресно...»

Наталья: Мы очень волновались, запуская такую традицию. Именно возражений родителей ждали больше всего. Но буквально первый опыт показал не только готовность, но и радость родителей от такого детского досуга, как чтение книг пожилым человеком. Объясняется это просто: многие действительно скучают по бабушкам и дедушкам, а у многих просто сложные отношения со своими родителями.

Многим родителям иногда очень лень читать сказку на ночь, но мы знаем, что это было бы хорошо для наших детей, и мучаемся угрызениями совести. Получается, что своим проектом мы снимаем такие проблемы с семьи. По факту, ни один родитель не высказался негативно о нашем начинании, а вот благодарностей и признания было много. Конечно, были вопросы о состоянии здоровья наших пожилых, о том, кто кому кем доводится, но все это легко разъясняется. Да и не в каждой семье живет филолог, который десятки лет преподавал литературу детям — этим можно пользоваться, развивая навыки и любовь к чтению у детей. Кстати, запросов на «молодых людей с новыми технологиями» от родителей точно не поступает: этого добра в изобилии в обычной жизни, а люди тянутся к настоящему и вечному.

Какие есть сложности при интеграции этих разных групп людей? 

Наталья: Основные сложности связаны с самыми первыми шагами: необходимо синхронизировать такие разные поколения. Дедушкам и бабушкам уже чужда суета, а малыши крайне редко могут усидеть на месте целую сказку.

Какова «статистика» проекта сегодня?

Наталья: Все-таки проект «Сказки у камина» — это вершина айсберга двух проектов: детского сада и дома престарелых. Каждый из них в отдельности окупается и иногда генерирует прибыль (о тенденциях говорить рано, так как и Садик, и Домик стартовали осенью 2015 года). Но «Сказки у камина» являются косвенным инструментов продаж, маркетинговым инструментом, и таким образом делает остальные проекты более рентабельными.

Если я завтра захочу стартовать такую же историю, то сколько денег и времени мне понадобится на запуск: от решения начать до дня открытия? Сколько нужно будет тратить на поддержку такого бизнеса ежемесячно? Способен ли он с первого дня зарабатывать?

Наталья: Если говорить о сказочной истории, то для ее создания нужно только время: деньги могут и не потребоваться — наша страна богата как на детей, так и на пожилых людей, остается только наводить мосты.  

Если же говорить о бизнесе, то стоит располагать, как минимум, 2—3 миллионами рублей для каждого проекта (при открытии в Москве) на старте при условиях аренды помещений. С первого дня такие бизнесы зарабатывать смогут только в том случае, если изначально была статья бюджета «реклама», а к моменту открытия уже стояла очередь из клиентов. Если этого нет, то потребуется время на раскрутку. Но покрывать собственные расходы оба бизнеса смогут через несколько месяцев после старта, если уделять этому внимание. Ежемесячные расходы очень зависят от масштабов бизнеса: ставки аренды, количества персонала и т. д. В общем случае, при инвестициях в 2—3 миллиона может получиться проект с ежемесячными затратами в 600 тысяч рублей.

Наталья, нас читает большое количество разных предпринимателей. Обратитесь к ним, нужна ли вам какая-то помощь, может быть, нефинансовая? 

Наталья: Конечно, нам нужна помощь — все-таки история очень молодая, поэтому ее надо оберегать и удобрять, как росток. Напрямую деньгами нам помощь нужна в последнюю очередь, а вот информирование общественности о нашем проекте точно не повредит — таких историй должно быть как можно больше. Сделать несложно, а моральное удовлетворение получить можно, да и принести пользу обществу на всех уровнях (что редкость в наши дни).

Еще нам были бы очень полезны специальные условия (или спонсорская/благотворительная поддержка) в приобретении качественного микроавтобуса для наших пожилых и детей. К сожалению, в силу ограниченной мобильности одних и повышенной мобильности других, под наши цели подходят только очень комфортабельные автомобили, которые, увы, стоят неподъемных для социального бизнеса денег. 

Наталья, спасибо за интервью! Надеюсь, в нашей стране будет больше таких значимых проектов.

Материалы по теме:

Мифы о социальном предпринимательстве в России

Кризис и социальное предпринимательство

Пластиковые отходы — в 3D-печать

Добрый краудфандинг: 7 проектов, которым вы можете помочь прямо сейчас

Видео по теме:

Свяжись с героем материала
Наталья Перязева
Наталья Перязева
связаться
Rusbase Connect: медиа как сервис

comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно