Мария Илюшина

Интервью MassChallenge: «Идеи есть везде, их исполнение — вот что редко»


Менеджер крупнейшего акселератора MassChallenge Кара Шурмантайн побывала в Москве и рассказала RusBase о женщинах в бизнесе, влиянии российско-американских отношений на эко-систему стартапов и том, кем надо быть, чтобы попасть в акселераторскую программу MassChallenge.

Кара курирует спонсорские и партнерские программы MassChallenge, а также занимается налаживанием стартегических отношений с зарубежными партнерами. 


Что произвело на вас наибольшее впечатление во время визита в Москву?

Я встретилась со многими потрясающими людьми, например, Дмитрием Репиным из Digital October. Очень интересно было узнать о том, как ему удалось организовать такую среду. Впечатляет и то, что делает РВК с Generation S — акселераторы нацелены на четыре индустрии, которые могут быть наиболее успешными в условиях российской экономики. Мне кажется, это очень хороший подход, и в целом у таких организаций в России есть большой потенциал.

Соответствует ли наша эко-система стартапов вашим ожиданиям или вы ожидали чего-то другого?

Я бы даже сказала, что она превзошла мои ожидания. Большую роль в этом играют люди, которые этим всем управляют — они способны понять вызовы и проблемы, которые стоят перед ними. Но они также считают, что нет причин, по которым эта экосистема не должна стать следующим Бостоном или даже Долиной. Создается инновационная инфраструктура, которая поддерживает предпринимателей. 

Основным препятствием может стать недостаток менторства, так как менторов в российской эко-системе не так много, их не хватает, чтобы работать со всеми стартапами. Очень важно сокращать географические препятствия, проводить как можно больше вебинаров и тренингов для менторов, давать предпринимателям доступ к уже накопленному опыту.

Вы как менеджер по зарубежным партнерским программам замечаете негативное влияние нынешней политической ситуации между Россией и США на стартапы?

Честно говоря, да, эта ситуация уже негативно влияет в том плане, что люди боятся вести бизнес с Россией. Некоторые имеют вполне конкретные причины, а кто-то боится просто на волне всеобщего шума и громких заявлений. 

MassChallenge в российских стартапах до сих пор заинтересован. Наш CEO Джон Харторн приезжал сюда пару лет назад, чтобы понять, является ли РФ правильным местом для запуска нашей международной программы. Ему показалось, что это не то место, где надо запускать самую первую программу, в основном из-за языкового барьера. Поэтому мы запустились в Израиле и Лондоне. Но в течение пяти ближайших лет мы будет открывать программы и в других странах. Если смотреть на Восточную Европу, Россия — как раз то место, где сосредоточено достаточно потенциала, активности, талантливых людей и прорывных технологий. Поэтому открыть здесь акселератор кажется очень логичным действием.

Но мы также понимаем, что столкнемся со значительными трудностями из-за политических отношений между двумя странами и нежеланием многих американских и европейских инвесторов работать в РФ. 

Количество рабочих мест, созданных выпускниками акселераторских программ MassChallenge

© MassChallenge

Какие критерии у вас к стартапам, желающим попасть в акселераторскую программу MassChallenge? Как нам известно, вы отбираете только 10% из всех заявок?

В этом году мы приняли меньше 8%, так как получили 1650 заявлений, а у нас по-прежнему было только 129 мест. В следующем году будет немного попроще, так как открывается программа в Великобритании, но нельзя сказать, что она будет менее конкурентной.

Мы не являемся коммерческой организацией, то есть мы не требуем долю в компании. И мы также не инвестиционная группа. Поэтому наши судьи не обязательно ищут именно инвестиционный потенциал. Мы просим их в первую очередь обращать внимание на потенциальную проекта влиять. Что это значит? Влиять — значит менять мир. Мы ищем проекты, которые могут совершить революцию в индустрии. Надо показать, что твой стартап может оказать огромное влияние. Потенциал означает, что ты можешь претворить ее в жизнь и сделать что-то реальное. Для кого-то это — заработать деньги. Однако некоторые из наших проектов не являются коммерческими, может, они хотят быть следующим Красным Крестом.

Как говорит наш CEO, идеи есть везде, их исполнение — вот что редко. Если у вас есть отличная идея, поздравляю, но по всему миру найдется еще сотня тех, кто подумал о том же. Но сможешь ли претворить ее в жизнь? Будешь ли ты Facebook? Винклвоссы тоже думали о Facebook, но они его не сделали. Вот что отличает успешные стартапы от менее успешных. Именно это и ищут наши судьи при отборе в программу. Конечно, у них много критериев, они рассматривают проблему, предложенный вариант решения, финансы и так далее. Но влияние и потенциал — это самое важное. 

Вы были участницей панели Global Impact: Women Entrepreneurs. Расскажите поподробнее, о чем вы говорили на мероприятии?

Темой панели было вопрос о том, как успешные женщины-предприниматели сегодня смогут вырастить следующее поколение. Все участники панели были очень сфокусированы на образовании, на том, какая образовательная система или методология будет наиболее эффективной для подрастающего поколения будущих предпринимателей. Мы много говорили о том, что стоит «настраивать» детей не бояться идти на риски, выходить из своей зоны комфорта, делать ошибки и развиваться, исходя из своего опыта.

В этом лежит большая проблема и для женщин-предпринимателей — многие просто боятся действовать. У общества есть некая ответственность в плане образовательной инфраструктуры. Что позволило бы большему количеству женщин становиться действительно успешными предпринимателями? Финансовая грамотность, доступ к информации о технологиях, науке, доступ к менторам. То есть это не просто креативное мышление, но и инфраструктура, которая могла бы превратить абстрактные теории о том, что значит быть предпринимателем, в нечто реальное.

А есть ли в Бостоне какие-то программы для школьников, которые позволяют им попробовать себя в роли предпринимателей?

Да, и довольно много. Например, становятся все более популярны различные некоммерческие орагнизации, которые стараются вдохновить школьников попробовать себя в этой роли. И им в принципе не обязательно поднимать капиталы и бросаться строить бизнес, но сама идея того, что их учат думать вне рамок, искать креативные решения проблем, мне кажется замечательной. 

В Бостоне есть Build — общенациональная предпринимательская программа, которая имеет представительства в других городах. Также есть One Hen, которая учит даже совсем маленьких детей из начальной школы. Эта программа в основном посвящена социальному предпринимательству. Во многих университетах, особенно исследовательских учреждениях, есть акселератор или бизнес-инкубатор. Туда может придти студент с идеей и получить помощь и советы от менторов, ПО и другие ресурсы. Отличный пример этому — Гарвард и лаборатория Innovation Lab, MIT с iLabs.

На какой период в США пришелся бум таких программ? Когда это все начало так бурно развиваться?

Не так давно. Многим из этих программ не больше пяти-шести лет. Если посмотреть на Гарвард, то, по сути, они открыли Innovation Lab, потому что Цукерберг бросил университет. Он ушел в Кремниевую долину, так как не смог найти в Бостоне и Гарварде ту поддержку, которая была ему необходима для старта бизнеса. Реакцией Гарварда стало открытие Innovation Lab в 2011 году. Во многом, появление таких программ — это ответ на доминирование Кремниевой долины в этой сфере. Для Бостона это способ показать, что Долина — не единственное место, где можно что-то делать. У нас тоже есть огромный интеллектуальный потенциал, невероятные ресурсы и самодостаточная эко-система стартапов.

Как вы думаете, изменилось ли сейчас представление о женщинах в бизнесе?

От женщин поколения моей матери и тем более моей бабушки, никто не ожидал того, что они пойдут работать, станут преследовать какие-то свои карьерные цели. Но в моем поколении миллениумов то, что мы все должны сделать карьеру и следовать за своими амбициями — почти что непреложная истина. В США женщины составляют более 50% рабочей силы и выпускников университетов. Но если ты посмотреть на CEO и руководящие должности в принципе, то женщины среди них занимают менее 10%. 

По теме: «Симпатичные мужчины привлекают больше инвестиций»

Причин этому несколько. Во-первых, это баланс дом-карьера. Многим женщинам приходится работать, так как им надо содержать своих детей. Надо учитывать то, что мало профессий предполагают такой комбинированный стиль жизни и позволяют выстраивать расписание самостоятельно. В этом отношении, как мне кажется, предпринимательство является неплохим выходом для женщины. Вполне реально иметь успешный бизнес и успевать забирать детей из школы. Ты сам себе босс.

Во-вторых, женщины до сих пор сталкиваются с дискриминацией на рабочем месте. Играют роль и барьеры, которые мы сами на себя накладываем — неуверенность в себе, неодооценка наших способностей. Я думаю, что в мире будет куда больше гармонии, если женщины будут занимать 50% управленческих должностей в политике, бизнесе и так далее. 


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно