Как стартапер
выиграл суд у Бауманки
История противостояния компании «Арт Бизнес» с МГТУ им. Баумана

Как это началось. 2013 год
В 2013 году в команде предпринимателя Андрея Артищева случилась потеря: скончался от инсульта Михаил Ган, ключевой разработчик проекта LiveMap — мотоциклетного шлема дополненной реальности.

В шлеме на тот момент была не доработана важная часть: оптическая система, которая отвечает за проекцию дополненной реальности на экран. Первый прототип разработал Ган, но нужно было сделать серийную версию. Чтобы доработать проект, Андрей начал обзванивать организации, которые занимаются оптикой. Везде ему отвечали, что не умеют работать с нашлемными системами индикации изображения. Откликнулись только в МГТУ им. Баумана.
Так как альтернативы не было, Артищев поехал знакомиться с кафедрой лазерных и оптико-электронных систем (РЛ2) МГТУ им. Баумана. В вузе его встретили профессор Николай Барышников (завкафедрой) и доцент Александр Ширанков.

Артищев рассказал о предстоящей задаче: нужно разработать оптическую систему для мотоциклетного шлема. Барышников и Ширанков заверили его, что справлялись и с более сложными задачами, так как университет является подрядчиком государства в военных разработках. Правда, примеры своих работ они показывать отказались.
Я просил их представить примеры разработок. Но мне ответили, что ничего не могут показать, так как это все секретные военные разработки, государственная тайна. Сказали, что коммерческие проекты вроде разработки фотообъективов — для них «ширпотреб», они занимаются более сложными системами. Конечно, такие заявления меня смутили, но на безрыбье и рак рыба.
Андрей Артищев
Генеральный директор «Арт Бизнеса»
Отчаявшись найти других подрядчиков в России, Артищев решил работать с кафедрой. Так компания «Арт Бизнес» и МГТУ им. Баумана подписали договор, согласно которому лаборатория кафедры должна была разработать оптическую систему для шлема LiveMap за четыре месяца. Сошлись на стоимости контракта в 2,4 млн рублей.
Копии всех приведенных в статье документов есть у редакции Rusbase.
«Подпишите документики»
По договору, лаборатория МГТУ им. Баумана должна была передать результаты разработок в августе 2013 года. Однако сроки сдвинулись: только в январе 2014 года Андрею Артищеву сообщили, что готовы показать работу.

Когда он приехал в университет, чтобы принять проект, предпринимателю первым делом указали на акты сдачи-приемки работ и попросили расписаться. Андрей отказался подписывать документы до того, как ему покажут работу и передадут конструкторскую документацию. Однако его убедили это сделать.
Две недели я отказывался подписывать документы. Говорил: покажите работу, я проверю и подпишу. Тогда Ширанков пригласил меня на встречу. Он налил мне чаю и сказал: «Ситуация тяжелая, безнадежная… Да, мы на полгода задержали работы… Но теперь мы все сделали. Но, понимаешь, у нас бюрократия… «Арт Бизнес» — маленькая компания, а у нас огромный институт, бюрократическая машина. Есть приказ ректора, по которому нужно сначала получить подписанные документы, а затем передать материалы, а они у нас уже полностью готовы. Только так, иначе мы будем ходить по кругу… Войдите в наше положение».

Андрей Артищев
Генеральный директор «Арт Бизнеса»
Удивительно, но Андрей Артищев поверил словам Ширанкова о приказе ректора: в январе 2014 года он подписал акты сдачи-приемки работ, не увидев результатов. Не увидел он их и на следующий день. И через две недели. И через два месяца.
Разработчики «Арт Бизнес» обсуждают оптическую систему с лабораторией МГТУ им. Баумана
Звонок из «Сколково»
Получить разработки Андрею удалось только в апреле 2014 года. Но оказалось, что систему, которую разработали в МГТУ им. Баумана, нельзя произвести.
Я обращался с получившейся конструкторской документацией во все заводы мира: в США, Германии, Японии, Тайване, Великобритании, Франции, Южной Корее… Модель состояла из шести линз. Выяснилось, что ни одну из них нельзя произвести. Наш сотрудник прозвонил все заводы по оптике в мире, но ему ответили, что система не реализуемая.

Андрей Артищев
Генеральный директор «Арт Бизнеса»
Андрей вернулся в университет с претензией, что систему нельзя произвести. Ему ответили, что акты сдачи-приемки работ подписаны, а срок предъявления претензий истек. «Ширанков сказал, что заводы просто не хотят связываться со стартапом из России», — говорит Андрей.

После разговора с Ширанковым Андрей обратился за советом к Сергею Жукову — бывшему директору космического кластера «Сколково» (ныне — советник председателя правления фонда «Сколково» по инновационному развитию).
Почему Жуков из фонда «Сколково» участвовал в переговорах
Сергей Жуков с самого начала участвовал в переговорах компании «Арт Бизнес» с МГТУ им. Баумана. Дело в том, что «Арт Бизнес» получила грант от «Сколково», и Жуков как представитель фонда следил за процессами компании и расходованием средств.
Когда Артищев позвонил Жукову, тот сказал, что лично знаком с заведующим кафедры Николаем Барышниковым и сам позвонит ему.

После звонка из «Сколково» завкафедрой поручил лаборатории доработать модель. «Ширанков перезвонил мне в тот день вечером и излил поток брани, заявлял, что я оказываю внешнее давление», — говорит Андрей.

Бывший разработчик «Арт Бизнеса» Георгий Манукян сказал Rusbase, что Ширанков всегда общался с Андреем в самоуверенном тоне. «Но это было оправдано, так как в оптике мы не разбираемся. У меня не было никаких подозрений о том, что они плохо выполнят работу», — добавляет Георгий.
«Сам виноват»
Переделанную модель Артищев получил в мае 2014 года. Но, по его словам, оптику по-прежнему невозможно было произвести ни на одном заводе. «Это были косметические изменения», — сетует предприниматель.

Он снова обратился к Сергею Жукову. Тот предложил организовать встречу трех сторон, где Жуков выступил в роли независимого арбитра и миротворца, чтобы урегулировать процесс разработки. На встрече удалось договориться о создании третьей версии — сроки сдвинулись на лето 2014 года.
Летом мне прислали третью версию. Оказалось, что материал одной из линз вообще снят с производства шесть лет назад. Мне сказали, что я сам виноват, так как не проверил материал линз заранее.

Андрей Артищев
Генеральный директор «Арт Бизнеса»
Внешний вид модели оптической системы, построенной в лаборатории МГТУ им. Баумана (из материалов судебной экспертизы)
Андрей предложил МГТУ им. Баумана подписать документы о том, что акты сдачи-приемки работ неверны, и расстаться без шума и судов. Однако завкафедрой Барышников, по словам Артищева, начал его избегать: не отвечал ни на письма, ни на звонки. Тогда предприниматель попросил знакомых сделать ему пропуск в Бауманку. В коридоре университета он встретил Барышникова и прямо попросил его отказаться от актов.

Артищев сказал, что если через неделю не получит акты сдачи-приемки обратно, то пойдет к ректору МГТУ им. Баумана.
Барышников заявил, что ему все равно, как идут дела у коммерсанта, а акты он не отдаст. А еще сказал, что не имеет власти над Ширанковым и ничего сделать не может. Он сказал: «Если я уволю Ширанкова, кто детей учить будет?»

Андрей Артищев
Генеральный директор «Арт Бизнеса»
Ректор
Понимая, что акты Барышников не отдаст, Андрей Артищев решил позвонить ректору МГТУ им. Баумана — Анатолию Александрову. Узнав о ситуации, тот согласился на встречу. Андрей хотел прийти вместе с бизнес-партнером, но ректор попросил не приводить с собой никого — якобы такие щепетильные вопросы лучше решать тет-а-тет.

Однако, когда Артищев пришел на встречу, в кабинете ректора, по его словам, сидели уже человек десять: юристы, начальник отдела безопасности и другие. «Александров заявил, что никакой договоренности о встрече один на один не было. Он сказал, что это был просто телефонный разговор», — говорит предприниматель.

Андрей, тем не менее, остался в кабинете. «Ректор взял меня на слабо. Он спросил, зачем отказываться вести разговор при других людях, раз уже я пришел?» — говорит Артищев. Предприниматель обрисовал ситуацию и предложил Александрову мирно урегулировать конфликт: вернуть акты сдачи-приемки. Ректор возразил, что если акты подписаны, то университет может требовать с «Арт Бизнеса» деньги.
Ректор сказал: «А сделана ли работа — это философия. С твоей точки зрения — работа не сделана, а с моей — сделана, так как есть подписи на актах. С Барышниковым и Ширанковым позже разберусь».
На встречу вызвали Барышникова. Он чуть не упал в обморок, увидев меня в кабинете ректора. Начал хватать ртом воздух, покраснел, запинался и не мог толком высказаться.
Возвращать акты ректор отказался, но пообещал доделать работу. По его словам, если МГТУ им. Баумана делали космический корабль «Буран», то какие-то линзы точно доделают. «Ждал же пару лет, значит, сможешь подождать и еще месяц-два», — сказал мне Александров.

Андрей Артищев
Генеральный директор «Арт Бизнеса»
Андрей Артищев в своем кабинете
Судебный иск
После встречи с ректором Артищев стал готовиться к суду. Однако через несколько недель позвонил Ширанков и сообщил об очередной переделке работы. В декабре предприниматель принял новый пакет материалов по разработке и отправил их производителям. На этот раз часть линз была сделана корректно с точки зрения производства. Но другая часть линз была собрана так, что изображение в системе не формировалось. «Вся система была попросту неработоспособной», — говорит Андрей. Позже в материалах суда будет указано, что осветительная и проекционная части разработанной системы не подходят друг другу.

Пока предприниматель ходил на встречи в МГТУ им. Баумана, чтобы разобраться с новой неработающей версией, сами разработчики подали на него в суд.
Мой юрист предлагал подать в суд первыми, еще после встречи с ректором. Но Сергей Жуков отговорил: он убедил меня, что они переделают систему и вряд ли подадут в суд. Не думаю, что он хотел помешать мне — он им тоже верил и надеялся на мирный исход дела. Они и его за нос водили.

Андрей Артищев
Генеральный директор «Арт Бизнеса»
В начале 2015 года — 22 января был подан иск против компании «Арт Бизнес». Требования — взыскать задолженность по оплате работ в размере 1,3 млн рублей. Артищев узнал об этом 28 января.

К весне 2015 года окончательно прояснилось, что оптическая система не работает. По мнению Артищева, разработчики надеялись, что он узнает о неработоспособности системы уже после старта производства линз.

Сергей Жуков отказался давать комментарии Rusbase.
Электронная переписка и свидетель
Артищев стал готовиться к суду. Большинство юристов сразу отказались от дела, заявив, что выиграть у госпредприятия невозможно. За время судебного процесса предпринимателю пришлось сменить нескольких юристов.

В одном американском фильме Андрей подсмотрел, что к делу можно прикладывать письма из электронной почты. Оказалось, что это можно сделать и в российском судопроизводстве, если электронная переписка заверена у нотариуса. Андрей распечатал письма от Ширанкова о подписанных актах, о том, когда и какие работы были высланы реально (а не согласно актам), и предоставил их суду.

В качестве свидетеля Артищев привел человека, который консультировал компанию «Арт Бизнес» по вопросам оптики (консультант предпочел остаться неназванным). Свидетель также участвовал в электронной переписке с Ширанковым и Барышниковым и общался с ними по телефону. Он подтвердил в суде, что работа была передана позже подписания актов сдачи-приемки, а полученная система не соответствовала условиям договора.

Показания свидетеля вызвали переполох в МГТУ им. Баумана. На следующем заседании (в июле 2015) истцы заявили, что вызов свидетеля в суд говорит о «косвенной заинтересованности судьи». Они потребовали заменить судью. Арбитражный суд отказал в этом, так как не нашел подтверждения какой-либо заинтересованности со стороны судьи.
Экспертиза
Когда суд назначил экспертизу проекта, Артищев занялся поисками того, кто может ее провести. Он встречался с руководством профильных компаний и вузов, посетил несколько городов. Все они отказались выступить против МГТУ им. Баумана. Фирмы не хотели потерять возможность нанимать выпускников престижного вуза, а учебные заведения — ссориться с коллегами по цеху.

Когда Артищев явился на заседание с пустыми руками, истцы предложили суду пригласить своего эксперта — некоего Юрия Грузевича. Артищев вовремя вспомнил это имя и убедил судью поискать его в интернете прямо на судебном заседании. Оказалось, что Грузевич работает в МГТУ им. Баумана на той же самой кафедре лазерных и оптико-электронных систем. Артищев уже встречался с Грузевичем по вопросам разработки шлема, поэтому запомнил эту фамилию. Несмотря на протесты юриста университета, судья не допустил к экспертизе аффилированное лицо.

Затем Артищев обратился в одну из компаний, предоставляющих услуги независимой судебной экспертизы. Организация нашла кандидата наук по оптике (пожелал остаться неназванным). Эксперт пришел к выводу, что система искажает изображение окружающего пространства, подход к расчету осветителей является устаревшим, а части системы разрабатывались обособленно.
Как глаз байкера видит окружающую обстановку сквозь оптическую систему, которую разработали в МГТУ им. Баумана (из материалов судебной экспертизы)
Заключение суда
На последнем заседании суда истцы попросили судью не принимать в расчет заключение эксперта. Для принятия решения по ходатайствам истцов судья вышел в совещательную комнату на полчаса. По словам Артищева, это были самые долгие полчаса в его жизни. Ходатайства истцов судья отклонил.

Во время затянувшейся паузы по рассмотрению ходатайств Артищев вспомнил фильм «Брат 2» и его слоган «Сила в правде. Кто прав, тот и силен». Эти слова Андрей говорил еще на встрече с ректором университета, а тот, по словам Андрея, посмеялся над его наивностью.
На последнем заседании предприниматель сказал судье, что не надеялся выиграть суд против такой махины, как МГТУ им. Баумана, но был обязан попытаться. «Сила в правде. Кто прав, тот и силен» — резюмировал он свою речь.

25 января 2016 года Арбитражный суд города Москвы постановил отказать в иске МГТУ им. Баумана против компании «Арт Бизнес».
Решение суда

Учитывая установленные экспертным заключением обстоятельства, суд приходит к выводу, что истцом в нарушение ст. 773 ГК РФ не выполнены работы в соответствии с согласованным с заказчиком техническим заданием, а также не переданы заказчику их результаты в предусмотренный договором срок.
При этом ссылка истца на подписанные акты от 01.08.2013 и 29.01.2014, в качестве доказательства принятых ответчиком работ, не могут быть приняты во внимание с учетом представленном ответчиком протокола осмотра нотариусом письменных доказательств от 22.05.2015 (л.д.112-144, т.1), согласно которому по состоянию на 21.03.2014 работы никакие не были сделаны, а первый раз конструкторская документация на 3Д модель нашлемной индикации была направлена исполнителем 03.04.2014.
На основании изложенного, оценив в соответствии со ст. 71 АПК РФ в совокупности все имеющиеся в деле доказательства и объяснения лиц, участвующих в деле, суд приходит к выводу, что истцом не доказано наличие оснований для взыскания с ответчика 1 300 000 руб. 00 коп. по оплате этапа 1 и этапа 2.1 выполнения работ по Договору и процентов за пользование чужими денежными средствами, не выплаченными исполнителю по результатам выполнения этапов 1 и 2.1 НИР, в размере 123 750 руб. 00 коп.
Учитывая данные обстоятельства, исковые требования не подлежат удовлетворению.

МГТУ им. Баумана подошел к суду со знанием дела. Судебное разбирательство проходило в обычном режиме, чрезмерная уверенность в себе истцов не была чем-то неординарным для такого рода процессов.
На стороне Артищева были проведенная экспертиза и электронная переписка, заверенная нотариусом. Тот факт, что работа была передана Артищеву позже, чем подписаны акты, сыграл ключевую роль в исходе дела.


Олег Иванников
Юрист, представлял ответчика
Эпилог
Сейчас разработка мотошлема LiveMap ведется в США и Японии, где Андрей нашел новых подрядчиков по оптике. Весной он представит прессе прототип, разработанный новой командой.
Я решил довести до конца этот проект, хотя окружающие в него уже не верили и по-дружески советовали бросить и заняться чем-то другим. Теперь я пересобрал проект в абсолютно новой команде. Пока я искал тех, кто может дать экспертную оценку бумажным работам пустозвонов-теоретиков, я нашёл высококлассных производителей и разработчиков оптики международного уровня, с ними и продолжил дело.

У LiveMap сложилась непростая судьба: смерть ключевого разработчика, три года разборок с МГТУ им. Баумана, где обманом получили подписи на липовых актах за халтурно сделанную работу. Но я пережил это и двигаюсь дальше. Нужно быть, как терминатор — двигаться к цели без эмоций, не «залипать» на старых неудачах, а двигаться дальше.


Андрей Артищев
Генеральный директор «Арт Бизнеса»
Выводы Артищева
Во-первых, я сам вляпался в эту историю, поверив россказням Ширанкова о секретных военных разработках. Теперь я понимаю, что если люди отказываются показать портфолио, то верить им нельзя. Невзирая на любые научные степени и громкое имя вроде МГТУ им. Баумана.

Во-вторых, мне не нужно было верить на слово и подписывать акты, которые Ширанков вытянул у меня обманом. Я сам виноват в том, что доверился ему.

В-третьих, нужно было сразу уйти с той встречи с ректором и подавать в суд первым, как рекомендовали мне юристы. Я думал, что Александров — птица высокого полета, а он меня обманул с порога, пригласив на встречу группу поддержки из десяти человек и назвав договорённость о встрече тет-а-тет «обычным разговором по телефону». Недаром есть пословица «Чем дальше в лес, тем больше дров».

В-четвёртых, нужно было прекратить работу с ними после первой же халтуры. Как говорится в пословице, если лошадь сдохла — слезь и ищи новую. Нужно было разорвать отношения с МГТУ им. Баумана и искать новых производителей, а не надеяться на доработку. Ширанков, Барышников и вся кафедра оптики МГТУ им. Баумана не смогли выполнить работу ни с первой, ни со второй, ни с третьей попытки. Даже в четвёртый раз, после выговора ректора, они все равно напортачили с осветительной системой и другими деталями.

В-пятых, нет худа без добра: выиграв в суде у МГТУ им. Баумана, можно сказать, я получил «MBA по судебному делопроизводству в российских судах» и стал закалённым технологическим предпринимателем. Что нас не убивает, делает нас сильнее.

В завершение хочу обратиться к чиновникам, которые отвечают за инновации в России. Сегодня в институтах развития и в прессе активно муссируется новая идея, что инновационную экономику нужно строить на базе университетов (как когда-то Кремниевая долина возникла вокруг Стэнфорда). Якобы в российских вузах сидят маститые профессора старой закалки, которые помогут молодежи запустить глобальные стартапы. Моя история с разработками и судом показала, насколько это представление бесконечно далеко от реальности. Пожалуйста, не повторяйте мою ошибку в государственном масштабе.
Ректор МГТУ им. Баумана Анатолий Александров и заведующий кафедрой оптико-электронных систем Николай Барышников отказались от комментариев.
Над материалом работали Элина Кириллова и Анна Соколова.
Элина Кириллова