Команда Rusbase

О том как российские стартаперы хантят сотрудников Google. Интервью с основателем PublicVerification


Кремниевая Долина является самым желаемым местом для ведения собственного бизнеса в области ИТ. Но не всем покоряется Америка - высокие требования к стартапам, конкуренция и многое другое уменьшают шансы компаний на успех. Однако это не пугает компанию PublicVerification.com, ставящую перед собой глобальные задачи.

Пока о стартапе не так много информации, но то что в команду удалось привлечь разработчиков с опытом работы в таких компаниях как Google и Facebook, заставляет внимательнее присмотреться к проекту.

PublicVerification предоставляет пользователям сети Интерет сервис по удаленной идентификации личности. Пользователь может использовать полученный от сервиса код (сертификат) верификации, чтобы подтвердить факт принадлежности вам страницы в социальных сетях, сайтах знакомств, ника на форумах, или для подтверждения личности в оффлайне.

Сооснователем стартапа является Арсен Казибеков, известный по проекту изготовления масок для карточной игры "Мафия". История про этот проект получила широкую известность и вошла в число самых читаемых статей на Хабрахабр за все время. В PublicVerification Арсену удалось собрать настоящую Dream Team из лучших разработчиков США (все входят в топ-100). Кстати, интервью с бывшим сотрудником Google, а теперь разработчиком PublicVerification - Дмитрием Королевым, можно посмотреть здесь

Мы решили поговорить с Арсеном Казибековым о проекте, инвестициях и визах в США, чтобы узнать подробности о надвигающейся угрозе для ТОПовых мировых компаний со стороны России первыми.

Как вы пришли к этой идее? У кого она появилась, как искалась команда?

Идея появилась в ходе работы над мобильным приложением  для Twitter  и Facebook. Мы провели исследование, которое показало, что  значительную часть аудитории соцсетей волнует проблема верификации, подлинности акаунтов тех лиц, кого они читают, проблема собственной идентификации. Идея, как решить проблему верификации, появилась у меня за 15 минут. Этому способствовал опыт работы над несколькими другими сложными проектами ранее.

Сразу после этого разговора был зарегистрирован  домен PublicVerification. Я создал текстовый документ, где записал все мысли по этому поводу и благополучно отложил эту тему  на «созревание» (поступаю так обычно со всеми новыми идеями).

Через несколько  месяцев мы выиграли конкурс в Москве и по приглашению Грега Кидда (первого инвестора Twitter) и  акселератора Startup Monthly мы поехали в Силиконовую долину.  Акселератор арендовал для нас большой трехэтажный дом в Сан-Франциско. Там жили три  команды стартапов. По вечерам после занятий к нам часто  приезжали местные ребята из разных компаний.

Однажды я рассказал одному из самых опытных инженеров, что заметили такую проблему, и у нас есть пара идей ее решения. Рассказал ему все, кроме самой технологии в деталях. Оказалось, что эта проблема была гораздо острее, чем я предполагал, и что она может помочь большим компаниям сэкономить серьезные  деньги.

Этот человек на следующий день организовал мне встречу с профильным  руководством Facebook. Им идея понравилась, но были нюансы. Через пару дней к нам приехал другой титулованный программист в футболке Google и тоже сказал, что это все выглядит фантастично, но если мы хоть на 10% сможем реализовать то, что говорим, то это проект на миллиард. Так нас оказалось трое. Через месяц они рассказали про наш проект одному известному адепту идеологии OpenID. Он тут же пожелал принять участие в проекте.  Далее проблем с привлечением не возникало – мы рассказывали идею нужному нам человеку. Уговаривать не приходилось. Все понимали, о чем речь. 

Сколько сейчас в команде людей?

Сейчас в команде 8 человек, не считая внешних корпоративных и патентных юристов. 

Это общий тренд Долины - сначала работа в крупной компании, потом собственный стартап? Какой именно опыт получают люди в больших компаниях, чтобы затем успешно его использовать в своем стартапе?

Венчурные капиталисты давно жалуются, что в стартапах мало тридцатилетних. Люди с опытом в больших компаниях очень ценны для стартапов, потому что они пытаются решить назревшие  проблемы по-взрослому, у них больше контактов и шире кругозор. В больших компаниях люди получают опыт системного подхода к реализации задач.


 
                    "Успешные люди отличаются любопытством"


В стартапе, как и в любом другом сложном проекте, важно все четко структурировать, определить цели и задачи, расставить приоритеты, распределить роли и ответственных , формализовать и унифицировать процессы, следить за  сроками и состоянием исполнения задач. Они уходят из крупных  компаний потому, что знают, есть такая-то проблема,  насколько она серьезная, какой у нее рынок и что с этим делать. В больших компаниях сложно реализовать новые проекты. Много бюрократии. Даже в Google и Facebook  сложно что-то новое сделать. Много внутренней политики иногда.

Сотрудники  обычно растут быстрее компаний. Успешные люди отличаются любопытством. Когда сотрудник достигает определенного потолка в своем развитии в рамках компании, то он ищет другую интересную работу. А лучший способ найти работу - это создать ее самому.

Расскажите о своем сервисе, какую проблему он решает и есть ли аналоги на рынке?

Наш сервис позволяет решить проблему удаленной идентификации личности человека. Наши коллеги называют это identity management, я упрощенно называю это верификацией, хотя верификация - это  первый шаг для входа в систему. Мы позволяем строить  «Пространство доверия» вокруг того или иного сайта, организации. Мы позволяем проверить личность человека, задав ему несколько вопросов. Человек за 1 минуту сможет подтвердить, что он - это он (не выходя из-за компьютера и не отправляя сканированные документы).

Например, вы сможете за минуту получить галочку верификации  в Twitter  или VK (когда мы договоримся об  интеграции с ними).  Это будет удобно для интернет-магазинов, сайтов гос.услуг, сайтов знакомств, детских сайтов, платежных систем и т.д.

Но это верхушка айсберга. Кроме того, что человек  получает вход в «Пространство доверия» данного ресурса, он также получает вход и в наше большое пространство. После получения учетной записи  Public Verification у человека будет открываться масса новых возможностей. Начиная от большей защищенности, заканчивая скидками при покупке в интернет-магазинах, поддерживающих нашу авторизацию, за счет того, что интернет-магазин будет знать про вас достоверную информацию, у него меньше рисков.  Возможность идентификации и подтверждения личности даст импульс развитию многим отраслям интернет-экономики (аренда прав интеллектуальной собственности, музыка, книги, видео,  etc.)  Мы уже сейчас обсуждаем с одним банком выдачу онлайн-кредитов в интернет-магазинах. 

Чем вы сильнее конкурентов?

Мы сильнее командой, технологией и уровнем контактов в бизнес-среде. Мы изучали все стартапы, которые ранее пытались решить эту проблему. Они пришли раньше, чем созрел рынок. да и технологии были далеки от совершенства. Сейчас соцсети приобрели большую популярность, некоторые интернет-магазины   принимают авторизацию через них, но при этом для серьезных операций с переходом прав собственности или иных материальных прав применить такую верификацию нельзя.


 
                    "В отличие от конкурентов у нас 8 способов верификации. Они глобально масштабируемы"


Такую сделку нельзя отнести в суд.  Легко создать вымышленный аккаунт или купить сим-карту у перехода. Такая авторизация и верификация ничего не подтверждают, кроме того, что  у вас есть интернет, и вы умеете пользоваться мобильным телефоном.   

В отличие от конкурентов у нас 8 способов верификации. Они глобально масштабируемы. На часть из них поданы заявки на патент, другая часть находится в стадии подготовки патентной заявки.

Как будет монетизироваться проект?

Мы будем брать $5  с человека за каждый верифицированный экаунт или e-mail. Также нам будут платить интернет-магазины за право пользования инфраструктурой. 

Идут ли уже переговоры с инвесторами? Сколько фондов вам уже сказало "нет"? Зачем вам инвестиции, на что они пойдут?

Первые деньги мы вложили сами. Затем мы получили инвестиции от российского бизнес-ангела. Процесс получения инвестиций был тяжелым, потому что мы брали его на seed стадии, когда не было прототипа. Нам отказали больше 15 инвесторов. Кому-то сумма инвестиций была мала, кому-то велика. Кому-то не нравились convertible notes. Многие просто не верили, что такое реально и законно можно создать. Сложилось впечатление, что многие российские инвесторы ментально живут на маленьком острове или на маленькой планете. Им проще понять какой-то интернет-магазин по продаже ручных поделок или очередной стартап для стартапов, чем проект, который может изменить целые отрасли в глобальном масштабе. Они просто не осознавали масштаб проблем и задач.   

Фонды любят повторять, что они инвестируют в команды. На деле для многих венчурных фондов ничего не значит факт того, что инженеры, входящие в число  лучших программистов мира, с зарплатами в сотни тысячи долларов  в крупнейших  мировых интернет-гигантах, поверили в идею и ушли работать за долю в стартапе. Некоторые пугались того, что мы будем оперировать персональными данными. У каждого свои фобии.

Самое смешное, что недавно (до запуска продукта)  мы получили зеленый свет и поддержку от того государственного органа, на чье сопротивление нам указывали, и от тех компаний к которым нам никогда не пробиться. Поэтому мой совет стартаперам: если вам сказали, что это невозможно,  значит это невозможно конкретно для этого человека или организации. Продолжайте делать то, что делаете, если ваша  команда в это верит. Когда-то полет в космос тоже были невозможен, но шло время, технологии развивались,  один парень по имени Юра взял и полетел, вы его, наверное, помните.  В СССР это тогда еще было возможно, а в половине стран мира  невозможно до сих пор. Что невозможно здесь, может быть возможным в другом месте и с другими людьми. Сейчас мы ведем переговоры с западными инвесторами, идет переписка с двумя прогрессивными российскими ангелами и фондами. Инвестиции пойдут на доработку решений b2b+ и b2c, а также на расширение каналов верификации.

После того как мы в марте-апреле запустим бета-версию будем привлекать очередной транш.  

Что самое сложное при переезде из России в Долину? Какие сложности есть? 

Самое сложное - это паспортный контроль  и пересадка в аэропорту JFK  в Нью-Йорке. Три часа люди стоят на ногах, чтобы хмурый контролер оценил тебя с ног до головы, спросил, куда и зачем едешь, и поставил штамп в паспорт. Это тоже проблема верификации отчасти.  Надеюсь, когда-нибудь Public Verification  предложит решения и для подобного рода проблем.

Если серьезно, то проблема основная в США - это виза. С обычной визой работать там нельзя. Визу инвестора россиянам не дают. Госдума 10 лет не ратифицирует договор о защите инвестиций с США.

С 1 апреля Канада вводит стартап-визы, США это сделает, вероятно, к осени. После этого намного проще станет. Стоимость аренды жилья, офисов и продуктов вмагазинах примерно московские. Местный персонал дороже московского. Много приходится работать с юристами. Они тоже дорогие. 


 
                   "По моим наблюдениям в Долине инвесторы  любят проекты b2c, в Нью-Йорке -  больше b2b"


Кому стоит ехать в Долину - то есть каким проектам, на каких стадиях, чтобы это не было пустой тратой времени?

Надо точно ехать, если:  

1)  Проект масштабируем

2)  Имеете прототип или бета-версию и первых клиентов (проверенную концепцию).

Проекты, ориентированные только  на Россию, там мало кому интересны. Один инвестор мне сказал: «Что такое российский рынок? Это всего лишь 2,5% от мирового населения».

По моим наблюдениям в Долине инвесторы  любят проекты b2c, в Нью-Йорке -  больше b2b.

В Долине все по-другому. Кардинально. Руководителю  стартапа, у которого достаточно денег на билет и проживание, обязательно надо слетать по программе акселератора или инкубатора  и посмотреть, как там все обустроено. Многое сразу станет понятно. Получите большой заряд энергии. Будете понимать, к чему стремиться.  Лучше 1 раз увидеть, чем 100 раз прочесть в книгах. 

Чем обычно мотивируются сотрудники крупных компаний, когда переходят на работу в стартап? Ведь в компаниях з/п, бонусы, красивые офисы и т.д.,а в стартапе далеко не всегда на старте есть хоть какие-то деньги?

Чаще всего, это очень образованные и умные люди. Они мотивированы  интересными задачами, тем,  что могут реализовать все свои идеи и навыки. Я слышал от ребят, что зачастую работа в интернет-гигантах несложная, не всегда интересная, но платят много. Они накапливают определенный запас экономической прочности, а потом уходят с мыслью проработать несколько месяцев без зарплаты и, если проект не взлетит или не получит инвестиций, то легко найдут новую работу. Некоторые работают в стартапах параллельно с основной работой. Больше 40% выпускников Стэнфорда работают в стартапах.

Знаю одного гуру, для которого одной из мотиваций работы в стартапе было то, что он мог в любой момент купить билет и поехать на  Гавайи и работать оттуда. У него это получилось.

Кто сейчас в вашей команде? Каков их бэкграунд?

Мы приняли решение не раскрывать пока подробную информацию по персоналиям. Это больше юридический  мотив. Но могу сказать, что в команде  есть парни, которых по методике  профессиональных  ресурсов можно отнести к числу 100 лучших программистов планеты. Ключевые сотрудники  работали в Google, Facebook, Yandex, Microsoft  на ведущих позициях, победители различных соревнований и олимпиад по программированию, ну и примкнувший к ним один предприниматель из Москвы, который имеет опыт создания бизнеса с нуля (участвовал в создании нескольких лизинговых компаний, автосалон, мобильные приложения, интернет-магазин).

Могут ли компании контролировать полностью занимается ли сотрудник каким-либо еще проектом? Google же позволяет выделять до 20% времени на собственные проекты?

В трудовом контракте можно прописать, что  сотрудник не имеет право работать на стороне. В США это работает. Google позволяет выделять до 20% времени на проекты внутри компании Google. Я слышал, что эта программа  не особо популярна у американских сотрудников.




comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно