Как производят технологичный контент для взрослых и кто на этом зарабатывает
За кулисами VR-порно

Я подхожу к большому белому особняку. Стучусь, и девушка в белой блузке и черной юбке открывает дверь. «Здравствуй, красавчик!», — приветствует она меня так, будто бы мы уже встречались раньше.

Она хватает пылесос, который я держу в руке и, улыбнувшись, говорит «Я не против сменить шланг на какое-то время». Меня приглашают войти.
Затем я оказываюсь в гостиной. Горит огонь в камине, с террасы слева от меня виден Голливуд. Тем временем девушка пытается пропылесосить ворсистый ковер, хотя оказывается, что прибор даже не включен в розетку.
Через мгновение хозяйка уже оказывается между моих ног, распахивая блузку, и касается моей промежности. Кажется, я лучший продавец пылесосов всех времен.
Это не дешевая эротическая фантазия
Так описывает свой опыт просмотра порно в виртуальной реальности журналист TheNextWeb Мэтью Хасси.
Порноиндустрия, как всегда, первая внедряет новые технологии. Так произошло и с виртуальной реальностью
Видео, о котором идет речь, было спродюсировано BaDoink — компанией, специализирующейся на порно. Она имеет такое четкое представление об этой сфере, что отказалась снимать обычные фильмы в пользу виртуальных. Это смело.

С другой стороны, порноиндустрия всегда быстро подхватывала технологические тренды или сама же их задавала.

Так, она сыграла роль в битве VHS против Betamax и Blu-ray против HD-DVD. Более того, она ответственна за гибель некоторых технологий (кто-нибудь еще помнит про лазерные диски?). Если такие компании, как BaDoink, собираются полностью переходить на виртуальную реальность, остальной мир может вскоре последовать их примеру.
Это история о том, как порно приручает виртуальную реальность и неспешно преобразует концепт в полноценную и прибыльную индустрию.
Рассвет виртуальной реальности
Виртуальная реальность существовала и раньше. На протяжении всей истории она находилась на разных стадиях. Термин «виртуальный туризм» был впервые введен в 1939 году, когда машины, соединяющие два стереоскопических изображения, были установлены в общественных местах, вплоть до 1991 года. Затем потребители впервые попробовали на вкус альтернативные реальности, которые мы сегодня называем виртуальными.
Помните это?
Компания под названием Virtuality производила большие громоздкие машины, которые могли поместиться только внутри игрового зала. Кроме того, нужно было иметь приличную сумму денег, чтобы поиграть в них. Несмотря на их размер и цену, проблема была именно в недостатке заголовков и контента, которые бы удовлетворили зрителей. Поэтому VR долгое время была предоставлена только Голливуду и нашему коллективному воображению.

Но в 2012 году студент по имени Палмер Лаки пришел в E3 (Выставка электронных развлечений в Лос-Анджелесе — прим. ред.) и продемонстрировал ранний прототип разработанного им дисплея, который крепился к голове, — Oculus. Джон Кармак, сооснователь id Software, был так впечатлен достижением Лаки, что объявил, что игра Doom будет совместима с носимыми дисплеями, в том числе и с Oculus.

С этого момента виртуальная реальность вновь ворвалась в наше сознание.
Компании по всему миру лезут из кожи вон, чтобы создать для него аппаратное обеспечение. В самом конце списка плетется Google cardboard — 25-долларовый самодельный шлем, предназначенный для работы со смартфоном. Возглавляет список Oculus. Это устройство на основе PC, укомплектованное инструментами, которые позволяют видеть свои руки в виртуальной реальности.

Juniper Research прогнозирует, что поставки шлемов виртуальной реальности достигнут в этом году трёх миллионов и раздуются в десять раз к 2020 году. С точки зрения доходов, индустрия шлемов будет стоить 4 миллиарда, и это менее, чем за восемь лет после того, как мир в первый раз увидел Oculus.
Но проблема контента никуда не исчезает: если вам нечего смотреть на новой блестящей VR-гарнитуре, зачем тогда вообще ее покупать?
Хотя... можете не беспокоиться, на этот случай всегда есть порно. Индустрия для взрослых готова предложить контент для самых заядлых гиков.
Погружение в технологии
«Всякий раз, когда вам становится удобно пользоваться новой платформой или технологией, первая вещь, которую вы ищете, это порно».
Тодд Гилдер
CEO BaDoink
«Каждые два месяца с июля 2015 к нам присоединяется от 50% до 200% новых клиентов, и это стабильно», — говорит Тодд Гилдер, СЕО BaDoink. Этот всплеск продаж мог быть приписан видео, опубликованному на YouTube, где люди смотрят виртуальное порно в парке Сан-Франциско. Вот оно:

Пользователи стараются изо всех сил найти слова, чтобы выразить свои чувства, что подтверждает видео выше. «Google Cardboard как стартовый наркотик, — говорит Гилдер. — После того, как люди видят, насколько хороша эта технология, они немедленно хотят перейти на гарнитуру получше».

Вскоре после появления вирусных видео команда начала раздачу 10000 Google Cardboard бесплатно. Они разошлись за 24 часа.

С тех пор BaDoink записал уже около 100 эпизодов в VR и в настоящее время продюсирует по два в неделю. Каждое видео может быть загружено в форматах, совместимых с Oculus Gear VR или с гарнитурами в стиле Cardboard.
Конкуренты
Другие компании по производству порно также пытаются найти себе место. Например, Naughty America и Kink.com начали производить фетишисткий и альтернативный контент для VR. Но на данный момент VR-рука Kink еще находится в бета-версии, и Naughty America продолжает делать традиционное порно.

Есть еще «Tube-сайты» — вебсайты, которые собирают контент других — например, VRSmash. Но ничего из вышеперечисленного не вовлекалось в VR так, как BaDoink.
«Наша бизнес-модель всегда была сфокусирована на технологии», — сообщает Гилдер.

«Контент занимает второе место после технологий. Вы можете быть мастерами в этой области и при этом не иметь действительно суперсильную техническую команду, которая держится в топе техноинноваций. 5% — это контент, 95 % — технологии. Это единственный способ оставаться конкурентоспособными и расти».

5% — это контент, 95 % — технологии. Это единственный способ оставаться конкурентоспособными и расти.
Аудитория
Разработчики BaDoink проводят большую часть своего времени, не только работая над безопасностью и стабильностью, но также анализируя данные пользователей, которые поступают, когда кто-то смотрит видео. «Люди, которые впервые связываются с новой платформой, как правило, хотят многое сказать», — говорит Гилдер.
«Они комментируют тонны информации, и я бы даже сказал, что всю эту платформу краудсорсят».
Большую часть аудитории составляют белые, гетеросексуалы и мужчины. Большинство сцен — это мж, и зритель выступает в роли первого лица. Однако имеется несколько сцен, где главная героиня — девушка.
Каждое видео экспортируется в разных форматах.
Легко ли сниматься в VR-порно?
Журналист TheNextWeb попросил Кристи Стивенс, ведущую актрису просмотренного им фильма, рассказать об опыте в съемках VR.
Во время перерыва оператор снимает промо-контент для фильма.
«Такая съемка имеет намного больше ограничений в позах, которые мы можем использовать», — объясняет она.

«Мне приходится иначе позировать и двигаться, потому что через линзы VR ракурсы выглядят по-другому. На это уходит намного больше энергии со стороны актрисы, потому что мужчина-актер не может двигаться больше и говорить, так что все реплики зависят от меня. Обычно существует переход между партнерами, но в VR большая часть действий возлагается на меня или на другую актрису. Еще мне приходится тренироваться, куда именно смотреть: на камеру, за камеру или выше».
Из-за этих ограничений съемки часто длятся в два раза дольше, чем обычные сцены, и это увеличивает нагрузку на актеров.
«VR, определенно, намного труднее снимать физически, — объясняет Стивенс. — И постоянный зрительный контакт с камерой может быть утомительным».
Затраты тоже увеличиваются. «Обычная сцена стоит $3000. Сцена VR — $6000, но вся разница уходит в постпродакшн», — говорит Гилдер.
Технологии съемок
Большинство контента снято с использованием поля зрения в 180°, что достигается за счет съемок двумя камерами Sony A7R II c линзами «рыбий глаз», скрепленными вместе.
Почему не 360°?
«Большинство наших сцен сняты в 180°, так как (давайте смотреть правде в глаза) большинство наших пользователей лежат, и им не нужно смотреть на то, что находится позади», — говорит Гилдер.
Например, в одном видео зритель лежит, а вокруг него совокупляются две пары. Ты можешь выбрать, за какой парой наблюдать, посмотрев в их направлении.

Но съемка в VR представляет ряд сложностей как для исполнителей, так и для режиссеров.
Сложности
«В традиционной съемке порно одна или несколько камер передвигаются по сцене. Это создает возможности для многих опций и ракурсов при монтаже, в отличие от VR, где ошибки более заметны и могут разрушить впечатление зрителя», — говорит Эрнандес.

Чтобы зритель оставался вовлеченным, существует целая производственная бригада, скрытая из поля зрения.

Актер отгибается назад, чтобы голова не попала в кадр. В таком положении он проводит весь съемочный день.
В дополнение к камерам есть два внешних 4k-рекордера и запатентованный шлем, мониторящий систему, так что режиссер может видеть в режиме реального времени, как все выглядит: свет, мониторы, захват неподвижного кадра и промо-контент, создающийся в то же самое время.
Порно влияет на технологический прогресс
Из-за того что BaDoink сейчас требует контента на еженедельной основе, такие компании, как Euclid, вынуждены развиваться намного быстрее, чем раньше.
«Хороший пример того, как наша работа с BaDoink улучшила технологию — это наша мониторная система HMD», — объясняет Бертон.

«Мониторинг — сложная вещь в VR. Достаточно легко получить изображение на дисплее плоского монитора, но это не помогает тебе понять, каким это изображение будет в гарнитуре. Мы разработали HMD-систему мониторинга, так что продюсер и режиссер могут видеть кадр так, как он будет выглядеть в конце. До этой инновации мы буквально настраивали камеру и надеялись на лучшее».
Монетизация
Несмотря на все сложности, влияние производства VR-контента, в отличие от обычного порно, принесло для BaDoink дивиденды.
«Обычно люди, учитывая различные варианты подписки, выбирают месячный абонемент. Но в VR мы наблюдаем более 50% годовой подписки с самого начала. Мы предлагаем платные сайты для взрослых уже 12 лет, но никогда не видели ничего подобного», — говорит Гилдер.
Тодд Гилдер
CEO BaDoink
То, что Badoink удалось заработать на VR, решив в течение года не снимать обычные фильмы, означает, что будущее этой сферы будет светлым.

«Мы не думаем, что любая компания, торгующая на бирже, хотела бы открыто заявить своим акционерам, что работает с порностудией», — заключает Гилдер. Но урок, выученный такими компаниями, как BaDoink, означает, что они быстро становятся лучшими экспертами в области, которая вот-вот будет стоить миллиарды.

Привыкнем ли мы надевать шлемы виртуальной реальности всякий раз, когда хотим что-то посмотреть, или это останется нишевым опытом? Покажет время.

Но сейчас у VR и порно все складывается отлично.


Источник: TheNextWeb.
Перевод: Дарья Данилова.
Фотографии: BaDoink.
Полина Тодорова