Rusbase

Как правильно инвестировать в блокчейн?



Через пять лет Bitcoin станет самой мощной экономикой планеты
Заработать на биткоинах легко — они могут быстро расти в цене. Заработать на биткоинах сложно, потому что для этого вам придется понять, что такое блокчейн и как он работает. В мире криптовалют своя атмосфера. Этот рынок такой же рискованный, как венчур, только развивается еще быстрее.
В 2014 году блокчейн-энтузиасты Дмитрий Стародубцев, Виталий Львов, Константин Ломашук и Марина Гурьева запустили cyber•Fund — платформу для инвестиций в криптовалюты и блокчейн-проекты. Ее цель — сделать такие инвестиции понятнее для обычных людей, помогая им выбирать перспективные блокчейн-системы. Сейчас платформа показывает текущую стоимость основных криптовалют и активов пользователей.

Дмитрий Стародубцев рассказал Rusbase, в какие криптоактивы можно вкладываться, в какие — нельзя, и как блокчейн изменит общество и государство.
Зачем нужен cyber•Fund?
Мы начали разрабатывать платформу как инструмент для себя, потому что сами инвестируем в криптоактивы. На тот момент негде было смотреть стоимость своего портфеля криптовалют в режиме реального времени, если не хранишь их на криптовалютной бирже. Наш инструмент оказался полезен для других.

Целевая аудитория cyber•Fund — это инвесторы в блокчейн-проекты и разработчики блокчейн-систем. Площадка помогает подружить их друг с другом. Инвесторам интересны качественные проекты без мошенничества. Девелоперам нужно место, где можно внятно донести ценность разработок и есть фокусная аудитория. Нашу страницу с краудсейлами каждый день посещает тысяча человек, хотя мы еще не занимались маркетингом.

Похожие на нас проекты размещают сомнительные блокчейн-системы. Они не занимаются качеством и доверие к ним существенно ниже. Наша задача — выстроить методологию оценки, как у крупных рейтинговых агентств (S&P, Moody's, Fitch) и аудиторских компаний (PWC, Deloitte, Ernst & Young, KPMG), но с фокусом на блокчейн. Есть очень популярные сайты, у которых капитализация криптовалют считается неправильно. У них в листинге 500 блокчейн-систем, из которых 450 — откровенный фрод.

У нас аудитория намного интереснее и живее — мы общаемся с этими людьми, знаем почти всех в лицо. Сейчас на нашей платформе зарегистрировалось примерно 500 инвесторов. 40 из них ведут публичные портфели — открывают структуру своих активов и доходность по ним. В среднем под их управлением находится больше $10 тысяч. Другие пользователи могут брать пример с владельцев публичных портфелей или дать им свои деньги в управление.

Инвесторы на нашей площадке могут быть анонимными, если захотят, а могут придать своим действиям социальный вес. Мы не собираемся лезть в чужой карман и требовать раскрытия личных данных, как государства.
Сейчас мы закрываем раунд венчурных инвестиций и доформировываем команду. Наверно, даже в одном месте где-нибудь соберeмся. В этом году мы планируем сделать глубокую интеграцию с ведущими блокчейн-системами (Bitcoin, Ethereum, Bitshares), чтобы пользователи могли управлять деньгами у нас на сайте и совершать транзакции без необходимости доверять нам.

Мы не криптовалютная биржа, у нас на сайте нельзя купить биткоины. Зато мы даем ценную аналитику, ссылки на биржи и кошельки, а человек сам отвечает за свои решения. Он может взять адрес, на котором он хранит эти деньги, вставить на наш сайт и отслеживать стоимость своего портфеля, не доверяя нам свои деньги. Мы говорим пользователям: есть такие-то блокчейн-проекты, в них можно вложить там-то, цена такая-то, рейтинг такой-то. Сейчас мы просто работаем с аудиторией и пока не хотим брать чужие деньги в руки. Сегодня уже много бирж обанкротилось. Мы хотим сначала сделать качественный продукт и сформировать сообщество вовлеченных инвесторов и профессионалов. Есть миллион способов заработать на такой штуке, просто всему свое время. Уникальность cyber•Fund в том, что этот инструмент позволяет нам самим зарабатывать, чтоб дальше его развивать.

Наш публичный портфель satoshi•Fund дает ежегодную доходность около 75% в долларах. Доходность по закрытым рисковым портфелям просто фантастическая — за 2 года активы подорожали в 18 раз. В Ethereum мы инвестировали еще на краудсейле: тогда на один биткоин можно было купить 2000 эфиров, а сейчас — только 50. И таких вот выстреливших проектов было с десяток. Просто мы не хотим кричать о сверхдоходах, потому что это вызывает подозрение. Даже в Кремниевой долине столько не поднимают.
Где искать блокчейн-проекты?
Как инвесторы, мы сами заинтересованы в том, чтобы найти прикольные проекты. Например, Ethereum мы открыли для себя пару лет назад — я ездил по конференциям и так познакомился с Виталиком Бутериным. Еще мы ищем новые проекты на специализированных форумах. Некоторые ребята сами к нам приходят.

Мы изначально приняли решение не работать на русскоязычном рынке из-за рисков и маленького масштаба. Мы ищeм только глобальные проекты. Криптовалютам и криптоактивам не нужна юрисдикция, это наднациональные распределeнные корпорации. Какой смысл фокусироваться на локациях, если ключевое преимущество этих штук — глобальность?
Как правильно оценить блокчейн-проект?
У нас своя методика определения качества проектов. В блокчейне фрода очень много. В день запускается 5-10 краудсейлов в биткоинах, которые не приводят ни к чему, кроме потери денег. Мы стараемся их отсекать с помощью due diligence (глубокий анализ проекта инвестором, — ред.). Мы стремимся создать понятную платформу с понятными требованиями для блокчейн-проектов. Это поможет защитить деньги инвесторов. Конечно, мы не даем гарантий, но пока мы единственные, кто применяет due diligence к краудсейлам. Потому что денег там заработано много, и потеряно тоже много.

Даже если взять один критерий — наличие внятной бумаги (white paper) или кода (proof-of-concept на GitHub). Ты не можешь написать их просто для того, чтобы собрать деньги и убежать. Это реально сложно. По бумаге сразу видно, как она написана, есть ли в проекте смысл или нет, какой это рынок. Все алгоритмы прописываются в математических формулах. Например, вот с какой бумагой краудфандился Ethereum. И то, что через полгода после запуска он стоил миллиард — это не случайность, а фундаментальные знания, вложенные в код. Это серьезный инструмент для принятия инвестиционных решений, и мы будем продвигать такой подход. Раньше в инвестициях так никто не делал. Все просто: нет бумаги — нет денег.

Если есть внятная бумага, потенциальная выживаемость проекта — около 80%. Из 28 блокчейн-систем, которые попали в наш радар, всего 5 умерли. Тогда как в Кремниевой долине отличный показатель — если 3 стартапа выстрелило из 10. Инвестируя в блокчейн-проект, мы сразу видим математическое обоснование того, как он будет работать. Не реализовывать такие проекты просто глупо, потому что они экономически целесообразны. Бывают случаи, когда разработчики бросают проект, а на их место приходят другие и доводят его до ума.

Сейчас мы работаем над тем, чтобы на рейтинг влияло мнение наших юзеров. Причем проекты будут ранжироваться не по тому, сколько людей их лайкает, а какие люди лайкают. И всю эту логику мы собираемся перевести на блокчейн. Мы не хотим, чтобы все было завязано на нас, это будет децентрализованная рейтинговая система.
Как начать инвестировать в блокчейн?
Первое, что нужно сделать — это купить биткоины. Инвестиции в криптоактивы всегда начинаются с этого. Именно биткоины обеспечивают прозрачность краудсейлу. Объявляется адрес, на который все присылают деньги, потом видно, куда деньги с этого адреса уходят. А если проект не раскрывает адрес краудсейла, в него инвестировать нельзя.

При краудфандинге в долларах у тебя нет способа доказать факт сбора денег без посредника. Для проведения кампании на Kickstarter нужно регистрировать юрлицо. У нас другие требования, мы мыслим категориями математики и кода.

Поэтому все инвестиции — только в биткоинах. Сейчас пошeл тренд по инвестициям в эфирах, но это касается только тех проектов, которые реализованы на Ethereum. Вообще проекты обычно используют двувалютный подход: первая валюта — это биткоин, вторая — валюта платформы, на которой будет реализован проект. Кроме краудсейлов, также стоит инвестировать в уже работающие проекты.
Потенциал работающей блокчейн-системы показывают:

> динамика прироста пользователей (счетов, адресов)
> транзакционная активность
> средний размер транзакции
> маржинальность транзакций
> себестоимость транзакции
> структура типов транзакций
Подробнее об инвестиционном потенциале блокчейна Дмитрий Стародубцев недавно рассказывал на конференции Bitcoin Conference Russia:
Конечно, чтобы вкладываться в блокчейн, инвесторам нужно убедиться в его светлом будущем. Rusbase задал Стародубцеву самые популярные вопросы о подводных камнях и перспективах этой технологии:
Можно ли взломать блокчейн?
Квантовые компьютеры — реальная проблема для существующей криптографии. Это риск для блокчейнов. Особенно для тех, которые работают на поколении криптографии SHA2. Но этот же риск касается всех без исключения веб-сервисов, государственных и банковских систем. Разница в том, что блокчейн-сообщество, почувствовав опасность, быстрее сможет перейти на другой алгоритм шифрования. А государству на это понадобятся годы.

Тем более блокчейн-индустрия уже сама к этому готовится. В будущих версиях Ethereum пользователи смогут выбирать механизм цифровой подписи. Это дороже, потому что при верификации используется больше данных. Если вам важна безопасность и защита от квантовых вычислений — пользуйтесь, если не важна — не пользуйтесь. Как с банками: если я хочу безопасный счет — открываю в дорогом швейцарском банке, если небезопасный — в дешевом российском. Можно долго рассуждать о возможностях взлома, но Bitcoin надежно работает уже 7 лет.
Что делать с нехваткой производительности блокчейна?
Ethereum на данный момент имеет такие же проблемы c нехваткой производительности, как и Биткоин. В публичных блокчейнах сложно распараллеливать вычисления таким образом, чтобы не делать одно и то же вычисление на разных узлах сети. Это фундаментальное ограничение, которого нет в приватных блокчейнах, где есть доверенные узлы.

Но это не проблема, потому что блокчейн не сводится к одной системе. В мире будет много систем, которые будут конкурировать между собой, в том числе по масштабируемости. В Ethereum уже работают над механизмом, который cможет расширить пропускную способность до миллиона транзакций в секунду. Еще один публичный блокчейн BitShares сейчас способен на 100 тысяч транзакций в секунду, что сопоставимо с платежной системой Visa. То, что Bitshares не так известен, как Bitcoin, не делает его хуже. Про Bitcoin тоже мало кто знал 7 лет назад.

На самом деле в блокчейн-среде нет фанатизма по поводу Биткоина. Если он не справится со своими задачами, будет другая лидирующая система. К этому надо относиться философски, как к любому рынку.
Будут ли использовать блокчейн для преступлений?
Блокчейн и криптовалюты — это технология. Ее можно сравнить с интернетом — cайт может быть полезным, а может быть вредоносным. Наличные деньги тоже можно использовать в разных целях. Блокчейн отлично подходит для мошенничества и запуска пирамид. Для технологии существует единственный критерий — экономическая целесообразность. Если она экономически эффективна — будет работать, если неэффективна — не будет. Это касается любых продуктов и услуг. Например, если через 10 лет на планете будет невыгодно производить хлеб — что ж, его перестанут производить.
Сколько всего может быть криптовалют?
В существующей экономике около 200 национальных валют, около 100 тысяч торгуемых на разных биржах акций, около одного миллиарда долей в разных юридических лицах, сотни миллионов активов, связанных с долгами. Все эти инструменты можно выразить в виде криптоактивов.

Чтобы мои акции торговались, мне нужно облизать задницу аудиторам, сделать due diligence, андеррайтинг, заплатить бирже за листинг, заплатить рейтинговому агентству и т.д. Акцию выпустить дорого, облигацию выпустить дорого. А в блокчейне это делается за копейки, потому что это просто запись. Если люди тебе доверяют — они могут покупать твои акции. Также ты сам можешь передавать их просто так или в качестве оплаты за услуги. Например, мы в cyber•Fund платим токены нашим программистам в качестве опционов.

Государству нужна монополия на валюту, чтобы управлять. Окей, управляйте, только, пожалуйста, не врите. Ведь ни доллары, ни рубли, по сути, ничем не обеспечены. У биткоинов хотя бы есть внутренняя ценность за счет того, что за них можно сделать запись в самой надежной базе данных на планете. Единственное, что ты можешь купить только за свою национальную валюту — это уплата налогов. Все остальное можно купить за доллары. Государственные услуги тоже монополизированы. Почему? Это же просто реестры. Давайте сделаем децентрализованные реестры, давайте их демонополизируем. Госуслуги на блокчейне будут быстрее, дешевле и надежнее.
Когда блокчейн пойдет в массы?
Есть стабильная динамика по сетевому эффекту Bitcoin — каждые 1,5-2 года он прибавляет нолик к количеству пользователей. В начале 2011-го биткоинами пользовалось 10 тысяч человек, в середине 2012-го — 100 тысяч человек, к концу 2013-го пользовалось уже миллион, к концу 2015-го — 10 млн, сейчас 15 млн и рост продолжается. Думаю, экосистема Биткоина достигнет миллиарда пользователей в районе 2020-2022 годов. Через пять-семь лет такая экономика может стать самой мощной экономикой на планете, многократно обогнав США и Китай.

Распространение блокчейна можно сравнить с распространением Интернета. В 1993 году люди вряд ли смогли бы себе представить, что они смогут разговаривать с человеком на другом конце света и видеть его лицо. Интернет в 1995 году — это непонятный пиликающий модем. Чтобы его настроить, нужно было купить ящик пива какому-то бородатому чуваку. Мы в интернет полезли тогда, когда это стало полезным, когда туда пришло много людей. Блокчейн — та же самая история. Чем больше людей пользуются, тем больше польза.
Куда блокчейн придет раньше всего?
Первым делом — в компьютерные игры. Блокчейн создаст полноценную экономику в виртуальных мирах — надежную и прозрачную. Сейчас практически каждый второй пользователь сети — геймер. Это чудовищно много. Вот геймеры посмотрят на это и зададутся вопросом — почему в играх так классно, а в реале такое говно?

Польза криптовалют в том, что на них можно будет купить дешевле абсолютно все. Потому что меньше посредников. Например, сейчас люди платят несколько тысяч рублей нотариусам за простое подтверждение, что какой-то документ существовал в конкретный момент времени. А заверение подлинности цифрового документа в блокчейне Биткоина сейчас стоит 200 битов или 5 рублей. Это математический нотариат, не требующий доверия, не зависящий от юрисдикции. Для международных сделок нужно юрлицо, разрешения, банки, паспорт сделки, отражение валютной выручки. А в блокчейне нажал на кнопку, и для всего мира открыт счeт. Неблокируемый, без налогов и прочей фигни. Дешевые финансы, нотариат и программируемые контрактные обязательства облегчат жизнь бизнесу. А это значит, что продукты и услуги станут дешевле для конечного потребителя. Поэтому компании, которые первыми внедрят блокчейн, будут более конкурентоспособными. И помидоры могут стоить уже не 300 рублей, а, например, 3 рубля.

Кроме того, блокчейн закладывает основы экономики роботов, межмашинного взаимодействия и интернета вещей. Криптовалюты — это деньги, которые понятны роботам. Человек сможет платить розетке, двери, пылесосу, машине. А они будут знать, куда их потратить — например, оплатить электричество или ремонт. Это сильно изменит нашу жизнь.
Может ли блокчейн уничтожить государства?
Криптоанархия не угрожает государству. Просто она более конкурентоспособна, потому что позволяет людям иметь цифровую собственность, которую нельзя отнять. Сейчас нет ничего надежнее блокчейна. Умный контракт в Ethereum — это кусок кода, который невозможно изменить. Если ты перечисляешь ему деньги, он сделает с этими деньгами ровно то, на что запрограммирован. Это вам не госбюджет — когда деньги пропадают, как в бездонном колодце. Ты каждую копейку можешь проследить и быть уверенным, что она пошла по назначению. Это децентрализованная система, у нее нет рубильника, чтоб ее выключить, нет главного, нет CEO. Она просто работает.

Деньги — это твоя собственность. Почему государство так настойчиво лезет в карманы граждан? Чтобы собирать налоги, то есть отбирать, давайте называть вещи своими именами. Как раньше бандиты стояли на дорогах с дубинками и грабили, так и эти товарищи лезут к тебе в карман и блокируют твои счета. Многих это не устраивает, поэтому появляются криптоактивы. Это просто иммунная реакция. Деньги — это святое, поскольку это мой труд, моя жизнь, моя собственность. Я их заработал, мне нечего скрывать, но никому до этого не должно быть дела. Ты можешь мотивировать человека не быть анонимным, но ты не можешь его заставить.

Получив анонимность, люди перестанут платить налоги там, где это возможно. Государство с этим ничего не сможет поделать. В этой ситуации единственный разумный выход для государств — вместо запретов и репрессий предложить конкурентоспособную национальную валюту с открытым исходным кодом, с адекватным алгоритмом эмиссии и приватными функциями. Так можно сильно упростить сбор налогов. Граждане смогут сами устанавливать суммы своих добровольных отчислений в бюджет, который будет прозрачно распределяться. Я за инициативные налоги. Государство должно меня мотивировать, чтобы я захотел вложиться в общественный котел на постройку дороги или решение проблем региона.

А сейчас государства финансируют войны. Я не хочу, чтобы на мои деньги покупали танки. Это касается всех стран, и России тоже. На мои деньги стреляли в людей в Украине. И это только один из кейсов. А нецелевое использование денег? А размытие денежной массы? И тратят потом куда захотят. Налогоплательщики будут охотнее перечислять свои деньги на то, чтобы облагородить свою улицу, свой подъезд, свой город, чем скидываться в общий котeл неизвестно на что. Для всего, что связано с безопасностью, есть страховые компании. Зачем нам танки, если финансовые инструменты дают гарантию возмещения любого ущерба?

Функция государства никуда не денется, просто способ ее организации может сильно поменяться. Я, например, буду счастлив перечислять деньги с каждой транзакции на безусловный базовый доход. Эта идея витает в воздухе и понятно почему — искусственный интеллект, блокчейн и весь остальной технологический зоопарк сделают человеческий труд неконкурентоспособным. И это история не 10-20 лет, а ближайшего времени. Я за то, чтобы человеческому виду было хорошо. Можно заплатить добровольно (ключевое слово — добровольно) деньги, которые точно пойдут нуждающимся людям.

Криптоанархисты полагают, что государства станут не нужны и будут забыты. Я же считаю, что это мощные бренды, которые можно красиво обернуть при помощи блокчейна. Нации и флаги, думаю, никуда не исчезнут. А конституции с их тремя китами власти (законодательная, исполнительная и судебная) будут сильно видоизменены. Это криптозакон (crypto law) — экономически целесообразный код будет работать, нецелесообразный — не будет. Возьмем Биткоин — он экономически целесообразен. Да, миллиард баксов в год уходит в атмосферу через майнинг. Зато это позволяет перевести часть фиатной экосистемы в криптоэкосистему. Хорошо это или плохо — это философия, я в философию не играю, я технологиями занимаюсь.
© Rusbase, 2016
Фото: Shutterstock.
Текст: Анна Соколова.
Анна Соколова