Софья Терехова

EnterIdeas: формируем Mass Market для технологий полнокупольной визуализации


Продолжаем серию интервью с командами-участниками Russian Startup Rating.

EnterIdeas — сервис по разработке и внедрению технологий полнокупольной визуализации обучающего контента. Предлагает как готовые стационарные и мобильные системы для создания объемных визуализаций, так и индивидуальные решения для формирования пространства сферического изображения под нужды заказчика. Целью проекта является создание нового инструмента, передающего информацию о сложных процессах в трехмерном пространстве в простом и доступном для восприятия виде. В мае 2014 года проекту присвоен максимальный рейтинг ААА. Штаб-квартира — Новосибирск.


Команда


Игорь Мендзебровский (генеральный директор), Алексей Ирков (технический директор).

Привет! Расскажи непосвященным, кто вы и что вы делаете.

Игорь: Мы работаем с технологией сферического изображения — форматом, когда контент можно физически визуализировать вокруг себя. Развиваться мы начали в самом понятном для себя сегменте — маленьких планетариях. На этом рынке тогда существовали две серьезных проблемы: большая стоимость выдачи контента (25-минутный фильм стоил около $5000) и высокий уровень пиратства. Прочувствовав эти проблемы, мы разработали нашу систему. Мы поменяли схему монетизации, введя модель «pay per play» — оплата конечным пользователем производится в соответствии с числом показов. Был также разработан инструментарий защиты контента иностранных дистрибьюторов. В процессе разработки в систему были внедрены и другие ключевые схемы: например, мы стали передавать сигнал без использования кабеля, по Wi-Fi. Мы сделали систему очень доступной и компактной, чтобы она легко размещалась в каждой школе или детском садике. Работая на понижение стоимости применения технологий сферического изображения, мы планируем выйти на mass market. И если крутые компании делают системы, которые стоят 100 миллионов рублей, мы делаем систему, стоимость которой «под ключ» для финального пользователя $10 000.

Да, разница несопоставимая.

Помимо этого, мы развиваемся в сторону создания интерактивного контента. Сейчас видео-контент для сферических экранов представляет собой законченные 20-25-минутные фильмы. Мы же хотим, чтобы преподаватель (если речь идет о просмотре в учебном классе) мог с помощью iPad-пульта взаимодействовать с контентом, таким образом работая со своей аудиторией. То есть это будут какие-то специальные программы, игры — что-то радикально отличающееся от того, что есть сейчас.

Почему не используете Android?

Нет-нет, только не Android (смеется). Вообще, я ничего не имею против Android, но там проблема в том, что платформа чересчур открытая, и она не позволяет нам гарантировать контенту производителей тот уровень безопасности, который мы сейчас обеспечиваем на iOS-устройствах.

Какие были трудности с запуском такого бизнеса на российском рынке?

В момент нашего старта в апреле 2013 года на рынке полнокупольного кино в России действовала одна компания. Ее сегмент — это большие планетарии, где фильм стоит уже не $5 000, а $50 000. Мы же пошли в другой, более массовый и «земной» сектор. Тем не менее, эта компания занервничала и стала говорить дистрибьюторам, что «с ними не надо работать, они некомпетентны» и т.п. Тем не менее, мы получили поддержку от многих дистрибьюторов, которые увидели наше решение вживую на международной выставке полнокупольного кино. Конечно, оставались крупные компании, которые не хотели вникать в новое для них решение, придерживаясь старых, проверенных годами технологий. Но было еще и много небольших производителей качественного контента, которые сказали, что они хотят зарабатывать деньги, и обрадовались новой возможности заходить на рынок. Вот с ними мы, в основном, и начали работать. А когда у нас уже набралась критическая масса контента, к нам стали приходить и другие, более тяжелые на подъем, дистрибьюторы. В целом, в мире сейчас существует примерно 60 компаний-производителей полнокупольного контента, и отснято всего около 400 фильмов этого формата. Мы уже выложили в системе 7 фильмов, и еще 11 находятся в переводе и скоро появятся. Тут нужно понимать, что контент не развлекательный, а так или иначе содержит в себе обучающие элементы, рассчитанные на разные возрастные группы. И тематика его затрагивает самые разные сферы — географию, химию, физику, астрономию, биологию и т.п. Причем подается он в максимально понятной детям форме.

Как ты думаешь, что побуждало пиратов красть легальный контент? Не думаешь, что они будут пытаться делать это и теперь?

Конечно, взломать можно все, что угодно.  И все же основной вопрос в том, сколько нужно потратить на взлом, чтобы получить тот или иной контент. Если фильм стоит $5000, то взлом системы может быть дешевле, чем легальное приобретение. Снизив же стоимость контента за счет другой схемы монетизации и усилив программные средства защиты, мы перевернули ситуацию: взламывать нашу систему стало дорого и не выгодно.

Как работает ваша система защиты контента?

Дистрибьюторы передают нам фильм, состоящий из 60-80 тысяч кадров. Каждый кадр весит 5-10 МБ, то есть маленький 25-минутный фильм весит порядка 400 ГБ. Это целый жесткий диск. В общем-то, именно в таком виде дистрибьюторы нам его и передают — прямо на диске. И с него мы выгружаем его на сервер, где он хранится по кадрам. Пользователь, который захотел скачать это кино, оплачивает его картой или через PayPal, и система индивидуально собирает для него копию, «зеркало» фильма под одноканальную сферическую систему (она занимает уже 1,5-2 ГБ). Эта копия подписывается и по защищенным каналам передается на устройство пользователя, где она тоже хранится закриптованной, т.е. используется битый код. Вообще, любой контент можно украсть с кабеля. Но мы избежали этого за счет беспроводной передачи сигнала: фильм по Wi-Fi передается на проектор, где находится уже не программная, а аппаратная защита. Контент попадает сразу на матрицу проектора, где его уже взять неоткуда. То есть технические возможности у злоумышленника, конечно, есть, но я не знаю, зачем ему тратить $25 000, чтобы получить фильм стоимостью $150 за определенный пакет показов. 

Бизнес у вас нетривиальный, столько контрагентов, партнеров… Как удалось все выстроить?

На самом деле, деталей уйма. Мы же, когда только задумали всю эту историю, совсем по-другому все представляли. А потом, отучившись в Зимней школе Академпарка в Новосибирске, все полностью переосмыслили. Всплыло много аспектов, о которых мы вообще не думали. Например, мы неожиданно поняли, что будем работать с международными дистрибьюторами, а значит, будет много нюансов правового характера — и нам очень повезло, что сейчас с нами работает один из самых крупных специалистов в этой сфере за Уралом. Также, например, пришлось открыть офис в США, потому что работать с западными дистрибьюторами из России очень тяжело. На самом деле, в самом начале все не казалось каким-то сложным и необычным: мы думали, что просто сделаем сейчас нашу «штуку», выдвинем ее на рынок, и все будут довольны и счастливы.

Расскажи про команду: кто есть кто, кто чем занимается?

Постоянных у нас восемь человек. Есть генеральный директор (это я), технический директор в лице моего партнера, которому, кстати, и принадлежит идея создания сферического кинотеатра, которую мы потом совместно и реализовали, превратив в бизнес. У нас работают ребята-инженеры, ребята-программисты, дизайнеры, бухгалтеры, два юриста плюс отдел продаж. И периодически мы привлекаем аутсорсных сотрудников для выполнения каких-то специализированных задач.

Какие цели перед собой ставите на ближайшую перспективу?

В наших планах на 2014 год — реализовать 120 систем. К слову, предзаказы на наши устройства мы начали брать только в феврале 2014 года, когда вышли на стадию готовности к мелкосерийному производству. 29 первых предзаказов мы уже выполнили, и вот как раз собираем очередную серию заявок.

Кто ваши основные заказчики?

Основными клиентами сейчас являются индивидуальные предприниматели, которые показывают наш контент в образовательных учреждениях — школах и детских садах. Они приезжают и разворачивают там наш мобильный купол, диаметр которого составляет 5 м, а высота — 3 м.

А как считаешь, появляющиеся сейчас технологии дополненной реальности будут как-то влиять на ваши планы по развитию бизнеса?

Ну давай рассмотрим, например, вот эти шлемы, которые воссоздают процесс реального управления оператором летательным аппаратом или какой-то другой машиной. И практика показывает, что непрерывно работать в нем человек более 3 часов не может. Возникают проблемы с головой, с ориентацией, появляются галлюцинации. И мы вот эти сложности, характерные для девайсов по созданию виртуальной реальности, решаем за счет создания сферической среды, адаптированной под естественное восприятие человека. Кроме того, в VR-очках или шлеме ты всегда будешь один, а в куполе одновременно может находиться очень много человек. Поэтому мы не конкурируем с сегментом VR , мы просто идем очень близко к ним.

Твой проект — один из двух, которые эксперты RSR во время сессии буквально «носили на руках», то есть оценивали по скайпу. Какие остались ощущения от общения с ними?

Классно, мне понравилось. Когда я общаюсь с новыми людьми, которые смотрят на мой проект совершенно другими глазами, а сами они обладают крутыми компетенциями, которых нет у меня, это здорово: потому что они могут увидеть то, что я сам не замечаю. Это дает возможность получить опыт и использовать его при развитии проекта.


comments powered by Disqus

Подпишитесь на рассылку RUSBASE

Мы будем вам писать только тогда, когда это действительно очень важно