Софья Терехова

Edutainme: как новые технологии повлияют на образование


Продолжаем серию интервью с командами-участниками Russian Startup Rating.

Edutainme — интернет-журнал и социальная площадка для обсуждения будущего образования в России и технологических решений, способных повысить его уровень. Цель проекта — популяризация новых технологий, исследований и трендов в образовании, а также объединение тех, кто разрабатывает образовательные сервисы, с теми, кто их использует. Проект был запущен в марте 2013 года, а в апреле 2014 года получил оценку «АА» от экспертов Russian Startup Rating. В системе рейтинга он является одним из немногих представителей направления медиа-стартапов.


Команда


Наталья Чеботарь, Владимир Синельников

Привет! Расскажите, когда появился ваш проект? В чем соль?

Наталья Чеботарь: Официальный запуск Edutainme состоялся 15 марта 2013 года, а появился он месяца за три-четыре до этого. Мы, как люди из IT-среды, видя, что происходит в образовании за рубежом и что, соответственно, не происходит у нас, не смогли пройти мимо. И с помощью нашего медиа-проекта пытаемся решить проблему разобщенности между образовательным сообществом и стартаперами, которые хотят что-то делать в образовании. Но, как и медицинский стартап невозможно сделать без врача, нельзя сделать и образовательные сервисы без педагога.

Владимир Синельников: То, как технологии представлены сегодня широкой образовательной общественности в России, выглядит очень печально. Особенно в школе. Учителям, например, кажется абсолютно нормальным заплатить 15 тысяч рублей за курс по новым технологиям Power Point в образовании. Это смешно для тех, кто разбирается в теме, а педагоги отдают за это свои живые деньги. И это очень обидно и неприлично.

Наталья: И хочется верить, что если донести до них информацию о всех существующих технологиях и возможностях для построения образовательного процесса, это реально может изменить что-то к лучшему. При этом мы нацелены именно на представителей системы базового образования: на школы и вузы. Бизнес-образование — не наш сегмент. Там таких проблем практически нет.

Вы не похожи на другие ресурсы по сходной тематике: все выглядит очень неформально для такой серьезной темы — как вам это удается?

Наталья: Да, у нас очень живой и дружелюбный контент, потому что мы хотим сделать технологии в образовании такой же популярной темой, как, например, урбанистика — чтобы бабушки у подъезда могли с легкостью обсуждать и это.

Владимир: У нас даже есть альтернативный слоган: «Мы делаем педагогику модной».

Наталья: За счет того, что мы все так интересно показываем. Чтобы любому человеку это нравилось — вне зависимости от его сферы интересов. Но главное, чтобы это легко ложилось и приживалось в сознании нашей основной аудитории — педагогов. Которые потом уже смогут стать агентами изменений во всей системе в целом.


Как добываете контент для своего ресурса?

Владимир: Сначала мы его действительно добывали, а теперь контент сам идет к нам. Раньше мы были плохо знакомы с людьми из сферы образования, старались ходить на все профильные мероприятия, завоевывали доверие отраслевых профессионалов, брали у них интервью. А сейчас уже пошел обратный процесс, и у нас не хватает мощностей, чтобы обрабатывать все поступающие материалы и реагировать на все новости и события. Хотя у нас и есть микроредакция. Но она абсолютно добровольная, потому что нас никто не финансирует, и мы все делаем собственными силами.

Наталья: Нас работает два с половиной человека в основной команде, и есть довольно большое число внештатных сотрудников, которые выполняют задачи по написанию текстов. Но при этом у нас многозвенная процедура их проверки и редактирования: каждый материал по десять раз гоняется туда-сюда между редакторами и авторами. У нас очень высокие запросы к качеству того, что получается на выходе.

Владимир: На самом деле, этот перфекционизм сильно мешает, и из-за этого у нас материалов меньше, чем хотелось бы. Сейчас мы выпускаем, в среднем, три статьи в неделю и готовим много новостей, по большей части, про технологические проекты и инициативы, появившиеся на мировом рынке образования. Многим кажется, что зарубежные практики неприменимы на российской почве. Но это далеко не всегда так: позаимствовать их зачастую мешают какие-то внутренние стопоры и предубеждения. Но и российских  проектов появляется все больше, мы с особенной радостью о них пишем, они всегда вызывают жадный интерес у читателей. В совокупности, получается, что в день у нас выходит пять-шесть материалов.

Какие форматы донесения информации до целевой аудитории вы используете, кроме контента?

Наталья: Мы проводим вебинары для учителей и выступаем на профессиональных мероприятиях в оффлайне, модерируем что-нибудь.

Владимир: Вообще мы хотим делать многое: курсы по цифровой педагогике, региональные мероприятия, чтобы совсем «вручную» объединять разработчиков и учителей. И вот для этого направления нам нужны партнеры, готовые поддержать инициативу финансово — их мы сейчас активно ищем.

Кстати, зарабатываете ли вы что-то? На сайте нет ни рекламы, ни других видимых форм монетизации.

Владимир: Вы просмотрели баннер Donations (смеется). На самом деле, мы еще ничего не зарабатываем и изначально не планировали этого. Когда мы открывались, мы думали, что нам нужно год просто продержаться для того, чтобы посмотреть, как пойдет дело, никак не рассматривая экономические вопросы. Год этот прошел совсем недавно, и мы только теперь можем быть уверенными, что проект состоялся, и мы набрали хорошую аудиторию. Сейчас мы уже задумываемся о том, чтобы продать кому-то какой-нибудь спецпроект, чтобы просто окупать затраты редакции. При этом задачи именно зарабатывать по-прежнему нет.

Сколько у вас посетителей?

Владимир: Недельный охват составляет около 30 тысяч пользователей. Возможно, аудитория не супер-огромная в сравнении с большими медиа, но она очень качественная. Особенно если измерять ее в директорах школ, ректорах вузов и региональных министрах.

Наталья: Вообще, статистика по уникальным посетителям для нас пока не очень релевантна, потому что мы изначально не ставили перед собой задачу приводить людей именно на сайт. Мы хотели сформировать профильное сообщество, и очень активно делали это в соцсетях. И только сейчас мы потихоньку стали переводить его на сайт.

Как вы думаете, как будет меняться ситуация со степенью информированности образовательного сообщества о новых технологиях? Есть ли другие пути по ее повышению, кроме вашего?

Наталья: Вообще, новые стандарты, которые сейчас приняли в образовании, ориентированы на создание более открытой системы образования. Они позволяют учителям проявлять больше инициативы, действовать более самостоятельно. И это может быть определенным стимулом.

Владимир: Мы все привыкли рассматривать образование как систему, которая полностью подконтрольна государству. А в принципе, появляется огромное количество сервисов, которые стремятся в образование, хороших и качественных. Ими начинают пользоваться родители учеников, студенты. И эта альтернативная, конкурирующая для базового образования область более динамична с точки зрения изменений. И я искренне верю, что рано или поздно случится так, что сами ученики, так сказать, «снизу» привнесут в базовую систему технологии, почерпнутые отсюда. Именно так, например, и происходит в Штатах. При этом этот процесс там тоже двусторонний: в каждой школе есть технический директор, который отвечает именно за внедрение технологий в процесс обучения.

Интересно, как вы оцениваете перспективы развития онлайн-образования? Останутся ли живы такие сервисы, как Coursera с ее низкой конверсией?

Владимир: Мне кажется, что такие цифры — вообще злая штука. Термин «конверсия» пришел в образование из интернет-торговли, где показатели онлайн-магазина действительно могут сравниваться с показателями оффлайн-магазина, поскольку они сопоставимы друг с другом по возможностям и задачам. А в образовании таких параллелей не получается. Сравнивать конверсию университетов с конверсией онлайн-курсов некорректно. И в этом смысле, оценить, большие или маленькие это цифры, очень сложно, они находятся в безотносительном пространстве. Если перевести их в абсолютное число пользователей, записавшихся на курсы, то получается очень много.

Наталья: И если сравнивать, например, знания того, кто до конца прошел обучение на онлайн-курсах, с объемом знаний того, кто отучился в университете и кое-как сдал госэкзамены, преимущество будет на стороне первого. Он изначально более мотивирован на обучение. Вообще, если вернуться к перспективам онлайн-образования, то можно говорить о том, что, даже если и будут какие-то гиганты в этой области, они будут узкоспециализированными. Потому что, например, для гуманитарных и естественнонаучных предметов нужен совершенно разный функционал.

Поживем — увидим. Кстати, у вас, похоже, по-настоящему семейный проект?

Наталья: Да, мы муж и жена. Но познакомились мы уже давно: пересекались когда-то по работе. И поженились еще задолго до запуска проекта.

Не боитесь, что личные конфликты могут отразиться на бизнесе?

Наталья: У нас все по-другому: мы оба сумасшедшие трудоголики, и у нас скорее работа главенствует над личным. И вот, например, вечером вместо того, чтобы посмотреть фильм, мы начинаем спорить про работу, часто отстаивая диаметрально противоположные точки зрения. И это здорово, потому что рабочая модель, при которой есть один человек, который все критикует, и второй, который все воспринимает положительно, оказывается в итоге максимально взвешенной и продуктивной.


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно