Михаил Демидов

Что Гай Кавасаки думает о биткоинах


Le Web шла 3 дня, но для меня конференция началась на день раньше - потому что я предусмотрительно приехал в день, когда выдавали бейджи. И не ошибся, потому что в день открытия очередь за бейджами растянулась примерно на полтора километра.

Никто не знал, куда идти, потому что указатели были непродуманы. Я примкнул к группе немцев, которые искали нужное здание через навигацию в iPhone. Параллельно они поняли, что я инвестор, и начали рассказывать о своих проектах.

Нужное здание оказалось ненамного больше, чем, например, Digital October. Довольно небольшая площадка - три небольших здания, в одном из них - большой актовый зал для основных секций. Я почти все время был в главном здании, где происходили пленарные заседания. Потому что стартапы, которые были отобраны на LeWeb, лично мне были не интересны.

В принципе, стартапы были где-то на средне-высоком уровне. Но вот только ради стартапов я бы на Le Web не пошел.

Открывающее заседание было посвящено трендам ближайшего десятилетия. Здесь организаторы сделали ход конем - они пригласили знаменитых инвесторов, чтобы те рассказывали про будущее. Первым выступал Фред Уилсон - партнер фонда USV. Зал был набит полностью, 3 тысячи человек там было точно. Причем сидели высокого уровня предприниматели и инвесторы.


О чем говорил Фред Уилсон


Про биткоины. Он считает, что это новое движение в области технологий передачи информации. То есть, как в свое время аналоговые картинки были оцифрованы и переместились в интернет, такой же процесс сейчас происходит и с деньгами. И они будут ходить в интернете без контроля со стороны каких-либо компаний.

Про мобилизацию. Он говорил о том, что умирают десктопы. 

Про здоровье. По мнению Уилсона, будущее - за решениями в области Healthcare, приложения будут стремительно развиваться. Одно дело - создать приложение, которое говорит, что у тебя повышен сахар, и совсем другое - которое помогает регулировать рацион или сообщает родным и близким об ухудшении самочувствия.

Про чистоту информации. Фред Уилсон сравнил “загрязнение” информации с загрязнением окружающей среды. Информации слишком много, она не структурирована, подвержена всяким утечкам и т. д. По мнению Уилсона, будущее - за стартапами, которые предложат возможность эту информацию почистить. Это всякие аналитические системы, системы разделения доступа к информации, различные системы безопасности.

Он считает, что должны создаваться проекты, которые заменят текущие связи пользователей в Facebook, Twitter, Google и т. д. Пользователь доверяет свои данные всем этим сервисам. Предположим, что какая-то из соцсетей перестала работать или стала ненадежной. Соответственно, должен быть некий сервис, который объединяет и хранит все ваши данные из соцсетей, но не как кладбище данных - сервис должен быть живой.

Про Google Glass. Фред считает, что это перспективный рынок, но пока еще не перешел в массмаркет. Но Уилсон уверен, что с течением времени Google Glass станут, как iPhone, частью нашей жизни, которая не будет зависеть от веяний моды и т. д.


О чем говорил Гай Кавасаки


Следующим выступал Гай Кавасаки. Он отказался давать прогнозы на 10 лет вперед, сказал, что прогнозировать может разве только на 10 месяцев.

Про биткоины. Кавасаки очень скептически относится к биткоинам. Он считает, что это пузырь, который раздувается вокруг определенных групп пользователей, которые их генерируют и продают. И рынок не получит большого распространения, потому что все делается против правительства.

С другой стороны, он сказал, что биткоины - это круто. То, что до них додумались и сделали.

Про социальные медиа. Кавасаки считает, что они развиваются ожидаемым образом, но, в целом, слишком навязчиво. Сам Кавасаки использует соцсмедиа своеобразно - не для того, чтобы собирать друзей и подписчиков, а для того, чтобы использовать и продвигать свой бренд.

"Да, я SMM-щик, но сейчас работаю как типичный новостной канал".

Про текущие тренды. На тех рынках, которые не до конца оформились - лучше всего делать те проекты, которые востребованы. То есть не нужно стремиться  делать клоны успешных проектов. Нужно делать тот продукт, которым будут пользоваться сами фаундеры, их семьи, их друзья, инвесторы и т. д.

Про многомиллионные сделки. Кавасаки считает, что, возможно, эти проекты действительно столько стоят. Но основная стоимость приходится не на технологии или команду, а на интеллектуальную собственность.  

Он отметил, что главное во "многомиллионном" стартапе - это его амбиции. Пусть это будет маленький стартап, небольшая команда, но она строит что-то такое, что выходит на гиганта - Microsoft или Google. И если компания-гигант понимает, что это действительно амбициозный стартап, а не просто патентные тролли, то она скупает проект за сотни миллионов долларов.

Про инвестирование. Сам Кавасаки сейчас инвестирует меньше - в какие-то небольшие проекты. В общем, он отходит от роли инвестора.


О чем говорили Каланик, Либин и Маркус


Далее пригласили предпринимателей - выступал со-основатель Uber Тревис Каланик, один из основателей и руководителей Evernote Фил Либин и президент PayPal Дэвид Маркус.

Каланик ничего глобального не рассказал. Но поделился планами на дальнейшее развитие Uber: каждый водитель станет микроинвестором. Компания хочет изменить рынок транспорта: заполнить его личными водителями и микроавтобусами в аренду. А еще он вставил свою знаменитую фразу: “Моя жена - это Uber”.

Ничего особенного не сказал и Фил Либин - один из основателей Evernote. Он заявил,что Evernote - это проект его жизни и сделать что-то другое, если бы ему предложили продать компанию и заняться новым проектом, он бы не смог.

Носки Фила Либина на конференции LeWeb

Далее выступал Дэвид Маркус, президент PayPal. В частности, компания показывала новую разработку - флешку, в которую можно вбить свои платежные данные и расплачиваться ей в магазинах. Не нужен ни телефон, ни терминал, никаких дисплеев - только USB-разъем.

Дэвид рассказал, что сейчас PayPal подключен в 193 странах мира, есть около 137 миллионов активных аккаунтов. Рынок, по его словам, движется в сторону интернет-сервисов, где нет понятия очереди, времени обработки платежей, комиссий и т. д.

Про краудфандинг. Маркус сказал, что компания PayPal не поддерживает краудфандинг, потому что есть определенные сомнения относительно безопасности таких платежей - краудфандинг может быть просто мошенничеством.

Про биткоины. Биткоины ему нравятся, но он не воспринимает их, как актив. Биткоин похож на акцию, но уровень доверия совершенно другой.


Русский завтрак


На второй день конференции хаос начал упорядочиваться. Более-менее нормально работал интернет, секции начинались вовремя. Самым интересным событием второго дня стал “Русский завтрак”. Интересным он был, правда, только для российской аудитории. Вначале он стоял в основной программе, но потом его как-то выпилили и поставили дополнительным мероприятием.

“Русский завтрак” проходил с Александром Туркотом (MaxField Capital), Кириллом Варламовым (ФРИИ), Александром Потаповым (РВК) и Николаем Давыдовым (iTech Capital). Секцию вел Галицкий. В основном они говорили о том, что рынок в России растет и развивается.

Отсутствие выходов спикеры объясняли тем, что создавать фонды и  инвестировать начали совсем недавно. Либо тем, что инвестировали давно, но остались со-инвесторами в компаниях. В общем, результаты, по их словам, можно будет увидеть только через 3-5 лет. 

Про краудинвестинг. Кирилл Варламов пообещал лоббировать на государственном уровне законы, которые обеспечат правовое поле для краудинвестинга. И еще сказал, что во ФРИИ будут обучать бизнес-ангелов.

Аудитория была достаточно пассивна.

Оригинальный перевод: Кирилл Варламов (СВОБОДНЫЙ)


Итог


На третий, сокращенный день выступали в основном министры. Было довольно скучно. Я пошел общаться со стартапами и инвесторами.

Русских на конференции было мало - человек, может быть, 30.

Смешной инцидент произошел с “рекламными” девушками, которые нарядились медсестрами - в короткие халатики. Местные феминистки написали в Твиттере, что это ужасно. И на следующий день девушки пришли в длинных юбках.

На третий день публика довольно устала от нетворкинга. Могу определенно сказать, что Presdo (онлайн-сервис для нетворкинга) работал плохо - я пытался создавать какие-то встречи, но люди просто не могли друг друга найти.

Победителей среди стартапов я дожидаться не стал.

Журналисты были, но не так много. И вокруг заседаний особого ажиотажа не было.

Общий вердикт: несколько лет назад Le Web действительно стал крупным значимым мероприятием, и на этом заработал определенную аудиторию. Но пока они развиваются по инерции. Так что на Le Web в Париж стоит ехать разве для того, чтобы развеяться.


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно