Андрей Пономарев

Хотим показать всем, что в Дагестане есть не только борцы, но и программисты и менеджеры



Предыстория


Программисты Али Абдулмаджидов и Арсен Шамхалов — резиденты дагестанского бизнес-инкубатора Plug&Play Dagestan. В инкубаторе они получили по $20 тысяч pre-seed-инвестиций на свои проекты.

Али окончил факультет Информатики и Информационных технологий Дагестанского Государственного Университета, подрабатывал программистом-фрилансером. The Meet — приложение, которое агрегирует все мероприятия, проходящие в городе, и позволяет на них зарегистрироваться — стал его первым проектом, вышедшим в Google Play. Арсен окончил Факультет Информатики и Управления (специальность — Вычислительные Машины, Комплексы, Системы и Сети) Дагестанского Государственного Технического Университета. Он работал над сервисом Omniposter — программой, которая в автоматическом режиме размещает записи в социальных сетях.

В марте этого года Арсен и Али переехали в Москву — чтобы пройти обучение по программе акселератора ФРИИ. Обучение им оплатил Plag&Play Dagestan.

Парни прошли акселерационную программу. Али продолжает развивать свой проект, а вот Арсену пришлось закрыть Omniposter — он понял, что перспектив у проекта нет. Арсен присоединился к команде другого проекта — «Гавбокс», который вошли в число участников третьей акселерационной программы ФРИИ.

Мы пообщались с ребятами об их переезде, открытиях, Дагестане и дальнейших планах. К беседе также присоединился Михаил Бланк — генеральный директор дагестанского Plug&Play.

Арсен в Plug & Play Dagestan

Чем Москва отличается от Махачкалы, а чем не отличается?

Али: Я до сих пор не привык. Не привык к тому, как люди здесь ходят, одеваются, ведут себя.

В Махачкале гораздо тише и спокойнее. Не отличаются только дороги…

Михаил Бланк: Его первая SMS из Москвы была: «В Москве женщины курят на улице!»

Али: Да, это так. Девочки тут даже курят.

Арсен: Мне, наоборот, кажется, мы уже адаптировались, так что теперь всё кажется нормальным.

Москва — хороший, зеленый город. Чисто и аккуратно — аккуратней, чем в Махачкале.

Кто вас в Москве поддерживал, кроме Михаила Бланка?

Арсен: Он не поддерживал. У нас тут не было каких-то проблем, чтобы нужна была поддержка.

Али: Нас поддерживал персонал ФРИИ. Все очень дружелюбные, все друг другу помогали.

«Яндекс.Карты» помогали ещё.

Как быстро вы познакомились с другими командами? Как быстро нашли общий язык?

Арсен: Каждую субботу, на общих трекшн-митингах, мы комментировали их проекты, а они — наши.

Али: Была отдельная лекция о знакомствах и нетворкинге. Познакомился с командой Swipe — поставил их приложение и прокомментировал — они всё исправили.

Сейчас знакомы со всеми командами акселератора. Несколько проектов ушли, но мы с ними мы тоже в хороших отношениях.

Арсен, а как ты перешел в «Гавбокс»?

Арсен: Когда я закрыл свой проект и заявил о своём решении на трекшн-митинге, мне поступило много предложений об участии в других проектах. Я выбрал тот, который мне интересен, и стал участвовать в качестве технического директора.

Тяжело было принимать решение о закрытии Omniposter? Долго обдумывал?

Арсен: Да, думал долго, обсуждал со многими людьми. Все говорили — не закрывать, а я сделал наоборот. Думаю, это к лучшему.

Михаил Бланк: Когда он уезжал в Москву, он уже сомневался в проекте. Я ему сказал: «Попробуй всё же продолжить, поймешь на ходу — стоит ли закрывать. Потрать время на проверку гипотезы».

Я рад, что он перешел в другую команду — для меня это показатель, что он оказался компетентным. Мы изначально закладываем, что 9 из 10 проектов будут умирать. Но основатель не уйдет на прежнюю работу — у него в голове есть следующий проект. Может, он и на нём ошибется, закроется, но третий будет успешным. Это опыт.

Многим может показаться — едешь в Москву, всё оплачивается, классно, приключения. Однако ребятам было непросто объяснить родителям, что они уедут в какой-то акселератор, а их «сидение за компьютером» называется «стартапом». Это достаточно сложное решение, и я благодарен, что они решились и показывают другим ребятам, что можно пробовать, ошибаться и двигаться дальше.

Арсен, по поводу нового проекта: как тебе смена позиций?

Арсен: Честно, я раньше даже не думал, сколько работы мне предстоит. Начиная с юридических вопросов и закачивая работой с клиентами. Раньше я работал один, а сейчас нас четверо. Я думаю, что тогда я один взялся за слишком большую задачу. Мне было недостаточно моих навыков. Новая задача будет интереснее.

По поводу акселератора — что самое главное дал акселератор?

Али: Первым и самым тяжёлым стал нетворкинг, взаимодействие с остальными.

Второе относится к сфере экономики, финансов, маркетинга. Подтянул почти всё. Просто уметь кодить — недостаточно. Когда я начинал проект, мне весело было писать код. Но тут каждую неделю тебя заставляют показывать развитие — я узнал много новых непонятных слов, получился целый словарик.

Арсен: Я согласен, ФРИИ заставляет покинуть зону комфорта. Комфорт разработчиков — кодить, а менеджеров — управлять. Здесь тебя заставляют делать сразу всё, структура стартапа подразумевает, что нет заметного разделения.

Развиваются самоконтроль и самодисциплина, ведь каждую субботу ты должен отчитываться, каждый раз тебя спрашивают «Зачем это? Зачем то?»

Али и Дмитрий Калаев на Demo Day ФРИИ

Чего не хватает в Дагестане стартаперам? Что вы хотели бы «привезти с собой» из Москвы?

Михаил: Традиционно в Дагестане многие жалуются, что нет инвесторов, проекты слабые, вузы плохо готовят специалистов. Все это некритично, на мой взгляд: людей можно привезти, найти через онлайн-заявки, уровень образования можно подтянуть за счет частных курсов.

Что действительно сложно — это создать сообщество, в котором делятся идеями. Культуру общения, когда ты не ругаешь, а советуешь. Наконец — создать сообщество предпринимателей, которые заинтересованы в работе со стартапами, так как это их будущие инвестиции или сотрудники.

Эти вещи мы стараемся подтягивать. Регулярно проводим мероприятия, курсы по программированию, раз в 3 месяца показываем текущих резидентов предпринимателям. Скоро привезем бизнес-ангела.

Арсен: А еще здесь — очень сильный контроль. В нашем инкубаторе иногда сложно сфокусироваться на работе — то мероприятие, то ещё что-то. А здесь уровень трекшна высокий, такой и должен быть.

Какие у вас планы на развитие?

Али: Охватить весь Дагестанский рынок до сентября, потом поднять денег у инвестора и выйти на российский рынок. Выйти за пределы Дагестана — добавить московские и питерские события. А вне стартапа — ещё 3 года учебы в университете.

Арсен: Планирую работать над новым проектом, надеюсь, он хорошо себя покажет в акселераторе. Насчет переездов: сюда ещё несколько раз точно приеду, тут хорошие условия. Работы много, она разная и интересная. Я был тут всего 2 месяца, не знаю точно, насколько город пригоден для жизни. Все москвичи ездят на дачу отдыхать, видимо, что-то с городом не в порядке.

Что вам нравится в вашем «родном» акселераторе?

Али: Я занимаюсь программированием, увлекаюсь с детства — это моё хобби. В Махачкале не было такого места, где бы собирались девелоперы. Были интернет-форумы, чаты. В Plug&Play я познакомился с большим количеством ребят, с разработчиками, менеджерами. В свободное от стартапа время я могу заходить и зависать в Plug&Play, знакомиться с ребятами. Конечно, понравилось отличное техническое оборудование.

Не знаю, что не понравилось, так как сравнивать не с чем. В Махачкале такого просто не было. Если в Дагестане построят акселератор покруче, то смогу сказать.

Арсен: Я познакомился с кучей людей — а до этого никто не знал, что в Дагестане столько айтишников. У нас есть все условия для работы. Только «Доктора Пеппера» не хватает.

Али: И кота нет.

Кот Стартап, живущий в Акселераторе ФРИИ

И последний вопрос. Какая у вас есть мечта?

Арсен: Заниматься тем, что нравится. Я считаю, что человек счастлив тогда, когда занимает своё место в жизни. Если человек тратит треть жизни на работу, которая ему не нравится, то он несчастлив. Надеюсь, что буду заниматься тем, что нравится.

Али: Я поставил себе цель — показать всем, что в Дагестане есть не только хорошие борцы, но и программисты, менеджеры, умные ребята. Чтобы в ленте «Яндекса» не было «Убил, взорвал, ограбил» в новостях о Махачкале. Хочу, чтобы слово «дагестанец» воспринималось всеми хорошо.


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно