Мария Подлеснова

5 ответов Виктории Тигипко


Никогда не умела писать и не любила это дело. Но в этом году я решила, что буду вести свою собственную колонку на RUSBASE, гостям которой задавать всего 5 вопросов, личных и профессиональных. Тщательно подошла к выбору героев, из сотен выбираю только тех, кто вызывает у меня чувство глубокого уважения. Я буду стараться достучаться до тех людей, ответы которых будут важны для меня и, надеюсь, для наших читалетей.

Первая колонка выходит 8 марта, во время, пожалуй, самых непростых отношений между Россией и Украиной. И пока в моей ленте фейсбука мелькают «сводки с фронта», пока за наши головы бьются политтехнологи каждой из противоборствующих сторон, мой гость сегодня — Виктория Тигипко — гражданка Украины в гостях у гражданки России, родом из Беларуси.

Сегодняшняя колонка будет моим единственным комментарием к текущей российско-украинской ситуации. Все границы и конфликты — они только в наших головах. Если мы говорим о том, что мы — поколение инноваторов и предпринимателей будущего, то мы должны мыслить другими категориями: только бизнес и ничего личного. А у бизнеса, как вы понимаете, нет границ. 

Виктория, на мой взгляд, смогла выстроить 3 успешных бизнеса и в каждом стать, если не самой лучшей, то в тройке лидеров: венчурный фонд TA Venture (несколько успешных exit за последние полгода), лучшая конференция для предпринимателей и инвесторов на территории СНГ IDCEE и Одесский международный кинофестиваль, президентом которого является Тигипко.



1. О ВЕНЧУРЕ И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВЕ


Виктория, в интернете не так много информации о вашей профессиональной карьере. Кроме брокерской истории и дилера немецкой компании «Керхер» никакой информации нет. Как вы из предпринимателя стали инвестором в интернет-проекты? У вас за спиной опыт работы и в венчуре и в реальном секторе экономики: на каком «поле» играть интереснее?

Началось все со строительного бизнеса: моя компания работала с предприятиями-лидерами фармацевтической и пищевой промышленности. Потом дилерство в Karcher. Для меня это была новая ступень, другой уровень ведения бизнеса и клиентуры. В результате мы стали крупнейшим представительством в Украине и третьим в СНГ. В плане бизнеса пазл складывался, но контент был не совсем мой. Мне всегда хотелось более интеллектуальной работы, многозадачности, более быстрых решений, которые дают результат, risk environment.

Мне всегда нравились новые технологии, разработки, всевозможные гаджеты, все, что связано с интернетом. С моим будущим партнером по фонду познакомились через общих знакомых. Когда он решил перенести свой бизнес из Индии и Китая в Украину и искал партнеров среди местных предпринимателей, ему посоветовали меня. Так мы познакомились с Теодоро Д’Амброзио, теперь он мой партнер не только в фонде TA Venture, но и в других бизнесах, мы вместе развиваем интернет-проекты.

Мне пришлось постигать этот бизнес с нуля, но новые вызовы меня не пугают. Мне нравилось учиться, знакомиться с новыми людьми (а в этом бизнесе очень многое решает правильный нетворкинг). Для старта я прошла экспресс-курс по венчурному капиталу в Беркли, за первые два года посетила более сотни интернет-конференций и профессиональных ивентов.

Не секрет, что онлайн-бизнес — это постоянный challenge, постоянно меняющаяся среда. В этом мире каждую минуту происходит что-то новое. Вот это и заводит.

Можно ли управление венчурным фондом назвать предпринимательством?

В моем понимании венчурный фонд — это, скорее, некий сервис для инвесторов фонда, с одной стороны, и для предпринимателей — с другой. Ценность венчурного фонда — в smart money, полезных контактах и экспертизе, а также быстром реагировании на нужды предпринимателей. Венчурные фонды, как правило, занимают активную позицию в управлении компаниями, в которые инвестируют. Поэтому предпринимательский опыт тут исключительно важен. Для TA Venture это особенно актуально — нам очень интересно развитие своих проектов, project building. Мы скорее предприниматели, чем инвесторы.

В большинстве наших инвестиций, кроме тех компаний, которые мы сами создаем и развиваем, мы не выступаем в роли лидирующего инвестора. Если говорить об аналогах, мы скорее похожи на берлинский Project A, с которыми мы поддерживаем тесные связи и являемся со-инвесторами в нескольких проектах. Нам интересно построение своих компаний с нуля, и мы принимаем в их жизни активное участие, предоставляя им все необходимые ресурсы и помогая им во всех отношениях. Стараемся создать и запустить компанию в 1-2 года. Три мы уже запустили (онлайн-маркетплейс Topmall, сервис мета-поиска гостиниц Hotelscan, сервис для бронирования бюджетных путешествий Bravoavia). Четвертый проект планируем запустить в следующем квартале.

Мы смотрим, чем живет глобальный интернет-бизнес, и делаем преимущественно пассивные инвестиции по всему миру. Сейчас у нас больше полусотни инвестиций, в основном в США и Европе, в Индии и Бразилии, в России и Украине. Среди наших компаний — Bravofly, SumUp, Auctionata, AdoreMe, NU3, Dreamlines, Flaconi, Finanzcheck и много других. Не так давно состоялись экзиты из WeHostels и LittleEyeLabs (первый индийский стартап, приобретенный Facebook).

Можно ли быть целиком в венчуре/интернет-бизнесе, не имея параллельно другого постоянного проверенного источника доходов/бизнеса?

Все индивидуально, каждый венчурный фонд определяет свои условия работы. Можно полностью заниматься венчурным бизнесом и не заниматься параллельно ничем, а можно делать несколько параллельных проектов. Однако инвесторы фонда требуют, чтобы партнеры 100% занимались фондом и не отвлекались на другие проекты.

Обычно партнеры венчурных фондов получают зарплату и процент прибыли от каждой сделки, у каждого может быть своя система бонусов, и так далее. Бывает, что люди, уже заработавшие стартовый капитал в оффлайновом или онлайновом бизнесе и имеющие стабильный источник дохода, решают заняться венчурным инвестированием, которое имеет высокую рисковую составляющую и более длинный период выхода из инвестиций. Однако при этом существует возможность получить очень высокий возврат на инвестицию.


2. О ПОЛИТИКЕ И БИЗНЕСЕ



Политическая карьера вашего супруга (его статус) помогает или мешает вашему бизнесу?

(прим.: вспоминая последнюю историю с псевдо-бойкотом IDCEE)

Как жена я его поддерживаю, но бизнес и политика — это отдельные вещи. Мы оба были состоявшимися людьми, когда встретились, поэтому вполне способны разделять сферы своих интересов. Кроме того, интернет-бизнес — глобальный и очень открытый, местные политические связи здесь не помогают. А TA Venture инвестирует преимущественно на глобальном уровне.

Теперь про IDCEE. Хочу акцентировать на том, что это неприбыльный наш проект, он таким и задумывался изначально. Конференция направлена в первую очередь на развитие экосистемы предпринимательства.«IDCEE. Интернет-технологии и инновации» — это международная англоязычная конференция, крупнейшее профильное мероприятие в регионе СЕЕ с крупнейшей Аллеей стартапов (Центрально-Восточной Европы). Единственное, что ее связывает с Украиной — это удобное место расположения в центре Европы и безвизовый режим для многих стран.

Ежегодно у нас больше 2000 участников из более 40 стран, хотя наша фокусная аудитория — это Украина, Россия и СНГ. Но мы продолжаем его расширять, усиливаем центрально-европейскую составляющую. Хотим, чтобы IDCEE была своеобразной точкой входа для всего интернет-бизнеса Центральной и Восточной Европы.


3. ОБ ИМИДЖЕ УКРАИНЫ



Как воспринимают украинский рынок ваши международные партнеры в сфере венчура? Есть ли какое-то устоявшееся мнения об Украине, скажем, в Долине?

Есть устоявшееся позитивное мнение относительно «человеческого капитала» в Восточной Европе в целом, в том числе и в Украине. Наши разработчики очень талантливы и имеют огромный потенциал.

Есть даже такое наблюдение от аутсорсинговых компаний: украинцам дают более сложные задачи, требующие не просто качественных, а нестандартных, я бы даже сказала, неожиданных и элегантных решений. Например, Илья Лаурс (основатель GetJar, который приезжал к нам на IDCEE в прошлом году), вообще говорит, что в Восточной Европе выросло целое “поколение хакеров” — в том смысле, что люди тут достаточно близко знакомы с технологиями, они способны как создавать, так и пользоваться инновационными идеями.

Хуже дела обстоят с предпринимательством и серийным производством. Это и условия работы (в первую очередь, что касается законодательства, налогообложения и безопасности бизнеса), и низкая культура предпринимательства в целом. Кроме того, западный мир не отделяет локальный украинский рынок от российского, да и не особо им интересуется.

Мир только начинает узнавать об Украине. В том числе это происходит благодаря IDCEE — многие инвесторы побывали здесь впервые именно благодаря нашей конференции. Тем не менее, основное в бизнесе — это люди, команда. Это ключевая составляющая, и хорошо, что она у нас есть. Над всеми остальными факторами можно работать, лоббировать изменения законодательства, развивать инфраструктуру. Поэтому я смотрю с оптимизмом на будущее украинского ІТ-рынка.


4. О ЖЕНСКОМ


Женщина — это семья или карьера? Как правильно балансировать и нужно ли? Есть ли образ-идеал?

Как убежденная феминистка, я с большим уважением отношусь к Шерил Сандберг. Очень рекомендую к прочтению ее книжку «Lean In», в ней прекрасно описаны все сложности совмещения семьи и карьеры.

Вообще мне сложно тут что-то кому-то советовать, потому что я трудоголик, и это тяжелый случай. Думаю, мои рецепты не всем подойдут. Я люблю работать, говорить о работе, всегда занимаюсь сразу несколькими делами. Мне было сложно себя даже заставить йогой заниматься, чтобы при этом не слушать в наушниках какую-то полезную аудиокнигу или обучающий курс. Но постепенно я себя приучила к концентрации.

Пожалуй, общение с мужем и детьми и йога — единственные занятия, которые я не делаю параллельно еще с чем-нибудь. Во всем остальном можно применять мультитаскинг, и я это с удовольствием делаю.

Каждый должен рассчитывать на свои биоритмы и заниматься любимым делом. Мне нравится работать в динамичном ритме. Я с детства к этому привыкла — с уроков бежала на танцы, потом в музыкальную школу, потом еще на какие-то кружки. Тайм-менеджмент — ключ ко всему.

Мое правило — не затягивать принятие решений и, в случае необходимости, делегировать полномочия нужным людям. Что же касается выбора между тем, чем раньше заниматься — семьей или карьерой, то его нет. Нужно четко понимать, что тебе на самом деле нужно, тогда все случается в свое время.


5. О КИНОФЕСТИВАЛЕ


Кинофестиваль описывают в СМИ как ваше хобби. Откуда любовь к киноискусству и что с фестивалем сегодня?

 (прим.: Виктория в 2010 впервые организовала и провела Одесский кинофестиваль)

Кино всегда было моим хобби. Но так уж случилось, что моя созерцательная энергия рано или поздно переходит в созидательную. Захотелось, чтобы интеллектуальное кино, арт-мейнстрим стали доступны для широкой аудитории, чтобы новое поколение воспитывалось на хороших фильмах. И в какой-то момент удовольствие смотреть кино переросло в такой крупномасштабный проект, как Одесский кинофестиваль, который стал реальностью благодаря усилиям отличной команды.

Сейчас ОМКФ уже вышел за пределы национального события, прочно заняв свое место в международном кинокалендаре, и доказал свою эффективность как платформы для развития украинского кино. За четыре года фестиваль посетили более трех тысяч профессионалов из 40 стран мира, а 300 тысяч человек просмотрели более 400 фильмов. Около 70 тысяч человек посмотрели наши фильмы на бесплатных открытых площадках. Были тысячи публикаций в украинских и зарубежных СМИ.

ОМКФ знают и любят в мире, сюда охотно едут профессионалы, а авторы с удовольствием присылают свои фильмы. Оставаясь неприбыльным мероприятием, фестиваль прямо и косвенно наполняет бюджет Одессы, области и Украины — за счет новых рабочих мест, уплаты налогов, огромного количества кинотуристов, улучшения инфраструктуры, киносъемок в городе. Работы участников — Олега Сенцова, Данилы Козловского, Джека Рейнора, Владимира Тихого — привлекли внимание международных продюсеров, агентов и отборщиков международных кинофестивалей.

Цепная реакция, которая последовала за фестивалем, — это фильмы, которые опять создаются в Одессе: благодаря фестивальным контактам режиссеры Нана Джорджадзе и Никита Михалков приехали снимать свои фильмы именно в Одессу. Фестиваль всегда предлагал своим зрителям самый актуальный контент, поэтому в 2014 году ввиду последних событий в нашей стране мы обязательно включим в программу кино о роли гражданского общества в Украине и в мире. В этом году у нас юбилейный, пятый фестиваль, поэтому мы приложим все усилия, чтобы сделать программу максимально мощной и насыщенной, чтобы выдержать высокую планку, взятую нами раньше, и провести событие на должном уровне.

В этом году мы максимально сконцентрируемся на контенте — подборе программы и профессиональных секциях. На ОМКФ будет только лучшее кино для лучшего зрителя!


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно