Суворова Ольга

Что будет с акселератором ФРИИ?


В начале февраля прошел Demo Day первого набора акселератора ФРИИ, а спустя всего три недели акселератор принял новых резидентов. О том, какие выводы сделала команда фонда после первого выпуска, и как изменится работа со стартапами во втором наборе, мы поговорили с Дмитрием Калаевым, директором по акселерационным и образовательным программам ФРИИ.

Дмитрий Калаев до прихода в ФРИИ был управляющим партнером посевного венчурного фонда RedButton, совокупный объем закрытых лично Дмитрием сделок в 2012 году составил $10 млн.
До прихода в венчурный бизнес успешно работал в ИТ-индустрии. В компании Naumen прошел путь от программиста в «квартирном стартапе из 6 человек» до заместителя генерального директора и акционера компании. Создал в Екатеринбурге офис Сбербанк-Технологии, выполнивший проект внедрения информационной системы в 1800 отделениях Уральского Сбербанка.
Создал Клуб ИТ-менторов в Екатеринбурге, который поддержал за три года работы более 120 стартапов. Инициатор и директор по развитию некоммерческого партнерства “Уральский ИТ-кластер”, объединяющего крупнейших разработчиков программного обеспечения Свердловской области.


После первого выпуска проектов из акселератора ФРИИ, будете ли вы что-то менять в работе со стартапами?

Сейчас мы будем делать акселератор немного иначе.

В первой части акселерационной программы команда работает над уточнением бизнес-модели, поиском оптимального предложения продукта и уточнением профиля клиентов. За вторую половину акселерации необходимо накачивать бизнес-модель, работать над подтверждением размера рынка и подтверждением экономики будущего бизнеса.

В этом акселераторе не будет команд, у которых продукт не готов для проверки рынка, потому что таким командам просто не хватит времени.

 

Итоги работы первого акселератора мы видели на Demo Day, а что с онлайн-акселератором? Какие выводы вы сделали ?

Немного расскажу как работал онлайн-акселератор. Проекты работали с трекером, но не посещали образовательный курс и не получали инвестиции от Фонда. Сработал онлайн-акселератор хуже наших ожиданий, мы усиливаем этот формат сейчас живыми встречами.  Первый вывод, который мы сделали, что люди хуже работают, если они находятся не вместе и у них нет бизнес-ритма. Технический цикл проверки гипотезы на рынке у проектов офлайн-Акселератора был 1-2 недели. У онлайн-акселератора цикл составлял 3-5 недель.

Второй вывод, что несмотря на видеокурсы с методологией, люди самообразованием занимаются  с трудом. Не могу сказать про все проекты, но большая часть это такая российская история, что «если ничего не помогает, то я прочитаю инструкцию». Но похоже инструкцию у нас никто не прочитал или прочитал, но не стал смотреть. Поэтому мы преобразуем чистый онлайн в заочным акселератор с большим количеством личного общения. Команды по-прежнему не будут получать инвестиций, но будут обязаны проводить в офисе определенное время и посетить обязательный образовательный курс на старте.

Хотя не все получилось, но даже при некоторых неудачах, из нашего онлайн-акселератора целый ряд проектов дорос до второго офлайн-акселертора и получил наши pre-seeed инвестиции.

 

В целом, как вы оцениваете результаты работы вашей первой акселерационной программы?

Проектов из первого набора акселератора, в которые мы готовы инвестировать или соинвестировать от $100 000 оказалось больше, чем мы планировали!

Я считаю , что это хороший результат!

Но почивать на лаврах не стоит – все только начинается.

Спустя полгода работы на рынке фонда вы можете назвать свои слабые стороны?

Мы показали, что наша методика акселерации эффективна, но пока мы акселерируем только в Москве.

Наша задача масштабировать этот опыт. Сейчас работаем над расширением географии. Наша задача не просто создать эффективный акселератор, но и целую систему взращивания стартапов в стране. Поэтому у нас появился такой продукт, как преакселератор, который помогает проектам на самых ранних стадиях осознать как делать бизнес, какой размер рынка и дает ряд других прикладных инструментов. И у нас еще много планов впереди.

 

 

Во время работы с проектами в акселераторе, что вас приятно удивило? Были ли какие-то неожиданные результаты?

Я надеялся, что мы сможем создать такую атмосферу, где люди увлеченно работают 24 часа в сутки. Не рудники, где можно отобрать паспорт и сказать работай круглосуточно. А добровольный огонь в глазах. Нам это действительно удалось. Люди ночевали в акселераторе и работали в выходные, т.е. была заряженность, это очень хорошо. Это было ожидаемо и, к счастью, удалось. 

Что меня порадовало больше всего, так это готовность первого набора проектов продолжать участвовать в жизни акселератора. Когда мы спросили готовы ли они сотрудничать со следующим потоком стартапов, то большинство откликнулось. Многие сами вызвались помогать тем проектам, что придут после них, помогать им с бизнес-моделями и выступать менторами. Это такой неожиданный и приятный факт, который показывает с одной стороны, что мы сделали что-то ценное для этих ребят, раз они готовы делать payback. С другой стороны это культура рынка, которая в России пока не сформировалась, что нужно помогать всем остальным. Я надеюсь, что это будет цепной реакцией.

 

Получив такой опыт построения акселерационной программы, на ваш взгляд, какие есть отличия российской практики от мирового опыта?

Например, тот же Y Combinator собирает проекты на еженедельные встречи, куда приглашают экспертов, чтобы пообщаться с основателями компаний.  В России это работает менее эффективно, чем в штатах. Может это уровень самоорганизации меньше, у нас больше коллективизм – когда все работают и я работаю. Формат ужинов раз в неделю – это не формат России.

 

Вы три месяца  работали с проектами бок о бок, видели, как они анализируют полученные данные, меняют свои бизнес-процессы. Можете поделиться своими наблюдениями?

Главный вывод - ничего не надо менять в продукте, если не понимаете, на какую бизнес-метрику это повлияет.  Если стартапу говорят, что у него плохой сайт из 90-х, то это не значит, что надо все переписать. Основателя должно волновать, сколько сайт продает, какая конверсия, откуда и как пришли люди, которые уже совершили покупку. Задача команды сделать не лучший дизайн сайта, а понять, какую кнопку поле убрать или добавить, чтобы увеличь конверсию. Только после этого принимать какие-то решения.

 

И последний вопрос, вы хорошо узнали проекты за эти три месяца, как никто другой, а сами бы вложились в какие-нибудь? Можете назвать 2-3 проекта?

Мне жаль, что я не могу инвестировать в наши стартапы собственные средства, потому что возникнет конфликт интересов между мной лично и Фондом. Но я могу сказать, что я бы с радостью вложился в 5-6 проектов из первого набора акселератора.


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно