Элина Кириллова

День с инвестором: Марина Трещова, Fastlane Ventures


Марина Трещова

В рамках рубрики «День с инвестором» RusBase провел время с Мариной Трещовой — генеральным директором и сооснователем фонда Fastlane Ventures. Ранее Марина была управляющим директором Nadom Group, а также возглавляла cовет директоров Otto Group Russia.

Как начинается ваш день? Что делаете утром?

Я живу рядом с офисом, поэтому, если встаю в 7 утра — то у меня остается еще час, чтобы спокойно позавтракать, послушать новости, почитать книгу. Известные консультанты обычно советуют руководителям вставать в 6, а лучше — в 5 утра, но мне кажется, что в Москве этому правилу мало кто следует. Хотя бы из-за того, что зимой невозможно заставить себя подняться в такую рань, когда еще темно.

Я люблю утро — это единственное время в течение дня, когда можно остаться наедине с собой. Близкие в это время еще спят, общаюсь с ними я обычно вечером. Работа в офисе начинается в 8:30. Иногда бывают более ранние встречи — но не в офисе, а в кафе за завтраком.

Офисный день в 100% случаев начинается с разбора почты (хотя к ней приходится возвращаться и в течение дня) — это правило экономит время и помогает не отрываться от работы позднее.

Как проходит рабочий день, много ли встреч?

Обычно бывает по по 6-7 встреч, в некоторые дни — до 15. Технология работы Fastlane Ventures предполагает активное участие в деятельности наших портфельных компаний, которых на сегодняшний день 11. С каждой из них мы проводим встречи минимум раз в месяц.

Встречи короткие, среднее время — полчаса, всегда есть четкий список конкретных задач. По итогам встречи составляем протокол с решениями и сроками выполнения.

Встречи — это возможность найти нестандартное решение, но всегда есть риск, что они превратятся в пустую болтовню. Как у Маяковского: «Заседают: покупка склянки чернил Губкооперативом...». Поэтому я всегда слежу, чтобы соблюдались 10 правил, которые вывешены у нас в каждой переговорке. Они простые, но очень действенные: на каждой встрече необходима повестка, материалы должны высылаться участникам за сутки до митинга, у каждого решения должен быть дедлайн. И знаете, многие партнеры, побывавшие у нас в офисе, фотографируют постер с этими правилами, а некоторые даже вешают в своих компаниях.

Как следите за новостями? Используете приложения? Агрегаторы?

Я использую приложение «Ведомостей», подписана на эту газету. Это главный источник новостей, к которому я возвращаюсь в течение дня. За мировыми новостями стартап-индустрии я слежу на Techcrunch. Утром могу посмотреть новости по CNN или Euronews: видимо, я один из немногих людей в интернет-индустрии, кто еще включает телевизор.

В Facebook за новостями не хожу, там только друзья. Я не традиционный пользователь социальной сети, и в моем понимании это не совсем здоровое увлечение — смотреть на экран смартфона каждые 5 минут, чтобы не пропустить апдейт. Мне хватает того, чтобы заходить туда раз в день или в два дня. Объем информации в повседневной жизни, связанной с портфельными компаниями, настолько велик, что нет необходимости и желания дополнять его.

Какие приложение используете в течение дня?

Помимо «Ведомостей», на ежедневной основе пользуюсь Viber. Сейчас, пожалуй, больше популярен WhatsApp, у него интересная история создания, и я много про него читала. Но пользуюсь тем, к чему привыкла. Конечно, пользуюсь «Яндекс-пробками». За рулем сама езжу только по выходным, так что не на ежедневной основе.

Иногда пользуюсь приложениями наших портфельных компаний. Например, как любой женщине, мне иногда хочется обновить гардероб. Здесь помогает приложение Lokata. Находясь в центре города, можно посмотреть, что интересного есть в ближайших магазинах. Вводишь запрос и смотришь предложения магазинов рядом — так и происходят спонтанные покупки.

Что помогает вам держать все нужное в голове?

Когда надо следить более чем за десятью компаниями, все задачи в голове не удержать. Помогают гаджеты с их ремайндерами, где я фиксирую не самые важные, но обязательные дела. Есть помощник: она не дает забыть, если что-то все же вылетает из головы.

Как относитесь к спорту? Здоровому питанию?

Хотелось бы сказать, что спортом я занимаюсь ежедневно, но в реальности получается только раз в неделю. В летние месяцы статистика чуть лучше, зимой работы больше и спорта меньше. Занимаюсь плаванием, йогой. Я большой приверженец здорового питания, питаюсь правильно. Но не по вегетарианской системе, люблю мясо. К тому же я охотник.

Люблю охоту на птицу, на глухаря, например – а это один из самых сложных видов охоты. Надо встать ночью, и пробираться сквозь лес два-три часа до места токования. Пока глухарь поет, он ничего не слышит, поэтому подбираться к нему надо короткими перебежками. Делаете три шага, и замираете, ждете, пока запоет снова, балансируя на месте с ружьем. А когда вы уже подобрались к птице, выстрелить можно только один раз. Если промахнулся, второй попытки не будет, глухарь улетит. С уткой в этом смысле проще.

Это классическая русская охота, и сегодня не так много осталось ее поклонников  - популярнее трофейная охота. А тем более женщин-охотниц.

А на медведя не пробовали охотиться?

На медведя нет, но охотилась на кабана. И это было не очень интересно. Вот с птицей идет реальное состязание. У нее много шансов улететь, а у меня мало шансов ее поймать. Особенно люблю охоту на вальдшнепа, глухаря. В среднем получается выбраться не чаще двух раз в году — весенняя и осенняя охота, последний раз была как раз этой весной.

Другое большое увлечение — это Африка. Африканский Национальный парк — одно из моих любимейших мест на земле, я была там много раз, и все еще хочется вернуться.

Любимые книги, фильмы, музыка?

Любимые книги — «Сага о Форсайтах» Джона Голсуорси и «Евгений Онегин» Пушкина.

Любимый фильм — «Шоколад» с Жюльен Бинош. Мне в нем нравится в первую очередь сама история сильной женщины-предпринимателя. Плюс хорошая музыка, красивые актеры, но главное — сюжет. Непростая личная судьба, активная жизненная позиция, уверенность в себе, умение на абсолютно новом месте создать что-то с нуля, несмотря на препоны.

По поводу любимой музыки хотелось бы дать нестандартный ответ, но честно говоря, в основном я слушаю классику. Она меня балансирует, приводит в нужное состояние гармонии. При большом объеме задач, встреч, общения с людьми есть моменты, когда мне хочется тишины и спокойствия. Так что в машине всегда играет радио с классической музыкой, на котором, к тому же, почти нет рекламы и негативных новостей.

А вы бы скорее пошли на «Тоску» или на концерт Земфиры?

Конечно, я бы выбрала оперу. Мой дедушка был солистом Большого театра, поэтому я воспитана на классической музыке, на опере. Если говорить о современной культуре, то мне нравится в основном инструментальная музыка. Недавно была на концерте Yanni в Москве. Могу послушать бардовскую песню. Но и на Земфиру было бы интересно сходить.

Какой последний спектакль запомнился?

Так вышло, что с последних десяти спектаклей я уходила уже после первого действия — не было желания досматривать. Не знаю, как меня это характеризует — то ли я делаю плохой выбор, то ли театр не попадает в мое настроение. Пожалуй, последний понравившийся спектакль  — «Пристань» в театре им. Вахтангова.

Как заканчиваете рабочий день? Есть ли ритуал перед сном?

Обычно я ухожу из офиса около 7 часов вечера, хотя, к сожалению, бывает, что рабочий день растягивается до 9 и дольше. Я стараюсь ограничить офисное время, но бывает, что необходимо задержаться, особенно в случае звонков иностранным партнерам в других часовых поясах. Вечернее время — это время для семьи. Стараюсь проводить хотя бы пару часов с сыном, не отвлекаясь на звонки и письма. Самый лучший ритуал перед сном — почитать сыну книжку. Сейчас мы читаем «Волшебника изумрудного города». Хорошие сны обеспечены не только моему сыну.


Про офис и дисциплину


Кстати, а как вы считаете — офис компании необходим? Cтартапу? Фонду?

Мой ответ — офис должен быть. Об этом говорит практический опыт — 20 лет ведения бизнеса в России и запуск многих компаний. Офис дисциплинирует людей, дает правильный настрой. Я понимаю, что можно развивать бизнес, лежа в гамаке и прерываясь на купание в океане. Но часто это приводит к авральному режиму, когда все делается в последний момент, и не остается времени на то, что кажется мелочами. А дьявол, как известно, кроется в деталях.

В принципе, для русской культуры типично уходить от конкретной цели, растекаться по древу. При этом русские умеют придумывать нестандартные решения. Но я уверена, что дисциплина не противоречит творчеству. Как известно, у многих гениальных писателей и композиторов был выработан многолетний распорядок дня, и творили они не по вдохновению, а по расписанию — это описано в книге Мэйсона Керри «Режим гения».

Самодисциплина — редкий талант, и большинству людей легче работать, когда есть четкий план, в котором прописаны все задачи. Нас иногда критикуют за излишнюю жесткость, такой немецкий Ordnung muss sein. Практика показывает, что этот подход, который еще называют микроменеджментом, приносит хорошие результаты для бизнеса.


Про политику


Как смотрите на вмешательство государства в венчурную сферу? Что оно должно делать, а чего — не должно?

Государство должно вмешиваться в бизнес, только если в нем происходят очевидные криминальные вещи, а в остальных случаях предпринимателям надо только помогать. Я всегда привожу пример Израиля, который по-настоящему вдохновляет. Это единственный известный мне случай, когда государство за небольшое время создало в стране целую отрасль, которая конкурирует на мировом уровне. Почти по всем показателям развития венчурной индустрии Израиль занимает второе место после США: по объему инновационного интернет-бизнеса, по количеству запускаемых стартапов, по развитию инфраструктуры. Причем государство действительно сыграло ключевую роль в формировании этого феномена, фактически создав его за 15-20 лет.

Как политическая ситуация с Украиной и США отразится на интернет-бизнесе и венчурной сфере, по вашему мнению?

Бизнес остается бизнесом: мы сохраняем прекрасные отношения с одним из украинских фондов, продолжаем развивать компанию, в которую вместе инвестировали.

Но на государственном уровне, конечно, будет много сложностей. У нас есть компании, которые работают, в частности, с украинским трафиком. Сейчас у них отрезаны возможности монетизации этого трафика — платежи с Украины не проходят. На Украине огромное количество русскоговорящего населения, и жалко, что эти люди пострадали, и бизнес пострадал. Что касается США, то американские инвесторы уменьшили свое внимание, если не совсем перестали смотреть на российский рынок. По крайней мере, в краткосрочной и среднесрочной перспективе.


Про работу фонда Fastlane Ventures


Как в команде фонда происходит разделение обязанностей по задачам/проектам?

Команда Fastlane Ventures сейчас довольно компактная, она состоит из сильных профессионалов по ключевым направлениям бизнеса. Наша команда, помимо своих функциональных обязанностей, решает задачи и портфельных компаний. Результат, на который все мы завязаны — это успех портфеля. А вообще, через Fastlane Ventures и наши портфельные компании прошли тысячи сотрудников, некоторые из них сейчас возглавляют свои стартапы.

Какие планы фонда на этот год?

У нас уже запущен автомобильный интернет-проект, который сделал проще и выгоднее покупку новых автомобилей — это Autospot. Совсем скоро вы узнаете о запуске еще одной интернет-компании, которая будет работать на рынке подержанных автомобилей — и непременно сделает его более цивилизованным. До конца этого года мы планируем сделать один экзит, еще две наши портфельные компании выйдут на безубыточность. Две другие привлекут новый раунд финансирования. Как видите, планов много, так что мы активно работаем и в традиционно отпускной летний сезон.

Какие Smart Money вы предлагаете проектам?

Мы не просто инвестируем в портфельные компании, уровень нашего участия даже не описывается в концепции Smart Money. Fastlane Ventures — это сооснователь портфельного бизнеса. Это значит, что наши компании могут рассчитывать на поддержку по всем вопросам: маркетинг, финансы, операционное управление… Мы являемся драйвером их роста в первый год, затем отпускаем в свободное плавание, но все же остаемся очень близким партнером.

Рассматриваете ли вы синергию между портфельными проектами?

Мы ее приветствуем! У фонда более широкое видение ситуации, чем у портфельных компаний, поэтому и возможности синергии мы видим лучше. Как инвесторы мы всегда рекомендуем пользоваться этими возможностями, но окончательное решение — всегда за руководителями бизнеса. В нескольких случаях синергия между компаниями реализована, но это всегда происходит на взаимовыгодной коммерческой основе. Мы не применяем давления как мажоритарный акционер.

Как бы вы озвучили основную стратегию фонда?

Наша задача — максимизировать возможности успеха для каждого бизнеса, в который мы инвестируем. Синергия — хороший пример такой деятельности. Вкратце наша деятельность описывается так: создать правильный бизнес, повысить его капитализацию, в перспективе 4-7 лет найти возможность продажи крупному инвестору с локального рынка или иностранным игрокам.

Какая у вас стратегия в плане выходов?

Свои первые выходы мы осуществили в 2012 году, когда были проданы компании Sapato и Shopping Live. До конца этого года должен произойти еще один экзит, на 2015 год также запланированы выходы.

Мы ориентируемся на продажу бизнеса крупным стратегам: как онлайн-компаниям, так и оффлайновым группам. Что касается IPO, то это маловероятная стратегия. Во-первых, речь должна идти об очень крупной сумме, у нас сейчас нет таких объемов. Мы сконцентрированы только на России, планов международной экспансии у наших проектов нет. Во-вторых, я не верю, что в ближайшие несколько лет IPO может быть эффективным как в России, так и за рубежом. Кризис на Украине еще довольно долго будет влиять на настроение инвесторов. Мы не можем ждать, так как у нас четкий горизонт по времени выходов.

Как происходит отбор проектов? Откуда приходит основной поток предложений? Что для вас главное при отборе проекта?

Мы отбираем своего рода классику — лучшие бизнес-модели, реализованные в развитых странах и доказавшие свою успешность, чтобы внедрить их в России. Это специализация нашего фонда. Соответственно, мы постоянно анализируем практику различных компаний. На сегодняшний день мы проанализировали около 3 тысяч разных проектов — это огромный пласт работы. У нас большая группа аналитиков, которые пользуются самыми разными источниками информации. Это платные и бесплатные информационные ресурсы, отчеты, а главное — наши партнеры в других инвестфондах, которые делятся некоторыми сведениями.

Главный критерий отбора — проект должен быть проверенным. Важно, чтобы бизнес-модель показала успех более чем на одном рынке. Тогда есть шансы, что она взлетит и в России. Были случаи, когда мы брали неопробованную модель, сами делали тесты и запускали. Казалось, можно рискнуть и пойти по непроверенной стратегии в России. К сожалению, эти опыты не увенчались успехом.

Вообще, проанализировать работу западной непубличной компании — это задача нетривиальная. Изучив сайт, можно только продумать концепцию, но надо еще узнать, как происходит монетизация, какие подводные камни бизнеса, как происходила раскрутка, сколько компания шла до безубыточности. Здесь, конечно, информация партнеров неоценима.

С другой стороны, мы изучили тысячи бизнес-моделей и запустили десятки компаний. Этот опыт позволяет почти мгновенно определить перспективы того или иного предложения. Но и время не стоит на месте: появляются новые модели, связанные с мобильным интернетом, приложениями, рекламой.

Начиная с 2012 года почти половина проектов, которые мы рассматриваем, — это предложения предпринимателей-стартаперов, которые сами приходят к нам. И здесь при выборе главный критерий — это личность самого предпринимателя.


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно