Как применить интернет вещей в реальном бизнесе



Что об индустрии IoT нужно знать предпринимателям и всем-всем-всем
Материал относится к рубрике «Технологии, которые меняют ваш бизнес». В ней мы популярно рассказываем о технологиях, которые перестраивают существующие бизнес-процессы и создают новые рынки.

Партнер рубрики — корпорация EMC, которая помогает компаниям эффективно использовать возможности ИТ-инфраструктуры для цифровой трансформации бизнеса.

«Интернет вещей — это новый мощный тренд!», — повторяют все вокруг и делают большие глаза. Самые продвинутые цитируют аналитиков и показывают красивые слайды. Но предметный разговор получается редко. Не правда ли, типичная картина для технологии на вершине хайп-цикла?

Эта волна дошла до российских властей. В нашей стране IoT планируют развивать с помощью «дорожной карты» и выделения специальных частот. На роль главного отечественного оператора IoT претендует «Ростелеком».

Rusbase выяснил, близка ли Россия к светлому будущему интернета вещей. Узнали у экспертов, как развивается этот рынок у нас, кто его двигает, сколько стоит внедрение и почему IoT спасет российскую промышленность.
Что такое интернет вещей?
Интернет вещей (Internet of Things, IoT) — это новая стадия развития интернета, когда к нему подключено больше вещей, чем людей. Переход к ней случился в 2008-2009 годах, когда количество устройств в сети обогнало численность населения Земли.

IoT соединяет окружающие нас объекты в компьютерную сеть. Они обмениваются информацией между собой и работают без вмешательства человека и в режиме реального времени. По сути, это интернет, захватывающий реальный мир.

Термин «интернет вещей» родился в 1999 году. Сотрудник Procter & Gamble Кевин Эштон предложил оптимизировать логистику корпорации с помощью радиочастотных меток (radio-frequency identification, RFID). Для изучения этой концепции при Массачусетском технологическом институте создали Центр автоматической идентификации (Auto-ID Center).

Внедрение интернета вещей стало возможным за счет широкого распространения интернета, смартфонов, беспроводных сетей, удешевления электронных компонентов и обработки данных. На практике IoT-системы обычно состоят из сети умных устройств и облачной платформы, к которой они подключены. К ним примыкают системы хранения, обработки и защиты собранных датчиками данных.

IoT — не одна, а целый стек технологий. Это и создание датчиков, и множество протоколов их взаимодействия. Объекты могут общаться между собой через wi-fi, Bluetooth, LPWAN, BLE, Ethernet, RFID, ZigBee и другие виды беспроводной связи. Частным случаем интернета вещей является межмашинное взаимодействие (M2M).

Интернет вещей можно разделить на потребительский и промышленный сегменты. Смотрите, как много ниш относится к IoT:
Интернет вещей в b2c

• носимые устройства (wearables)

• умный дом (smart home)

• умная одежда

• smart TV

• умные девайсы для животных

• другое
Интернет вещей в b2b

• умный транспорт (connected cars) и беспилотники
• умный город (smart city)
• страховая телематика (usage-based insurance)
• умные рабочие места
• умные электросети (smart grid)
• умные заводы (smart factory, industrial internet, IIoT)
• точное земледелие
• умные скважины smart well
• геолокационный маркетинг, в том числе биконы
• умные склады
• другое
Прообразом интернета вещей были системы промышленной автоматизации. Некоторые инженеры считают IoT чисто маркетинговым термином, в который переупаковывают давно известные технологии. Современный интернет вещей просто ускорил скорость передачи и обработки информации в существующих бизнес-процессах.

«Около половины компаний в России уже используют в своей деятельности подходы, которые можно отнести к концепции IoT, — говорит директор по бизнес-приложениям компании «Крок» Максим Андреев. — Интернет вещей уже среди нас, просто мы этого не замечаем. Ваш смартфон сообщает «Яндексу» о загруженности дорог, система рекомендует изменить маршрут, чтобы объехать пробку, — все это и есть IoT в действии. Телефон — это умный сенсор, сотовая сеть — это среда сбора данных, ЦОД Яндекса — это облачный сервис их хранения и обработки».
Как устроен российский рынок IoT
В России интернет вещей давно обсуждается на уровне властей. В октябре Минпромторг поручил Фонду развития интернет-инициатив разработать «дорожную карту» по развитию IoT. Воплощать эти планы в жизнь будут «Ростелеком», GS Group и Объединенная приборостроительная корпорация (входит в «Ростех»).

В декабре «Ростелеком» предложил президенту Путину создать в России консорциум индустриального интернета, при этом госкорпорация хочет стать главным провайдером IoT в России. Глава «Ростелеком» Сергей Калугин заявлял, что через пять лет выгода России от внедрения индустриального интернета вещей превысит 1 трлн рублей.

Весной ФРИИ объявил о запуске акселератора для IoT-стартапов. Сообщалось, что прошедшие отбор проекты получат до 300 млн рублей от GS Group (производит оборудование для цифрового телевидения, в том числе для «Триколор ТВ»). Затем ФРИИ и Иннополис решили создать полигон для тестирования проектов в сфере интернета вещей. Ведь Иннополис стал первым российским городом с полным покрытием беспроводной связью LoRaWAN.

Отечественными разработчиками IoT заинтересовались также крупные западные корпорации. За последний год в Москве открыли свои лаборатории интернета вещей Intel и SAP. А Госкомиссия по радиочастотам собралась выделить специальные частоты для интернета вещей.

Гендиректор облачной платформы Command Spot Федор Анциферов составил такую карту российского рынка интернета вещей:
«Российский рынок интернета вещей только начинает переходить от производства слайдов к производству софта и железа, — шутит руководитель компании Revolta Engineering Максим Осорин. — Низкокачественные маркетинговые материалы от западных вендоров затуманивают понимание сути IoT. Предприниматели либо откладывают внедрение IoT до того, когда рынок созреет, либо ограничиваются небольшими пилотами. Чтобы в этом убедиться, достаточно поучаствовать в любой конференции про IoT. Одни и те же слайды с одинаковыми графиками про рост рынка, но с разными логотипами компаний. И практически ничего про технологические решения и реальные кейсы».

По его мнению, крупные компании слишком неповоротливы для внедрения IoT-проектов — для этого нужна гибкость и умение работать методом быстрого прототипирования. Поэтому рынок IoT двигают небольшие и средние команды, фокусно занимающиеся IoT.
Российский рынок интернета вещей в цифрах
> 16 млн

количество подключенных устройств в 2015 году (J'son & Partners Consulting)
$527 млн

объем рынка в 2015 году (J'son & Partners Consulting)
$980 млн

объем рынка в 2020 году (J'son & Partners Consulting)
$200 млрд

выгода от внедрения в ближайшие 10 лет (Cisco)
Гендиректор PTC в России Андрей Шолохов делит российский рынок интернета вещей на два лагеря: производителей IoT-систем и интеграторов, которые внедряют заказчикам чужие технические решения.

«К сожалению, среди отечественных компаний нет производителей IoT-платформ, конкурентных на мировом, да и на российском рынке, — считает Шолохов. — Некоторые российские стартапы создают много информационного шума, но на практике им трудно противостоять системам, на разработку которых потрачены годы и миллиарды долларов».
Примеры внедрения интернета вещей в России
«Техносерв» и «Акадо телеком» разработали для Московской объединенной энергетической компании систему, позволяющую удаленно считать расход тепловой энергии в жилых домах. Данные передаются в МОЭК через интернет или по сотовой связи. Умные датчики установлены в 23 тысячах объектов. Система оповещает энергетиков о сбоях в теплоснабжении и даже прогнозирует поломки.

В феврале 2015 года Cognitive Technologies и «КамАЗ» начали работать над беспилотным грузовиком. Минобрнауки выделило на реализацию этого проекта 300 млн рублей. Сейчас они уже тестируют прототипы.

В январе Cognitive Technologies занялась разработкой беспилотной сельхозтехники на базе Иннополиса (вместе с «Ростсельмашем» и агрохолдингом «Союз-агро»). В июне прошли испытания их первого беспилотного трактора. По некоторым расчетам, технологии точного земледелия будут приносить России 30 млрд рублей в год.

Российский пассажирский самолет МС21 корпорации «Иркут» оснащен системой удаленного получения информации о неполадках во время полета. Разработчиком этого решения выступила компания PTS («Продуктивные технологические системы»).

Cisco и «Таттелеком» реализуют проект «Умный и безопасный город Казань». Он включает единую городскую сеть wi-fi, интеллектуальные видеонаблюдение, парковку, транспортную систему, уличное освещение и ЖКХ. По расчетам властей, это на 50% повысит эффективность пользования общественным транспортом, на 80% снизит потери в сфере ЖКХ, уменьшит затраты на освещение до 40% и сократит пробки на 25%. Также стать «умными» сейчас пытаются Москва, Нижний Тагил, Екатеринбург и другие крупные города России.

Инжиниринговая компания «ЭДС» внедрила беспроводную систему Eaton для автоматизации разделки индейки на заводе агрохолдинга «Дамате». Она сводит к минимуму простои линии при отключениях электроэнергии.

В 2014 году в Питере запустили сеть велопроката «Велогород». Недавно проект был переработан: теперь для аренды велосипеда не нужен терминал — микрокомпьютеры на стоянках позволяют разблокировать замки с помощью мобильного приложения. Приложение, серверную часть и API для взаимодействия со станциями разработала компания MobileUp.

На заводе «Северсталь» беспроводная система отслеживает передвижение грузов, чтобы исключить воровство и оптимизировать производственный процесс.

Lada Vesta — первый серийный автомобиль, оснащенный системой экстренного оповещения «ЭРА-ГЛОНАСС». Она передает сигнал о ДТП, о превышении скорости и даже позволяет удаленно отключать двигатели автомобилей.

В июне Tibbo Systems внедрила IoT-систему хранения сахарной свеклы в агрохолдинге «Русагро». Датчики фиксируют условия и место хранения, а система показывает, какое сырье нужно переработать в первую очередь, чтобы оно не испортилось.

Отечественная компания «Стриж-Телематика» подключила к интернету уже 100 тысяч умных устройств. В основном они используют беспроводные системы для удаленного сбора показаний со счетчиков газа, воды и электроэнергии, но есть кейсы в ритейле и других отраслях.

Российские нефтяники используют интернет вещей для создания так называемых «умных скважин». Датчики в режиме реального времени передают инженерам данные о давлении и температуре в скважине. Это повышает эффективность нефтеотдачи и даже позволяет удаленно управлять нефтедобычей. Подобные системы внедрили компании, например, Sakhalin Energy (проект «Сахалин-2»), «Роснефть» (Ванкорское месторождение) и Salym Petroleum Development (Салымское месторождение).
Как применить интернет вещей в реальном бизнесе
Опрошенные Rusbase эксперты приводят такие практические сценарии использования интернета вещей:
Минусы интернета вещей
Одно из основных препятствий для развития интернета вещей — отсутствие единых стандартов. Оно затрудняет объединение беспроводных сетей объектов в единую сеть (IDC называет это состояние «всеобщим интернетом»).

«Думаю, все ждут выработки единого стандарта от конгломерата крупных игроков Google, Apple, Microsoft, Samsung, Cisco и Huawei, — предполагает старший разработчик i-Free Иван Дворников. — А до тех пор интернет вещей будет работать в основном через wi-fi как самый распространенный вид беспроводных сетей».

Неизвестно, какой протокол в итоге победит, и каждый производитель продвигает свой. Некоторые отличаются энергоэффективностью, другие — стабильной работой, третьи более безопасны. Идеальная технология должна объединить в себе все три признака. Но ее пока не создали.

В разных сферах интернета вещей работают разные протоколы. «BLE больше подходит для носимых устройств, wi-fi — для умных домов и офисов — говорит Федор Анциферов. — Что касается крупных предприятий, умных городов, агробизнеса, по моему мнению, там победу одержат мобильные операторы».

На заводах используются давно отработанные технологии промышленного Ethernet. С точки зрения энергоэффективности наиболее перспективна технология LPWAN. Таким датчикам достаточно пары батареек — фермер может закопать их в поле и годами получать информацию о температуре почвы.

Проблема безопасности изрядно подрывает доверие к интернету вещей. Есть опасения, что хакеры могут воровать данные из IoT-систем или устраивать диверсии на производствах. В 2015 году было несколько таких скандалов. LG признала, что ее умные телевизоры передают данные третьим лицам. В США хакер взломал видеоняню и по ночам разговаривал с ребенком.

Так что участникам рынка IoT-рынка предстоит научиться защищать свои системы. Кибербезопасностью интернета вещей уже занимаются «Лаборатория Касперского» и другие компании.
К кому идти и сколько стоит?
«Обращайтесь к тем, кто может вам показать что-то кроме слайдов, владеет технологией и говорит с вами на одном языке, — советует Максим Осорин. — Это точно не крупные вендоры, а скорее их партнеры — небольшие российские команды, сфокусированные на IoT». Андрей Шолохов, напротив, рекомендует идти к системным интеграторам.

Цена IoT-проекта зависит от количества устройств, задач и сферы применения. На их реализацию обычно уходит от одного до трех месяцев. Чаще всего такие проекты подразумевают оплату подписки на облачный сервис, а не разработки и внедрения, говорит Осорин. Типовой бюджет для завода с 3-4 производственными линиями он оценивает в районе 7-10 млн рублей.

«По нашему опыту, пилотный проект сроком 1-3 месяца можно оценить в 6-7 млн рублей, включая аппаратную часть, лицензии на ПО и работу системного интегратора», — прикидывает Шолохов. По оценке главы компании Voltaware Сергея Огороднова, на крупном заводе внедрение IoT может стоить от $1 млрд и выше.
Будущее интернета вещей в России
Интернет вещей — обширная тема, но какую бы бизнес-модель ни выбрала
организация, ее успешная реализация будет связана с решением следующих
задач: управление устройствами, сбор и анализ данных, а также
развертывание мобильных облачных сервисов. EMC вместе со
стратегическими партнерами разработали набор решений, который
полностью закрывает весь спектр задач, связанных с Интернетом вещей.
Пока большинство российских кейсов внедрения интернета вещей не закончены или непубличны. Рядовые предприниматели заинтересуются IoT тогда, когда увидят конкретные экономические результаты. Еще рост рынка зависит от внимания государства и корпораций, а также от готовности менеджмента к изменениям.

«Сейчас происходит становление рынка, — говорит Андрей Шолохов. — Завышенные ожидания, связанные с индустриальным интернетом, скоро исчезнут. Через пару лет придет понимание, что никакой четвертой промышленной революции нет, а есть набор технологий сродни АСУ ТП, которые можно и нужно внедрять».

Собеседники Rusbase склоняются к тому, что массовое внедрение IoT в России начнется не ранее 2020 года. Предприниматели сами придут за интернетом вещей, рассуждает Федор Анциферов. Это отличный способ прокачать бизнес-процессы: поступающие от устройств данные дают новые рычаги влияния на клиентскую базу.

Развитие интернета вещей гарантирует рост смежных рынков. На этом заработают компании в области хранения, анализа и защиты данных. До сих пор главным источником больших данных был интернет. Но когда пространство вокруг нас будет напичкано датчиками, количество неструктурированной информации вырастет по экспоненте.

«IoT — мощный инструмент, и его точно будут использовать ваши конкуренты, — говорит Максим Осорин. — Вопрос только в том, кто его лучше применит — вы или они. Вот и все».
За помощь в подготовке материала Rusbase благодарит:
— Романа Жаренкова, инвестиционного аналитика фонда Phystech Ventures
— Александра Герасимова, директора департамента ИТ и облачных сервисов J`son & Partners Consulting
— Александра Гранкина, сооснователя проекта GO+
— Ивана Дворникова, старшего MSSQL-разработчика i-Free
— Григория Лабзовского, директора центра разработки Oracle в Санкт-Петербурге
— Виктора Черногорова, директора по развитию MobileUp
— Илью Князева, гендиректора компании «Передовые системы самообслуживания» (ГК «АйТи»)
— Виктора Стрелкова, первого вице-президента по системной интеграции и программной инженерии ГК «Техносерв»
— Сергея Стишенко, гендиректора компании GTI
— Радомира Азизова, гендиректора компании «Открытые разработки»
— Александра Беспалова, менеджера по продукту направления «Автоматизация, промышленные устройства управления и защиты» Eaton в России
© Rusbase, 2016
Фото: Shutterstock
Текст: Анна Соколова.
Анна Соколова