Кристина Манжула

Кофаундеры PlayDisplay: давайте дополненную реальность показывать


В рубрике «Кофаундеры» предприниматели рассказывают о своем опыте совместного создания бизнеса.

Андрей Судариков и Александр Симаков — кофаундеры PlayDisplay, студии разработки проектов с дополненной реальностью. Они одними из первых начали заниматься AR-технологиями в России и внедрять их в рекламу, выставочную деятельность, а также в искусство и образование. 

Сооснователи PlayDisplay рассказали RusBase о прошлом, настоящем и будущем. Компании и вообще.


Про начинания


Как вы познакомились?

Андрей: У меня был стартап, конструктор флеш-сайтов, с которым я презентовался на мероприятии Startup Point. Проект был построен вокруг моей главной компетенции: я по образованию дизайнер. Саша пришел на это мероприятие посмотреть проекты, которые могли бы быть ему интересны, как инвестору. Он тогда занимался интернет-торговлей и располагал свободными наличными. Презентовались, пообщались, познакомились. Работать не в тот же день начали, однако сразу установились доверительные отношения.

Александр: Андрей тогда очень выделялся на фоне всех стартапов своими презентационными навыками. 

Когда начали вместе работать?

Андрей: Стартап мой тогда из-за разногласий с инвесторами и кризиса 2008 года начало сильно трясти. Я вышел из проекта. В конце 2010 года я предложил Саше идею. Как графический дизайнер я всегда искал новые выразительные средства: что-то яркое, технологичное, чего еще никто никогда из дизайнеров не делал. C 2006 года я работал в своей дизайн студии cosmos5.com, когда мне заказывали сайты, брендинг, буклеты, я всегда предлагал клиентам что-то необычное, с богатым визуальным контентом. В то время я и наткнулся на технологию интеграции электроники в печатную продукцию. То есть, открываешь бумажный буклет, а внутри встроен экран с видеороликом. Пришел к Саше с работающим макетом и показал, что вот такая штука есть, можем производить.

Александр: Интересно было. Он мне позвонил, говорит: «Я нахожусь на Сухаревской. Ты далеко, нет?» Оказались рядом и сразу же встретились в кофейне…

Андрей: Да, я там и показал. Саня говорит: «О, круто! Давай делать».

Ты сразу подумал, что это очень крутая идея или идея, которая принесет деньги?

Александр: Это реально была крутая идея. Крутая, инновационная и денежная.

А чем ты в то время занимался?

Александр: Интернет-торговлей, у меня магазины были.

Андрей: Тарелки продавал, ложки, постельное белье!

Александр: Товары для дома.

А в идею Андрея ты вложил деньги?

Андрей: Ничего он не вложил!

Александр: По началу требовалось не так много, мы сфокусировались на скорейшем выводе компании на самоокупаемость.

Андрей: Купили проектор за 20 тысяч рублей, заказывали электронику из Китая – больше ничего и не требовалось. И сразу стали налаживать продажи. Саша сказал: «У меня есть клиентская база». Клиентская база – это сотрудники компаний, которые делали покупки в его интернет магазинах. Говорит: «Вот они у меня покупали постельное белье, и их много! Значит, будут и видеобуклеты покупать!». У меня же была наработана клиентская база в дизайн-студии. Только через три месяца мы закрыли первую сделку.

Что это был за проект?

Андрей: Видеодипломы для выставки «Новая Электроника» и приложение дополненной реальности для детской библиотеки «Гайдаровка». В библиотеке хотели заказать сайт. Я приехал туда на встречу и обнаружил в холле множество экранов. Как выяснилось, их использовали только для просмотра фильмов. Я предложил использовать экраны для демонстрации образовательных программ на базе дополненной реальности. Мы организовали презентацию, собрали библиотекарей — они очень загорелись. Вот так мы получили первый заказ на дополненную реальность. За месяц разработали программу для Windows. Над экраном устанавливалась камера, пользователь видел себя как в зеркало. Можно было поднести к камере карточки, и на экране появлялись виртуальные объекты. Можно было изучать солнечную систему, египетские пирамиды, Московский кремль.

На  первом этапе вы даже не думали о каких-либо сторонних инвестициях?

Андрей: Мой прошлый опыт работы с российским инвестором был негативным. Отдавать долю PlayDisplay мы совсем не хотели.

Александр: Через полгода начали появляться проекты — пусть небольшие, но которые дали возможность вкладывать в развитие. Все, что мы зарабатывали, вкладывали в компанию – пошел органичный рост.

Андрей: 70% времени в PlayDisplay мы посвящаем клиентским разработкам. 30% мы тратим на разработку внутренних проектов с применением наработанных технологий.

А вот под отдельные проекты мы рассматриваем инвестиции, но пока устраивающих нас предложений у нас не было, а сами активно инвесторов мы не ищем. Иногда предложения пахнут аферизмом, иногда предлагают маленькие деньги, иногда просто не возникает взаимной симпатии. Мы уже дважды побывали в Кремниевой долине, проходили стажировку, общались с американскими инвесторами – у нас есть представление, как делаются дела там – есть, с чем сравнивать. Отечественная схема нас не устраивает, так как инвесторы как правило хотят большую долю.

Александр: Съездив в Сан-Франциско, мы поставили задачу доработать идеи до состояния прототипов, сформировать бизнес-план и вот под это дело уже привлекать инвестиции.


Про сегодня 


И какие идеи сейчас есть?

Андрей: Например – интерактивная раскраска ColorPlay, гениальная штука, вызывающая массу восторга у детей и взрослых. Обычный лист бумаги с контурным изображением, ребенок его  раскрашивает, но потом наводит планшет и видит, как из листка появляются трехмерные объекты, которые он раскрасил. Их не только можно крутить и рассматривать – в каждом листе есть свой игровой сценарий. Например, можно раскрасить замок, а потом по нему погулять, или поездить и пострелять из собственного танка.

Более масштабный наш проект связан с музейно-выставочной деятельностью. Сейчас мы ведем проект музея дополненной реальности в Казахстане: это пустое пространство, на стенах которого присутствуют специальные маркеры.

Посетитель ходит в очках дополненной реальности – на экране появляются виртуальные экспонаты, с которыми он может взаимодействовать. Примечательно то, что можно в одном и том же пространстве одновременно делать разные выставки. Также это полное вовлечение: не просто смотришь на экспонат, а включаешь его, разбираешь, изучаешь, как он изменяется во времени, получаешь дополнительную информацию в аудиорежиме.

Этот музей проектируется на базе нашей собственной технологической платформы SpaceAR, на которой можно разрабатывать различные образовательные и демонстрационные инсталляции.

Какие, например?

Андрей: Это могут быть школьные учебные классы. Для того, чтобы им пользоваться, нужно будет оснастить их специальными метками, снабдить учеников мобильными устройствами или очками дополненной реальности.

Александр: Таким образом можно оказаться, например, в лаборатории химии или в Парке Юрского периода. Пространство преобразуется – и ты в эпохе динозавров. Зрители получают информацию в игровой форме. Мотивация к обучению повышается, восприятие темы становится более глубоким. Более того, дети находятся не в виртуальном пространстве, а именно в дополненной реальности, имея возможность взаимодействовать как друг с другом, так и с трехмерными цифровыми объектами.

Андрей: С точки зрения бизнеса это очень перспективное направление. Во-первых, на рынок выходит большое количество очков дополненной реальности – под которые будет востребован софт. Во-вторых, SpaceAR позволит вывести образование на качественно новый уровень.

А смогут ли школы себе это позволить?

Андрей: Это будет доступная вещь. Мы разрабатываем класс химии единожды, и школа сможет его себе купить за 10-30 тысяч рублей, то есть за сумму, сопоставимую со стоимостью тех же химических реагентов, но это не портится, не расходуется, дети парты не прожигают и сами не рискуют здоровьем. Запланирован периодический выпуск новых тем. С этим можно и на зарубежный рынок выходить. В Калифорнии на Augmented World Expo 2014 мы были единственной компанией, сфокусированной на музейно-выставочную, презентационную деятельность и образование.

И какие у вас впечатления от Сан-Франциско?

Александр: Во время поездки мы присмотрели одно местечко — хотим теперь там открыться. Побывали в гостях у наших коллег из компании META, которая выпускает очки дополненной реальности. Они снимают ранчо в Пало-Альто, в горах, с видом на Сан-Франциско. Там команда и живет, и работает, и презентации устраивает, и отдыхает. Приблизительно в таком формате мы хотим открывать студию для PlayDisplay.

Собираетесь покорять Америку?

Андрей: Не собираемся мы никого покорять. Мы хотим служить человечеству. Наша задача - доносить информацию и радовать людей за счет визуальных интерактивных средств. А в Америке мы хотим открыть кампус, творить и продвигать!

Вы собираетесь покинуть российский рынок?

Андрей: Нет, конечно. Во-первых, Россия – это Родина. Во-вторых, большой пул клиентов с близкой к нам ментальностью, с понятными, схожими ценностями. В-третьих, у PlayDisplay есть миссия – вывести Россию на новый  презентационный уровень. Горько замечать, что часто российские гости на выставках появляются в совсем не выигрышном свете.

Александр: PlayDisplay строится как холдинг. Головная компания, в любом случае, остается в России, а сопричастные компании будут располагаться по всему миру. Не только в Пало-Альто. Мы внимательно смотрим и на азиатский рынок – он нам очень импонирует. И азиаты любят играть, любят красивые яркие вещи.

Андрей: И в Гонконге я тоже красивое место присмотрел для студии!


Про команду


Давайте теперь поговорим о всяких корпоративных вещах. Расскажите про свою команду. Сколько вас?

Андрей: 20 человек. Наша студия находится в центре дизайна Artplay. Тут мы и придумываем, и проектируем, и тестируем.

Где ищете кадры?

Андрей:  В интернете, конечно. Помнится, мы искали офис менеджера, я  разместил объявление: «Ищем девушку для работы девушкой». Через день на ЖЖ мы обнаружили самую комментируемую тему о том, какое сексистское объявление, и что на нас нужно в суд подать. В те дни мы получили отличную посещаемость сайта и наняли классную девушку для работы девушкой.

Вы сооснователи проекта. Расскажите, как вы делите обязанности?

Александр: Есть темы, в которые Андрей меня не пускает. Это отдел визуализации в первую очередь.

Андрей: Знаете, иногда чуть ли не до драк доходит. Саша ускоряет все процессы, а я, как правило, тяготею к перфекционизму. Так или иначе, мы поделили обязанности. Всю хозяйственную, финансовую деятельность, деятельность по контролю, по техническим вопросам ведет Саша. А я веду вопросы, связанные с креативом, с организацией благополучной среды, слежу, чтобы была дружба, согласие и гармония и мощное творчество. Там, где нужно изобретать – я, где организовывать – Саша. Я рутину терпеть не могу. Если бы не Саша, давно бы на все забил.

А у вас был такой момент, когда вы хотели все бросить?

Андрей: Бывало. Раньше. Но, кстати, последний год не было.

Александр: Были трудности.

Андрей: У нас когда один киснет — другой его вытягивает.

Александр: Мы помимо бизнеса, по другим вопросам жизни плотно коммуницируем.

Андрей: И психологическую поддержку друг другу оказываем.

А какие особые трудности были?

Андрей: Однажды у нас был бунт в команде. Мы решили поменять структуру менеджмента в отделе разработки, перевели всех на Agile. До этого была факультативная саморегулирующаяся бесконтрольная творческая структура, которая выдавала красивые проекты, но добиться стабильного качества и соблюдения сроков никак не получалось.

Александр: Да, разработчики и программисты — люди творческие, и у них сроки выполнения задач могут растянуться очень надолго. А так как мы часто делаем клиентские проекты, срок является критичным. Доходило до того, что работать нужно было ночами, по праздникам… Чтобы сделать этапы работы более систематичными и предсказуемыми, ввели Agile.   

Андрей: Ввели жесткий менеджмент, для чего привлекли в качестве технического директора нашего друга. Он сразу сказал: «Хотите перемен – Будет жестко!» Мы говорим: «Давай, руби!» И он начал шашкой размахивать. И такое началось! Программисты устроили бойкот: «Либо вы увольняете руководителя, который ничего не понимает в наших разработках, либо мы уходим».

Александр: Но в итоге, благодаря профессионализму и выдержке нашего друга, выдержке команды, общим целям и умению Андрея налаживать отношения в коллективе – PlayDisplay вышел на качественно новый технологический уровень.

А какие-нибудь кейсы тимбилдинга используете?

Андрей: В теннис настольный рубимся тут! Активных членов команды возим за границу на выставки. А иногда все вместе просто ходим в парк, есть мороженое.


Про себя


А как сами отдыхаете? Вы же вместе постоянно — и работаете, и отдыхаете? Не устаете друг от друга?

Александр: У нас есть общие интересы, и ценности часто совпадают, поэтому все благополучно. То, чем мы занимаемся — это не работа, а образ жизни.

Андрей: Едем на мотороллерах во Вьетнаме, например, – и тут идея пришла! Останавливаемся: «Давай вот такую-вот штуку сделаем – круто будет! Надо срочно написать Валере». Сразу и пишем. Наши разработчики тут же придумывают, как реализовать затеянное. Частенько во время рабочего дня мы забираемся на крышу нашей студии, у нас есть потайной ход. Загораем, а параллельно проектные вопросы решаем, клиентам звоним, с командой нашей общаемся.

А как начинаете рабочий день и как заканчиваете рабочую неделю?

Андрей: Начинаем рабочий день в 10, чаще всего бодро. Кто опаздывает – тому штраф. Штрафы накапливаются в копилке.

Александр: Каждый пишет на бумажечке, что он хочет, разыгрываем в конце недели, как в лотерее, призовой фонд. Рабочий день частенько поздно заканчивается, можем с командой и в час ночи встретиться, в каком-нибудь заведении засесть, там же проекты обсуждать.

Андрей: Мы не пьем, не курим, наркотики не употребляем. Я категорически противлюсь проектов для алкогольной и табачной индустрии. Не хочу содействовать развитию этих индустрий.

У меня, как у дилетанта, само словосочетание дополненная реальность ассоциируется с футурологией или с Sci-Fi. Вы когда-нибудь были поклонниками научной фантастики?

Александр: Я читал в детстве Жюля Верна.

Андрей: Ооо! Инновации!

Саша: Просто мое детство может было несколько раньше, чем ваше детство, поэтому тогда это были инновации. Но, вообще, я люблю фантастику, мистику.

Андрей: Я с детства перечитывал фантастику! У папы целая библиотека была — всю перечитал. Переслушал всю «Модель для сборки». Изучал философию, психологию и эзотерику. Я убежден, что жизнь – вечная. Распространено мнение, что люди живут мирской жизнью и получают духовный опыт. На мой взгляд – это ошибочно. На самом деле люди живут духовной жизнью и получают мирской опыт. И эта духовная жизнь никогда не заканчивается – она глобальна, имеет смысл за гранью физического существования, красива и вкусна, но мы про это забываем, попадая в житейские ситуации различной сложности. А научная фантастика - вроде бы вымысел, но, исходя из концепции бесконечной вселенной, можно представить, что все вымышленное существует при определенных обстоятельствах. Как говорится, сказка ложь, да в ней намек...  Изобретатели, творцы черпают идеи через информационный канал, через который приходят осознания и открытия. Все изобретения и открытия уже существуют в информационном поле, из мозга никаких инноваций не выдавишь. Мозг – это наш радиоприемник, позволяющий настроиться на частоту открытий. Ты можешь открыть информационный канал, получить озарение и преобразовать полученную информацию в конкретный проект. Так создаются все великие произведения искусства, открытия в науке. Именно так мы и стараемся работать. Вот для кого-то такое видение – это фантастика, а для нас методика.

Но в то же время, в научной фантастике много идей о том, что все катится непонятно куда, в техногенный апокалиптичный мир. Не возникает ли у вас мыслей о том, что с дополненной реальностью, с виртуальной реальностью, люди настоящую реальность перестанут ощущать?

Андрей: То есть, страхи о том, что наши проделки доведут до катаклизма?! Ладно, серьезно. Можно из абсолютно природного дерева абсолютно человеческими гвоздями и родным потертым молотком, используя дедовские методы, соорудить клетку, посадить туда человека и сделать его абсолютно несчастным. А можно при помощи новых визуальных технологий учить, просвещать, радовать и становиться счастливее. Важнее цель и мотивация человека, чем средства, которыми он пользуется.


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно